11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Правозащитники против президента: бодаться с системой бесполезно

Суд о взыскании с президента Кыргызстана многомиллионного иска по заявлению правозащитниц завершился. Как и ожидалось, судья встал на сторону главы государства, ибо, с точки зрения властей, негоже, если первое лицо страны будет признано неправым.

Напомню предысторию инцидента. В канун Дня матери, отмечаемого в Кыргызстане в середине мая, президент Алмазбек Атамбаев, выступая перед многодетными женщинами, описал правозащитниц как «верно отрабатывающих свои зарубежные гранты». Глава государства поставил их в один ряд с несколькими одиозными личностями, которые провели форум под эгидой так называемого «народного парламента». «Кого здесь только не было? — заявил Алмазбек Шаршенович. — И верные акаевцы во главе с Талгарбековым. И верные бакиевцы во главе с Калматовым. И верный сторонник ИГИЛ Нурлан Мотуев. И верно отрабатывающие свои зарубежные гранты наши НПОшницы Толейкан Исмаилова и Азиза Абдрасулова».

Подобное откровение из уст президента страны возмутило активисток, которые по долгу своей общественной работы часто проводили наблюдение за разного рода собраниями. Они задались вопросом, почему президент фактически обвинил их в связях с оппозиционерами и религиозными экстремистами, почему публично указал на них почти как на врагов народа? Они даже провели митинг у Белого дома (дома правительства, в котором заседает президент), но никто к ним не вышел и разъяснений не дал. В итоге 19 мая женщины обратились в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Параллельно они требовали взыскать с президента сначала 4 млн, а позже 20 млн сомов (около $294 тысяч) за моральный ущерб.

Заключительное заседание суда 16 июня началось с ходатайства главы правозащитного центра «Кылым шамы» Азизы Абирасуловой о приобщении к делу медицинского заключения от специалиста по судебной психиатрии, подготовленного в Институте личности и ментального здоровья.

«Я сама обратилась в институт с просьбой провести обследование моего состояния, — отметила Абдирасулова. — Не буду читать весь документ, состоящий из девяти страниц, а только зачитаю заключительную часть, где приводятся выводы врача, кандидата медицинских наук Асанова: «На основании вышеизложенного прихожу к выводу, что у Абдирасуловой А.П., начиная с 14 мая 2016 года, отмечалось и отмечается до настоящего времени функциональное СОСТОЯНИЕ ФРУСТРАЦИИ, которое было вызвано воздействием фрустрационно-стрессового воздействия в виде речи президента страны от 14 мая 2016 года, содержавшего признаки обесценивающего, оскорбительного, угрожающего и унижающего достоинство обращения».

Согласно медицинским справочникам, фрустрация — это негативное психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей. Это состояние проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, наконец, отчаянии. Эффективность деятельности при этом существенно снижается. Такая ситуация может рассматриваться как до некоторой степени травмирующая.

Судья приобщил медицинское заключение к материалам дела и продолжил заседание. В свою очередь глава организации «Бир дуйно Кыргызстан» Толекан Исмаилова попросила приобщить к делу доклад Обсерватории по защите прав правозащитников с длинным названием: «Кыргызстан на распутье: удастся ли сохранить пространство для правозащитной деятельности?»: «Здесь показано, насколько увеличились гонения и давление на гражданских активистов со стороны государственных структур, в частности ГКНБ (Государственный комитет национальной безопасности), усилилось шельмование со страниц и экранов государственных и провластных СМИ… В докладе показано, в какой опасной ситуации находятся правозащитники, в том числе я и Азиза Абдирасулова».

Толекан Исмаилова (слева) и Азиза Абдирасулова
Правозащитница передала брошюру председательствующему судье Алмазбеку Калыбаеву. Последний повертел доклад в руках, спросил, есть ли еще экземпляры для остальных участников процесса, а узнав, что больше экземпляров документа в наличии нет, вернул обратно, пообещав вернуться к вопросу позже.

К процессу подключилась защитник Азизы Абдирасуловой Динара Медетова. Она заявила, что ранее просила судью опросить родных Азизы Папановны, которые подтвердили бы, что правозащитница действительно получила стресс в результате высказываний президента: «К сожалению, вы отказали в моем ходатайстве, аргументируя, что они являются близкими родственниками. В то же время, согласно законодательству КР, нет запрета на то, что родственники не могут быть свидетелями. Тем более что в нашем случае о страданиях женщины могли рассказать только её родственники, ведь все остальные благодаря речам президента считают её врагом народа. Азиза Папановна просто физически не сможет обойти всех людей и объяснить, что она не поддерживает оппозицию и не разделяет их взглядов. Да ей и не поверят. Но вы отклонили все наши ходатайства, и я расцениваю это как неэффективное судебное разбирательство».

Медетова предположила, что, возможно, президентский спич был подготовлен другими людьми, которые подсунули главе государства готовый текст, а тот просто его зачитал. «Мы знаем, что у него много дел, - сказала защитница. — Я полагаю, что текст для президента готовил один человек, а о собрании (форум движения «Народный парламент», прошедший 12 мая сего года. – Прим. автора) ему доложил другой человек. Эти люди, не проверив достоверность информации, ввели в заблуждение президента, тем самым подставив его. Ещё одним аргументом может быть, что эти неизвестные лица могут быть заинтересованы в дискредитации правозащитниц и могли умышленно дать президенту недостоверную информацию. Неэтичное поведение этих людей, собиравших информацию и готовивших речь — одно, а то, что в своей речи сказал президент — факт».

Динара Медетовна обратилась с вопросом к представителю президента Алмаз Османовой с вопросом, известно ли ей, кто готовил тест выступления для президента. Алмаз Мамедовна ответила, что не важно, кто готовил речь для главы республики. «Президент озвучил эту речь и под ним стоит его подпись, поэтому не вижу смысла выяснять, кто готовил ему текст для выступления», — заявила представитель главы государства.

Алмаз Османова
Было заметно, что Алмаз Османова чувствует себя довольно неуютно: присутствовавшие в зале наблюдатели были, в основном, сторонниками правозащитниц, несколько журналистов снимали и записывали происходящее. И только представительница ответчика не чувствовала никакой опоры. Наверное, это заметил не только автор этих строк, потому что глава НПО «Бир дуйно Кыргызстан» решила задать вопрос, обращаясь не представителю, а непосредственно к президенту.

«Уважаемый Алмазбек Шаршенович, — начала Толекан Асаналиевна, обращаясь к представителю главы республики. — У меня к вам вопрос…» Спросить Исмаилова не успела, потому что раздался возмущенный голос Османовой: «Уважаемый судья, Ваша честь, я прошу, чтобы ко мне обращались по фамилии, имени и отчеству. Я здесь официальный представитель президента согласно действующим нормам гражданско-процессуального кодекса. Я прошу прекратить такое ко мне обращение». Судья согласился с доводами Османовой и сделал замечание: «Прошу обращаться либо как к представителю президента, либо по имени и отчеству. Сейчас того человека, которого вы назвали, здесь нет».

Исмаилова спросила, могла ли она, как частное лицо, получать гранты от зарубежных источников. Османова раздраженно ответила, что она и ранее давала пояснение значению слова «грант»: мол, это безвозмездная субсидия организациям и физическим лицам в денежной или натуральной форме на проведение каких-либо работ. «И всё-таки, уточните, — Толекан Исмаилова еще раз повторила вопрос. — я получала средства как частное лицо или как представитель организации «Бир дуйно Кыргызстан»?» Османова развела руками: «У нас таких сведений нет».

На двадцатой минуте заседания обмен вопросами закончился, судья объявил о переходе к прениям сторон. Со своим словом выступила Толекан Исмаилова, которая заявила, что в своем иске о защите чести, достоинства и деловой репутации указала, какие конкретно слова и выражения в публичном выступлении президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева не соответствуют действительности, и подробно обосновала свою позицию.

«Из всего выступления президента его представитель считает, что ко мне лично относится только одно выражение - «верно отрабатывающие свои зарубежные гранты наши НПОшницы Толекан Исмаилова и Азиза Абдурасулова» и не видит в этом выражении ничего оскорбительного для чести и достоинства. Как я поняла из ее выступления, президент этой фразой нас чуть ли не похвалил или явно одобрил нашу деятельность. Вырвав одну фразу из всего контекста выступления, можно сколь угодно долго спорить о том, каков характер этой фразы – положительный, отрицательный или нейтрально-информационный. Однако я настаиваю на том, что эта фраза является логичным продолжением перечисления лиц, принявших участие в форуме так называемого «народного парламента» и звучит так: «Кого здесь только не было? И верные акаевцы во главе с Талгарбековым. И верные бакиевцы во главе с Калматовым. И верный сторонник ИГИЛ Нурлан Мотуев. И верно отрабатывающие свои зарубежные гранты наши НПОшницы Толекан Исмаилова и Азиза Абдрасулова». Последовательное перечисление присутствующих объединено в единое целое соединительным союзом «и», а также эпитетом «верно». И носит, с моей точки зрения, уничижительно-презрительный характер». В заключение своей речи Толекан Асаналиевна попросила суд полностью удовлетворить её требования. Полный текст ее выступления можно прочитать здесь.

Судья Алмазбек Калыбаев
Дошла очередь до главы «Кылым шамы» Азизы Абдирасуловой. Она повторила примерно то же самое, но при этом вспомнила и об июньской трагедии 2010 года на юге Кыргызстана. «Мы с Толекан Асаналиевной в то время ездили по региону и изучали обстановку. В то же время Алмазбек Шаршенович, будучи членом Временного правительства, ни разу не приехал в южные города, где погибали люди, а города полыхали огнем. А теперь он, став президентом, говорит: «Хватит уговоров! Хватит цацкаться! Уговариваем одного не лазить на забор, а за ним уже очередь из других таких же уродов. Все тот же великий Крылов в своей басне «Кот и повар» дал нам совет, что надо делать в таких случаях: «Речей не нужно тратить по-пустому, где нужно власть употребить!». Эти слова президента Атамбаева я воспринимаю как прямую угрозу свое личной безопасности», — повторила Абдирасулова свои слова, сказанные на предыдущем заседании, и попросила суд полностью удовлетворить её исковые требования.

В завершение прений выступила представитель президента Алмаз Османова, которая повторила, что фамилии Исмаиловой и Абдирасуловой упоминается лишь в контексте как «верно отрабатывающие свои зарубежные гранты наши НПОшницы». «Больше нигде в тексте их фамилии не встречаются и не упоминаются, а, следовательно, исковые требования удовлетворению не подлежат», — заключила Алмаз Мамедовна.

Абдирасулова попросила слово и заметила, что иного заявления от представителя ответчика она и не ожидала. «По доверенности Османовой не делегированы права на полное или частичное признание иска, как и на заключение мирового соглашения, поэтому представитель президента поставлена в такие рамки, чтобы опровергать все наши доводы», — пояснила Азиза Папановна.

Затем судья объявил, что удаляется в совещательную комнату, а участникам и наблюдателям процесса следует погулять.

Минут через двадцать помощники судьи пригласили всех в зал для оглашения решения. Судья зачитал то, что и так было заранее понятно: в удовлетворении требований о принесении президентом извинений и возмещении морального вреда - отказать.

На этой ноте можно было бы сказать «финита ля комедия». Но активистки пообещали, что продолжение будет: они собираются обратиться в городской, а если и там их требования не удовлетворят, то в Верховный суд республики.

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА