29 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Пирамида Ахмадбая: Новое пришествие старой аферы

Сразу несколько СМИ, в том числе и информагентство «Фергана», со ссылкой на «Озодлик» (узбекскую службу Радио Свобода), сообщили на прошлой неделе о задержании 38-летнего жителя города Алмазар Ташкентской области Ахмада Турсунбаева, известного в народе как Ахмадбай, которого подозревают в создании финансовой пирамиды на территории Узбекистана. В ходе обыска в его офисе были изъяты наличными 40 млрд узбекских сумов ($13,6 млн по официальному курсу или $6,6 млн по курсу «черного рынка») и $2 млн. По другим данным - 13,139 млрд сумов и $7,9 млн.

Примерно в то же время репортаж о деятельности Ахмадбая подготовило и узбекское телевидение, которое, как передает Publika.Uz, сообщило, что Турсунбаев обвиняется по следующим статьям Уголовного кодекса Узбекистана: 165 («Вымогательство»), 168 («Мошенничество»), 170 («Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверия»), 177 («Незаконное приобретение или сбыт валютных ценностей») и 178 («Сокрытие иностранной валюты»).

Ахмадбай принимал у населения денежные средства в национальной и иностранной валютах под 100 процентов годовых. Причем этой деятельностью занимался на протяжении четырех-пяти лет. Тем, кто был вовлечён в пирамиду в числе первых, выплачивались проценты от тех средств, которые внесли вновь вступившие в эту систему. Как правило, такие пирамиды держатся некоторое время, ее участники получают стабильный доход, но когда их число становится критическим, следует закономерный обвал. Ахмадбай успел вовлечь в пирамиду несколько десятков тысяч узбекистанцев.

И вот это удивительно. Не то, что люди увлеклись новым способом получения дохода, а само место организации пирамиды – Узбекистан. Страна с мощной системой слежения за жизнью и деятельностью своих граждан, которая осуществляется многочисленными спецслужбами, в том числе финансовыми и налоговыми, огромной армией «добровольных» и штатных осведомителей. Иной раз кажется, что в этой стране ни один предприниматель и «вздоха не сделает» без того, чтобы об этом не стало известно государству.

«На основании папок, конфискованных у руководителя «Чиноз Авто Хамкор» Ахмада Хамидовича Турсунбаева, выяснилось, что жертвами мошенничества стали 45 тысяч человек. С 20 июня заявления написали 20 тысяч человек. В скором времени еще 25 тысяч человек должны написать заявления. На то, чтобы каждый из клиентов «Ахмадбая» написал заявление, уходит около 45 минут. Мы работаем день и ночь. Заявления принимаются в доме №1 по улице Шарафа Рашидова в городе Чиназе», – сообщил источник «Озодлика» в правоохранительных органах Ташкентской области. По его словам, написавшим заявления и объяснительные расписки запрещено покидать город.
Как могло произойти, что Ахмад Турсунбаев в течение нескольких (!) лет преспокойно качал деньги из карманов своих соотечественников? Компетентные органы этого не замечали? Исключено. Смешно даже предположить. А может быть, узбекские спецслужбы некомпетентны именно в этом виде мошенничества? Тоже исключено: они уже сталкивались с финансовыми пирамидами, так что соответствующий опыт у них есть. Получен в 90-х годах прошлого века, когда «пирамидомания» захлестнула Россию, а ее организаторы обратили внимание и на Узбекистан, справедливо полагая, что в «чулках» жителей этой благодатной страны должны быть определённые накопления, которые можно грамотно «освоить».

В Ташкенте высадился десант то ли от компании «Хопёр-Инвест», то ли от «Русского дома Селенга». Осмотревшись, он деловито принялся за работу. Новую компанию назвали ISC. Офис расположили в самом центре узбекской столицы - на улице Матбуотчилар, 32, бывшей Ленинградской, в полуподвальном помещении пристройки-столовой так называемого «газетного корпуса», где размещены редакции всех основных газет Узбекистана. Да, в трёх минутах ходьбы до здания Службы национальной безопасности (СНБ) и в пятнадцати - до Министерства внутренних дел Узбекистана.

Не теряя времени, ISC развернула широкую рекламную кампанию, благо, все республиканские СМИ были в буквальном смысле под рукой. Фирма гарантировала ташкентцам все мыслимые блага инвестиционных вложений. Причём подход к работе с населением был весьма демократичен: колоссальные проценты гарантировались с любых размеров вложений, что возбудило достаточно широкие слои потенциальных рантье. И потекли в ISC ручейки сбережений, вскоре превратившиеся в стабильный поток.

А надо сказать, что конвертация узбекской национальной валюты «сум» была, да и сегодня остается довольно непростым делом, поскольку в стране действовало, как и сейчас, несколько курсов национальной валюты к иностранным. Всё зависело от того, были ли суммы в узбекских деньгах наличными или безналичными, где происходил обмен - в банке или на «чёрном рынке», и от множества других нюансов, углубляться в которые не буду.


Ахмад Турсунбаев. Скриншот видеозаписи узбекского телевидения

Внимание на ISC «те, кому следует» обратили довольно быстро и не спеша и основательно взяли её «в разработку». Но ушлые россияне, видимо, что-то почувствовали и незадолго до того, как их офис посетили милиционеры, все собранные с населения деньги, как говорят, за большие взятки были обналичены, а затем разными способами конвертированы в доллары США. Не могу точно сказать, каким образом конвертированы: возможно, часть обменяли с помощью взяток по низкому официальному курсу через узбекские банки, часть - на «чёрном рынке». Во всяком случае, именно в тот период, помню, на этом рынке появилась острая нехватка наличных долларов и их стоимость резко возросла.

Тем временем в Янгиюле ищут бывшего партнера Ахмадбая – Мурадбая, создавшего «автомобильную» пирамиду: он брал у людей автомобили и обещал вернуть их с прибылью до 180 процентов. А на днях исчез. Подробности – в материале <«Озодлика» (узбекская служба Радио Свобода)
Как бы там ни было, в офисе ISC узбекские силовики застали лишь «зиц-председателя Фунта» - нанятого за хорошую зарплату официального директора офиса, который толком ничего не знал о деятельности подведомственного ему предприятия, но исправно визировал все документы. Кто-то должен был отвечать. Именно этот человек и был осуждён на 18 лет (как потом говорили, до конца свой срок он не отсидел - погиб при невыясненных обстоятельствах).

Почему я так уверенно рассказываю об этом случае? Потому, что сам просидел несколько часов на допросе в кабинетах МВД. Каюсь, тоже делал рекламу этой компании за наличные деньги, что в то время не то чтобы запрещалось, а очень активно не поощрялось, так как такой «чёрный нал» не облагался налогами. Там-то, в разговорах со следователями, я в общих чертах и узнал эту историю.

В итоге никого из реального руководства компании ISC так и не задержали, а сам офис ещё долго искали обманутые вкладчики, большинством которых были пенсионеры, несшие туда, может быть, последнее, что у них было. На какую сумму организаторы той пирамиды «кинули» узбекистанцев, не знаю. Когда в МВД со мной общалась бухгалтер, которая разгребала их документы, я спросил у нее об этом, но она только рукой махнула, сказав, что, на такую сумму, что, мол, и подумать страшно.

К чему я всё это вспомнил и рассказываю? Чтобы проиллюстрировать, что для МВД Узбекистана такие дела не в новинку. Компания та проработала около года или немного дольше. Но никак не четыре-пять лет, как предприятие Ахмадбая. Хотя за последние двадцать лет власть спецслужб значительно укрепилась, сеть осведомителей расширилась.

Напрашивается вывод: Ахмаду Турсунбаеву давали работать. Для чего-то. Или для кого-то. Может, для личного обогащения кого-то из власть имущих таким нетривиальным образом, или из иных соображений. Вполне вероятно, что в скором времени на растерзание толпы, вернее, прокуратуры и бросят кого-то из силовиков: так, для успокоения общественного мнения. Тем более, если в процветании этого бизнеса замешаны, что, на мой взгляд, очень даже вероятно, сами силовики.

«Этот человек в течение 5-6 лет работал очень хорошо. Никто не был недоволен им, никто не обижался на него. Он помогал детским домам, беднякам. Если кто-то и давал ему деньги, то проценты получал без опазданий, день в день. Народ не имеет к нему никаких претензий. Истинным мошенником и вымогателем является государство. В этом случае государство поступает как разбойник. Сейчас если половина денег пойдет в госбюджет, то оставшуюся половину денег поделят между собой сами чиновники. В дураках же останутся люди. Я отдал ему все свои сбережения. Сейчас успокаиваю себя, говоря, что эти деньги пошли в качестве милостыни в дни священного Рамадана», - сказал «Озодлику» житель Ташкента, который отдал Ахмаду Турсунбаеву четыре тысячи долларов, чтобы удвоить их для женитьбы сына.
И ещё не исключаю, что властям придётся столкнуться с новым для них феноменом - с неким подобием «стокгольмского синдрома», который наблюдался среди обманутых вкладчиков МММ в России. Как сообщает «Озодлик», отдавшие свои деньги Ахмадбаю граждане уже не имеют к нему претензий, а если и винят кого-то, то исключительно государство. То же самое было и с МММ: обманутые вкладчики устраивали демонстрации с требованием освободить Сергея Мавроди и были искренне уверены, что это государство не даёт ему расплатиться со своими долгами, удерживая его под арестом. Мол, если только дать организатору МММ такую возможность, он вернёт все вклады с процентами.

Я не психолог, но мне кажется, что это подсознательное нежелание людей верить в то, что их средства потеряны безвозвратно. Своеобразная и неистребимая вера в чудо. А не вера ли в чудо «100 процентов годовых»? Такого не бывает. Конечно, если предприятие, в которое вкладывают, откровенно не занимается, к примеру, наркоторговлей.

В принципе, это вполне укладывается в «совковый» менталитет — не работая, получить сразу и много. Скорее всего, таких пострадавших на постсоветском пространстве будет еще предостаточно. И не стоит винить узбеков в корысти и жадности. Российские СМИ в течение ряда лет писали о Мавроди и его принципах «честного отъёма денег». И что же? Пошло впрок? Отнюдь. Господин Мавроди вышел на свободу и его принципы отъёма стали ещё честнее: он теперь не заморачивается какими-то объяснениями, а просто говорит, что его компания работает, как и вся мировая экономика, по принципу «мыльного пузыря» - кто успел, тот и съел. И имеет, между прочим, уже множество новых адептов.

Так что пирамида Ахмадбая для Узбекистана не первая и не последняя. Тем более, если эту идею в качестве одного из способов поправки своего положения возьмут на заметку те, кто, по сути, с ней и должен бороться.

Дмитрий Аляев

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


     

    РЕКЛАМА