16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Воспоминания Сурата Икрамова: Как в Ташкенте наказали судью-взяточницу

«Фергана» продолжает публикацию рассказов из книги воспоминаний известного ташкентского правозащитника Сурата Икрамова. Являясь лидером ИГНПУ (Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана), он распространил около двух тысяч информационных сообщений в защиту прав человека в республике. Сегодняшний его рассказ подготовлен на основе трех из них: правозащитник повествует об аресте судьи, которая прославилась своей жестокостью, вынесла 11 незаконных смертных приговоров и попалась на взятках в особо крупных размерах.

«Индульгенция» для судьи

С самого начала создания ИГНПУ члены нашей организации, в том числе и я, активно занимались мониторингом судебных процессов. Как правило, это были «заказные» суды с заведомо известным обвинительным приговором. Следствие фальсифицировало дело, прокуратура его утверждала, а судьи без всяких веских доказательств давали подсудимым огромные сроки заключения.

В таких случаях меня особенно возмущала позиция судей - специалистов, которые официально ни от кого не зависят и решают судьбы людей, «руководствуясь законом и личным убеждением». На деле оказывалось, что все это блеф: как судье скажут «сверху», так он и «выкручивает» процесс. Получалась наглядная демонстрация известной поговорки про закон, который что дышло - куда повернул, туда и вышло.

При этом судьи считали, что, исполняя «заказы», они получают своеобразную индульгенцию. И другие судебные процессы «выкручивали» уже в пользу своего кармана, но демонстрируя свою полную независимость. Да, они не зависимы - от закона и каких-либо моральных принципов.

Поэтому, когда в начале 2005 года я узнал, что одна из «заказных судей» - судья Ташкентского городского суда по уголовным делам Комила Абдувалиева - попалась на взятке и сама оказалась на скамье подсудимых, тут же решил провести мониторинг этого судебного процесса.

Смертные приговоры ни за что и особняк в столице

Оказалось, что это затруднительно - процесс проходил в Верховном суде в закрытом режиме. Точнее, суд официально был открытым, просто никого из «посторонних» в нарушение закона в зал заседаний не допускали. Не пустили и меня, и других членов нашей организации. Но мы все-таки провели мониторинг - правозащитники Фарида Рахимова и Рахматулло Алибаев изучили происходящее, беседуя с пострадавшими и свидетелями, с которыми знакомились возле здания суда.

Как удалось выяснить правозащитникам, 53-летняя Комила Абдувалиева - уроженка Наманганской области. Работала заместителем председателя Наманганского областного суда, потом судьей Верховного суда, а затем судьей Ташкентского городского суда по уголовным делам. За время своей деятельности на этих должностях прославилась своей жестокостью и необъективностью.

Главным ее преступлением, на мой взгляд, было то, что она приговорила к высшей мере наказания, как минимум, 11 подсудимых, вина которых на судебных процессах не была доказана. Тогда в Узбекистане в качестве этой высшей меры еще применялась смертная казнь, и выходило, что Абдувалиева лишила жизни невиновных людей. Часть этих узаконенных убийств была совершена как раз на «заказных» процессах.

Видимо, полагая, что у нее от властей за добросовестное выполнение заказов есть та самая индульгенция, Абдувалиева стала нагло вымогать взятки у участников уголовных процессов. И настолько увлеклась, что требовала большие деньги одновременно как с близких родственников подсудимых, так и с пострадавших. Однако после получения вознаграждения выносила приговоры, ухудшающие положение и подсудимого, и пострадавшего. Зато на вырученные таким образом средства построила огромный особняк в Ташкенте.

Все было, как в кино

Зарвавшаяся судья попалась на процессе, который проводился под ее председательством в Ташкентском городском суде в ноябре 2004 года. На скамье подсудимых тогда оказались жители каракалпакского города Турткуль. Их обвиняли по целому «букету» статей Уголовного кодекса: 164 («Разбой»), 165 («Вымогательство»), 118 («Изнасилование»), 119 («Насильственное удовлетворение половой потребности в противоестественной форме»).

В данном случае не важно, совершили подсудимые на самом деле эти преступления или нет. Важно другое: статьи, особенно две последних, были не просто серьезными, а еще и позорными. Родственники подсудимых находились в шоке. Но, как выяснилось, эта, казалось бы, безвыходная ситуация может разрешиться самым положительным образом и прямо в зале суда.

Выход подсказала Комила Абдувалиева. В перерыве суда она пригласила в свой кабинет близких родственников подсудимых - Минновар Бекназарову и Озоду Хорунову, и сообщила им, что может вынести оправдательный приговор всего за 2000 долларов США.

Родственники обрадовались и дали судье 500 долларов авансом. Остальную сумму Абдувалиева потребовала принести до 23 ноября, на которое было назначено оглашение приговора. После чего неоднократно звонила по телефону Бекназарой и Хоруновой, напоминая о «долге» в полторы тысячи. Но родственники таких денег найти так и не смогли. И, отчаявшись, обратились с жалобой в республиканское управление Службы национальной безопасности (СНБ).


Один из участников пикета, прошедшего возле Верховного суда Узбекистана 21 февраля 2005 года. Фото автора

В итоге в три часа дня 23 ноября Минновар Бекназарова принесла в кабинет судьи Абдувалиевой обещанные 1500 долларов. Та деньги взяла и пообещала Бекназаровой, что всё будет в порядке.

Через пять минут в кабинете Абдувалиевой появились сотрудники СНБ, и дальше события проходили точно так же, как все не раз видели в детективных фильмах - обнаружение полученных денег, высвечивание на них специальным прибором заранее помеченных слов «Взятка», понятые, протокол и арест.

В сумочке судьи были обнаружены еще 3000 долларов США. Абдувалиева клялась, что это ее личные сбережения, что взяла их с собой для покупки какой-то ценной вещи, но происхождение этих денег выяснилось очень быстро - после ареста судьи в правоохранительные органы обратились еще восемь пострадавших, у которых та в результате вымогательства получила солидные взятки.

Так что дело, открытое на Абдувалиеву Следственным управлением СНБ республики по статье 210 Уголовного кодекса «Взятка», состояло сразу из нескольких эпизодов. Скандал получился довольно громким: из-за ареста Абдувалиевой со своих должностей были смещены председатель Ташкентского суда по уголовным делам Мустафаев и его заместитель Сагатов. (Прошу у читателей прощения: когда я писал свои сообщения, то, как правило, не указывал имена чиновников, называл лишь их инициалы, а иногда фамилии. Сейчас же, из-за давности прошедшего времени, уточнить полные ФИО моих героев весьма затруднительно, поэтому оставляю все так, как есть).

Подсудимая – под надежной защитой

Впрочем, громким скандал с арестом судьи Абдувалиевой был только в «верхушке» судебно-правовой системы. Узбекские СМИ о смещении руководства Ташгорсуда и случае с попавшейся на взятке судьей ничего не сообщили. Мустафаев и Сагатов не были изгнаны с позором из судей, как следовало ожидать, их просто переведели на другие ответственные должности. Суд над Абдувалиевой проходил не то, что в закрытом, а, можно сказать, тайном порядке.

Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. 18 февраля в ИГНПУ обратился житель города Намангана Бахриддин Шамсутдинов, который предоставил десятки фактов и документов, разоблачающих преступную деятельность судьи Комилы Абдувалиевой. Факты совпали с той информацией, которую собрали правозащитники ИГНПУ, и уже на следующий день я опубликовал сообщение об аресте проворовавшейся судьи.

В результате о суде над вымогательницей узнали другие пострадавшие от нее граждане, и в Ташкент стали приезжать люди, столкнувшиеся с произволом. Однако, как выяснилось, Абдувалиева оказалась под надежной защитой. И председательствующий на суде по ее делу судья М.Хасанов, и участвовавшие в процессе прокуроры Абдуллаев и Давидов всячески ограждали подсудимую от нежелательных эксцессов, категорически отказываясь пускать в зал суда новых свидетелей.

При этом Абдувалиеву пытались не только оградить, но и выгородить. В соответствии со статьей 210, по которой она обвинялась, ей грозило от 10 до 15 лет лишения свободы. Однако даже государственный обвинитель Давидов, являвшийся также помощником прокурора города Ташкента, просил суд смягчить подсудимой срок наказания до 8 лет, ссылаясь на то, что та болеет сахарным диабетом.

Пикет возле железной решетки

Узнав обо всем этом, а также о том, что оглашение приговора назначено на 21 февраля 2005 года, прибывшие в Ташкент пострадавшие и близкие родственники незаконно осужденных решили в этот день пикетировать Верховный суд, и требовать не только сурового наказания для бывшей судьи, но также пересмотра ее незаконных приговоров и возмещения ущерба.

Такой пикет действительно состоялся 21 февраля в 10 часов утра. В нем приняли участие 20-25 пострадавших и их родственников. При этом многие из участников пикета не только требовали примерно наказать Абдувалиеву, но и выражали свои претензии другим судьям. Стоя возле высокой железной ограды, которой обнесен Верховный суд, они держали плакаты, на которых было написано: «Я - жертва судебного произвола!», «Судьи Мирзо-Улугбекского суда Н.Азаматова и О.Ташматова - взяточники!», «Требую отставки «слепых» судей Верховного суда!»


Пикет возле Верховного суда Узбекистана 21 февраля 2005 года. Фото автора

Но пикет ни малейшим образом не помог его участникам - судебные решения им не пересмотрели и компенсаций не дали. Их даже не пустили в зал суда на оглашение приговора, которое состоялось после обеда.

Впрочем, на процесс также не были допущены свидетели, пострадавшие, наблюдатели, правозащитники и журналисты. Лишь вечером секретарь судьи позвонил пострадавшим домой и сообщил, чтобы они на следующий день забрали копии приговора суда. Однако при этом даже отказался назвать, на какой срок осуждена Абдувалиева.

Лишь 22 февраля удалось узнать, что экс-судье дали срок ниже низшего предела - за вымогательство взяток в особо крупных размерах она получила всего 7 лет. И это несмотря на то, что все эпизоды с получением взяток на суде были доказаны, и Абдувалиева сама признала свою вину.

«Индульгенция» в действии

Лично я сильно сомневаюсь, что судья, попавшаяся на взятке, а до этого ни за что отправившая на смерть 11 человек, отсидела и этот срок «от звонка до звонка». Как подсказывает моя богатая практика, такие люди долго в зоне не сидят. Семь-восемь месяцев в льготных условиях, и всё - их выпускают по амнистии.

Поэтому не удивительно, что, когда судьи стали все чаще попадать на скамью подсудимых, коррупция в судебно-правовой системе не прекратилась, а, наоборот, приобрела еще большие масштабы. В итоге дошло до того, что СНБ стала отлавливать судей-взяточников не по одиночке, а целыми коллективами.

Если не ошибаюсь, в 2009 году был арестован или задержан почти весь состав судей Ташкентского областного суда по уголовным делам. В 2012 году такая же судьба постигла Учтепинский межрайонный суд города Ташкента по гражданским делам. Тюремной камеры избежали только те судьи, кто в день визита сотрудников СНБ по счастливому стечению обстоятельств был на больничном или в летнем отпуске.

Ввиду того, что судьи сами фактически оказались в качестве кандидатов в заключенные, работать тогда в Учтепинском суде было некому, и суд несколько месяцев не работал. Вынужденное бездействие прикрыли «фиговым листком» - закрыли учреждение на ремонт.

Но и в случае с Ташкентским областным судом, и в случае с судом Учтепинским все фигуранты дела, можно сказать, отделались легким испугом. Кто своими же коллегами был выпущен по амнистии, кто получил условный срок. В должности судьи вряд ли кто из них был восстановлен - то была бы уже фантастика на правовую тему. Зато большинство подались в адвокаты. И теперь занимаются не менее прибыльным делом, чем раньше - передают взятки от заинтересованных лиц другим судьям, которых пока еще не успели арестовать. Получается, что индульгенции от властей у них все-таки имеется.

Сурат Икрамов

Первые опубликованные фрагменты воспоминаний автора можно прочитать здесь и здесь.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • Новости партнеров