12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Вся султанская рать», часть IV: Как министр внутренних дел Турции родину продавал

На фото – Муаммер Гюлер

Международные махинации Резы Зарраба таили в себе множество рисков. В Иране, конечном потребителе услуг, и ОАЭ, одном из главных каналов трансфера денег и золота, преступников, будь они пойманы, могли весьма жестоко наказать. Приговоренный ныне в Иране к смертной казни «топ-менеджер» проекта отмыва иранских денег Бабек (Бабак) Занджани - яркий тому пример. В Турции законодательство мягче, ближе к европейскому. Кроме того, нигде у мошенников не было таких высоких связей на самом верху, которые были, фактически, куплены и, следовательно, ими можно было вертеть как хочешь. Эти связи, как предполагалось, могут покрыть любые преступления. Поэтому Турция была для Зарраба самой безопасной страной, а турецкое гражданство - самым привлекательным. (Как показало развитие событий в Турции, Реза не ошибся: турецкие власти сделали все, чтобы замять скандал и остановить расследование. Самого Зарраба быстро выпустили на свободу).

Построив «коммерческие» отношения напрямую с министром внутренних дел Муаммером Гюлером (см. II и III части книги), молодой аферист решил буквально стать «сыном турецкоподданного», осчастливив своего отца, а также брата и подельников новым гражданством. Он даже уговаривал одного своих партнеров в Дубаи: «Приезжай сюда, за миллион долларов через два месяца паспорт будет у тебя». Он подчеркивал, что если они станут гражданами Турции, то хотя бы сами будут в безопасности.

В одном из уже упомянутых разговоров Зарраб сообщил сыну Гюлера: «Файлы моего отца ушли в Анкару, ждем благостных новостей, иншаллах». Барыш Гюлер ответил: «Конечно, конечно, конечно, будет, все будет сделано». Барыш барыши считать умел, пошел весь в отца. Он моментально стал «советником» Зарраба, и тот подписал контракт с его фирмой с оплатой 30 тысяч долларов ежемесячно. «Купи какую-нибудь классную сумку, ладно? Абдуллах, у них есть консалтинговая фирма, ок, сейчас заключим с ними договор на обслуживание. На 30 тысяч долларов в месяц, ок? На два года… Какие бы проблемы не возникли, они будут всем заниматься», - такие указания дал Реза своему сотруднику Абдуллаху Хаппани.

Через некоторое время после того, как бумаги на отца Зарраба ушли по назначению, Гюлер позвонил своему сыну:

Министр: «Барыш, сынок, как ты, все хорошо?»

Барыш: «Спасибо, папа, как у тебя дела?»

Министр: «Спасибо, душа моя, ты когда туда уезжаешь?»

Барыш: «Завтра приеду, папа».

Министр: «А, завтра приедет...»

Барыш: «А, это я завтра в Стамбул возвращаюсь. Ты про Реза-бея?»

Министр: «Ага».

Барыш: «Реза-бею сейчас позвоню, спрошу, папа».

Министр: «Он в Стамбуле?»

Барыш: «Он приедет в Стамбул. Сейчас он в Милане, в Италии, приедет».

Министр: «А, хорошо. Они это уладили, да? Полностью».

Министр тут спрашивает о 400 тысячах долларов, которые Реза заплатил за то, чтобы из правоохранительных органов сначала сослали в другое место, а затем выгнали Орхана Индже, расследовавшего махинации Зарраба с золотом и валютой.

Барыш: «Ага, ага, да».

Министр: «Там же Озгюр еще что-то говорил, типа что-то еще осталось».

Озгюр Оздемир, курьер, передававший Гюлерам взятки от людей Зарраба, был пойман на камеры слежения во время получения второй половины взятки (200 тысяч долларов) 13 сентября 2013 года, то есть днем раньше разговора.



Барыш: «Да, да».

Министр: «Вчера уладил?»

Барыш: «Вчера».

Министр: «То есть, оттуда ничего не осталось?»

Барыш: «Нет, ничего не осталось».

Министр: «Хорошо, сынок. Ты ему скажи, что ту вещь подписали».

Барыш: «Я сказал, отправил ему сейчас сообщение, с другого места. Я сказал, что тот вопрос решен, то есть, написал так, чтобы он понял. Он просыпается очень поздно, как проснется, ответит мне».

Министр: «То есть, он поймет, да, что бумаги его брата подписаны».

Министр не просто так волнуется о том, чтобы Реза правильно понял, какие именно бумаги подписаны. Зарраб платил Гюлеру один миллион долларов за гражданство каждого своего родственника или знакомого. Всего полиция выявила пять таких личностей.

Барыш: «Конечно же, конечно, очень обрадуется, то есть».

Министр: «Хорошо, сынок».

Барыш: «Только он, да, папа?»

Министр: «Сынок, нет же, это последний, их же трое было?»

Барыш: «Да, да, да».

Министр: «Я помню, что три. Подожди минутку, я посмотрю».

На этом разговор прерывается. Но никаких сомнений в том, что министр убедился в числе новоиспеченных граждан Турции, нет. Уже в октябре, после успешного окончания всех ультра-скоростных процедур по становлению иранцев полноценными турками, Реза сказал Абдуллаху Хаппани по телефону: «Да, придет Озгюр, ты ему три дай… Три миллиона долларов». Тот совершенно не удивился - Озгюр Оздемир и раньше захаживал, правда, суммы получал поменьше - по 30, 100, 200, 800 тысяч долларов.

В день передачи взятки в три миллиона долларов Оздемир переписывался с Хаппани и передал, что ему поручили взять «еще половинку». Хаппани связался с Заррабом, который ответил ему уже после ухода Оздемира: «Позвони ему еще раз, возьми [из сейфа], отдай». Складывается такое ощущение, что просить в последний момент «еще полмиллиона долларов» - это своеобразная слабость Муаммера Гюлера. Во время первой же (!) встречи с Заррабом в апреле 2013 года он попросил, ссылаясь на «финансовые сложности», добавить 500 тысяч долларов к миллиону, о котором ему сказал Зарраб. Тот не пожалел и отстегнул. «Специалист по отношению с людьми» не промахнулся: его просьба предоставить полицейскую охрану (!) для сопровождения поездок по городу, в том числе с мигалками по обочине, была выполнена. Так, по частям, министр внутренних дел Турции продавал родину.

Яшар Актюрк, который послужил посредником между Гюлером и Заррабом для их знакомства, спрашивал последнего про встречу: «Как все прошло?». Иранский вундеркинд ответил: «Спасибо большое, очень хорошо прошло, он [Муаммер Гюлер] передает вам свои приветы».

Актюрк: «Хорошо, давай поговорим с глазу на глаз».

Зарраб: «Да, он был очень счастлив, я должен сказать».

Актюрк: «Конечно, конечно, конечно… Он - мой друг уже 30 лет, у меня нет слов, чтобы описать».

Министр при этом просил эти «небольшие дополнительные суммы» не просто в качестве возможной благодарности, а фактически требовал. И тщательно проверял, выполнены ли его условия. В разговоре с сыном сразу после передачи 3.500.000 долларов он спросил: «[Сумма] такая, как мы сказали?». Барыш подтвердил: «Да, да, папа».

После получения денег Барыш внезапно впал в панику. Его людям показалось, что за ними идет слежка. Постфактум, глядя на фотографии, мы можем сказать, что не зря показалось. Однако оставим детали для главы с описанием периода времени непосредственно перед арестами 17 декабря 2013 года. Сейчас же я приведу только реакцию Зарраба на эти новости, которую без лишних комментариев видно из его разговора с Абдуллахом Хаппани 25 октября 2013 года.

Хаппани высказывает свои подозрения, не идет ли слежка за ними, или Гюлер и компания могут представить дело так, будто что-то происходит, хотя ничего на самом деле нет.

Зарраб: «Нет, они в сомнениях по поводу себя»(то есть, что слежка идет за Гюлерами и их помощниками - И.С.)

Хаппани: «Ах, так, да...»

Зарраб: «За ними пришли их же [полицейские], поэтому они боятся, понял? Это с нами не связано, что нам будет…»

Хаппани: «Было же неизвестно, что они придут, откуда тогда это?»

Зарраб: «Этот, другой же немного кретин…»

Хаппани: «Да, этот тип немного не в себе».

Зарраб: «Они разговаривают и делают как кретины, понял? Ни с того ни с сего по телефону [говорят], будет или нет, потому что кретины. Десять раз сказал давайте сделаем [трансфер] в три захода, [говорят] нет-нет, и вот тебе, откуда появились - неизвестно, но нам-то что…»

То есть, Зарраб, по всей видимости, предлагал Гюлеру разбить на части такую большую сумму, для транспортировки которой требуется достаточно большая тара. А министр не согласился, видать, опять были «финансовые сложности» и не хватало зарплаты, поэтому срочно нужны были эти три с половиной миллиона долларов разом.

Хаппани: «Сами знают, мы ничего не можем сделать, что скажешь человеку, который снимает».

Зарраб: «Сколько раз предупреждал: давайте сделаем в два захода, что-то еще сделаем, а они еще за половиной [миллиона долларов] опять вернулись, разве может быть такой идиотизм?! …Когда бы не пришел, и так берешь, сколько хочешь… Иди, ... твою мать, приди через неделю, конец света, что ли, настал? [Последний] день что ли заканчивается, в п….!»

Продолжение следует. Начало – здесь, здесь и здесь.

Ильшат Саетов

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА