14 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кыргызстан не выдержал испытание Комитетом. Дело Аскарова показало, что государство не в силах исполнять свои законы

12 июля 2016 года Верховный суд (ВС) Кыргызстана рассмотрел дело по решению Комитета ООН по правам человека. Дело касалось правозащитника Азимжана Аскарова, приговоренного в 2010 году к пожизненному заключению за «организацию массовых беспорядков» и «соучастие в убийстве сотрудника правоохранительных органов». В решении Комитета было прямо указано, что власти Кыргызстана должны немедленно освободить Аскарова и принять меры по восстановлению его нарушенных прав. Но коллегия ВС под председательством судьи Какчекея Эсенканова посчитала иначе: уголовное дело в отношении Аскарова будет направлено на повторное рассмотрение по вновь открывшимся обстоятельствам в Чуйский областной суд.

Фамилия правозащитника Азимжана Аскарова, осужденного на пожизненный срок по явно сфабрикованному делу, на ультранационалистов в Кыргызстане действует словно красная тряпка на быка. Аскаров был задержан милиционерами в разгар межэтнической резни в июне 2010 года и стал тем самым жертвенным животным, который должен был поднять рейтинг кучки «революционеров», только что пришедших к власти. А к власти тогда, как известно, пришли так называемые члены Временного правительства: Роза Отунбаева, занявшая пост президента переходного периода, и нынешний глава государства Алмазбек Атамбаев.

Правозащитника задержали милиционеры, злодеяния которых он разоблачал на протяжении многих лет. Они же в буквальном смысле слова стали выбивать из Аскарова признания, что он якобы призывал к беспорядкам и руководил убийством местного участкового милиционера, этнического кыргыза. «Фергана» не раз рассказывала о том, как шло судебное разбирательство по делу Аскарова.

Вот и нынешнее заседание Верховного суда, которое по сути должно было рассматривать решение Комитета ООН по правам человека, перетекло в исследование статей уголовного дела, по которым Аскаров был обвинен. Родственники и супруга погибшего милиционера устроили скандал и выкрикивали оскорбления в адрес адвокатов и защитников. «Вы хотите повторений событий 2010 года? – кричала сестра покойного. – Мы вам устроим новую бойню». «Я вам головы пяти сартов принесу, или я буду не я!», - бесновалась другая женщина. Милиционеры, проходившие свидетелями по уголовному делу (к решению ооновского комитета они и не имели отношения), согласно кивали головами и сквозь зубы обещали устроить новую резню.

26 марта 2012 года главный редактор ИА «Фергана» Даниил Кислов посетил в колонии №47 в Бишкеке осужденного Азимжана Аскарова. Известный правозащитник, отбывающий пожизненный срок по обвинению в организации убийства милиционера, попросил записать на видео его обращение к руководству Кыргызстана и международным организациям. Аскаров настаивает на своей невиновности и подробно рассказывает о том, что делал и что видел в трагические дни июня 2010 года - вплоть до своего ареста, - а также после.

Своим мнением о том, как проходило заседание, с «Ферганой» поделилась консультант международной правозащитной организации Amnesty International Татьяна Чернобиль.

- Суд вообще вышел за рамки того вопроса, который следовало рассматривать. Ведь предметом рассмотрения Верховного суда является решение Комитета ООН против Кыргызстана, в котором Аскаров был признан жертвой нарушений прав человека со стороны государства. Мы же видим, что суд признал потерпевших по делу Аскарова стороной по нынешнему международно-правовому процессу, хотя они, по сути, не имеют к нему никакого отношения, и превратил нынешнее заседание в уголовное разбирательство.

- Таких процессов в Кыргызстане никогда не было. Как на деле должно было проходить рассмотрение?

- Мы совещались с коллегами и юристами и пришли к выводу, что участниками данного процесса должны были быть с одной стороны заявитель в лице Аскарова или его представителей, с другой – представители государства, которых исполнительная власть должна назначить на свое усмотрение: это могут быть представители минюста, МИДа и так далее. И рассматриваться должен вопрос: является ли решение Комитета новым основанием для действия уголовно-процессуального законодательства страны и освобождения человека. Как известно, Комитет ООН в своём решении однозначно указал, что Аскаров – жертва нарушений прав человека. В этом решении нет пути для возвращения дела для нового уголовного разбирательства.


Татьяна Чернобиль

- И ещё раз уточним: родственников убитого милиционера, считающихся потерпевшими, на суде быть не должно?

- Вот именно. Ведь решение Комитета не касается их. В данном случае потерпевшим является Аскаров, который стал жертвой нарушений прав человека со стороны государства.

Родственники «потерпевших» ведут себя агрессивно в зале суда, 12 июля 2016 года

- Как вы оцениваете то, что происходило сегодня в зале суда?

- Это своего рода фарс и попытка произвести впечатление на наблюдателей, в том числе. Показать, что эмоции настолько накалены и носят такой масштабный характер, что исполнение решения Комитета по освобождению Аскарова спровоцирует еще какие-то безобразия и новую волну беспорядков, которые могут угрожать безопасности всей страны.

- На ваш взгляд, это действительно так?

- Если в государстве сильная исполнительная и другие ветви власти, действуют государственные органы, то, конечно, это не так. Государство должно быть в силах обеспечить порядок в стране, при этом исполняя законы. А в данном случае мы видим неисполнение собственных законов и Конституции в том числе, 41 статья которой предполагает принятие мер, а не выбор — принимать или не принимать меры, исполнять или не исполнять решение. Она предусматривает обязательное, а не выборочное исполнение решений по международным обязательствам.

Глава казахстанского Бюро по правам человека Евгений Жовтис в комментарии «Фергане» отметил, что решение суда было предопределено политическим и эмоциональным фоном в обществе.

- Не имея особого выхода, правительство должно было хоть как-то отреагировать на решение Комитета ООН. Принимая во внимание политическую составляющую данного дела, суд постарался вынести решение по принципу «и нашим, и вашим»: дескать, если усмотрели нарушения в ходе уголовного разбирательства, тогда мы их пересмотрим. Но требование Комитета по немедленному освобождению Аскарова и дальнейшему восстановлению его нарушенных прав так и не было выполнено. Видимо, судьи посчитали, что такое решение должно удовлетворить всех, хотя мы видим по реакции родственников, что они недовольны. К моему сожалению, суд свелся к изучению обстоятельств, о которых в решении Комитета ООН вообще не говорилось, и они не должны были вообще являться предметом для рассмотрения. И, во-вторых, суд допустил разрастание эмоционального фона, хотя председательствующий должен поддерживать порядок в судебном заседании.

* * *

О том, под каким прессингом находился правозащитник, раскрывает отрывок из доклада международной миссии «Обсерватория по защите прав правозащитников».

«В ходе судебного процесса на сторону защиты оказывалось серьезное давление: сам Аскаров продолжал подвергаться избиениям со стороны сотрудников милиции, а на его адвоката прямо в присутствии судебных чиновников нападали родственники убитого милиционера, - говорится в докладе. - Свидетели защиты получали в свой адрес угрозы и отказывались выступать в суде. Несмотря на жалобы, власти не предприняли никаких действий по расследованию заявления Аскарова о пытках и жестоком обращении со стороны милиции. Во время работы миссии миссия Обсерватории встретилась с Кубатбеком Байболовым, занимавшим на момент вынесения Аскарову приговора должность Генерального прокурора Кыргызстана. По его словам, временно исполнявшая в то время обязанности президента Роза Отунбаева дала суду прямое указание приговорить Аскарова к пожизненному лишению свободы. Он также сказал, что представленные в уголовном деле элементы не доказывают вину А.Аскарова, и заключил, что в то время судебная власть действовала в "революционном духе"…».

Слова Байболова о роли Отунбаевой в деле Аскарова всколыхнули общественность. Бывший член Временного правительства Эмильбек Каптагаев, известный своими националистическими взглядами и высказываниями по этому поводу разродился гневной тирадой на своей странице в Фейсбуке (орфография сохранена).

«Вот и прямой ответ Байболову, причем ответ от его же вотчины - Генеральной прокуратуры (ссылка на заявление представителей ГП КР. – Прим. автора). Не понимаю, как можно нагло, бездоказательно врать. Все знают, что обида и злоба выворачивают человека, выводят изнутри его истинную суть. Но, все-таки, человеку, который вылез «из грязи в князи» всего то за три месяца благодаря доверию Розы Исаковны, поочередно возглавлявшему ГКНБ, МВД и Генпрокуратуру, получившему звание генерал-лейтенанта не имея практически никаких заслуг, нужно бы иметь хоть какое то чувство меры. Если он такой принципиальный давно должен был сдать погоны, ведь они ему не по рангу. А по делу Аскарова Эже всегда занимала принципиальную позицию, она требовала, чтобы все было по закону. Ведь те же Азиза Абдурасулова и Толойкан Исмаилова не раз обсуждали это дело с ней, думаю они тоже могут сказать правду. В январе 2011 года, перед тем как дело рассматривалась в Верховном суде, Роза Исаковна лично поручала тогдашнему Генпрокурору Байболову еще раз изучить дело, особое внимание обратить заявлением правозащитных организаций и международных организаций, фактам которые они приводят, а также публикациям СМИ о возможных подтасовках при расследовании дела. В то время Байболов, будучи Генеральным прокурором, лично докладывал Президенту страны, что материалы изучены, ни одно заявление не осталось не рассмотренным, оснований для кардинального пересмотра дела нет, что дело за Верховным судом, прокуратура будет поддерживать прежнее обвинение. Говорю об этом, поскольку был свидетелем его такого отчета. Потом, в конце января 2011 года Верховный суд начал рассматривать дело и тот самый Байболов, который сейчас говорит наглую ложь о том, что Роза Исаковна дала поручение суду, именно этот самый Байболов представлял Государственное обвинение, поддерживал обвинение на суде. Зачем все переводить с больной головы на здоровую. Ведь тогда Байболов, будучи Генпрокурором, обязан был отказаться от поддержки обвинения на суде изложив обстоятельство такого шага, если видел какие то подвохи. Ведь принуждать Генпрокурора на суде никто не смог бы. Какому Байболову больше верить: Генпрокурору Байболову образца 2011 года, когда он докладывал Президенту страны что оснований для пересмотра дела нет, или нынешнему, обиженному и озлобленному, который говорит, что Президент давал указания суду??? Аллах судья. Все станет на свои места, правда остается правдой всегда».

* * *

Осужденный Аскаров стал своего рода разменной монетой в битве двух держав – Соединенных Штатов и России. И если первое государство признало заслуги Азимжана, наградив его премией Госдепартамента США в области прав человека, то российские телеканалы разразились серией предвзятых сюжетов, в которых называли правозащитника сепаратистом и убийцей. Стараясь угодить своему «старшему брату», МИД Кыргызстана принял решение разорвать соглашение с США о сотрудничестве, действовавшее с 1993 года. Ситуация напомнила присказку - назло врагам козу продам, чтоб мои дети молока не пили...

Зато российские и кыргызские власти добились желаемого эффекта: в обществе поднялась истерия - мол, как «пиндосы» посмели награждать человека, вина которого признана всеми судебными инстанциями страны. И это, можно сказать, самое печальное в этой всеобщей истерике: буквально все эксперты признают, что уровень доверия к судам очень низкий, судебная реформа, о необходимости и успешной реализации которой с высоких трибун заявлял президент Атамбаев, столь же успешно провалилась. Но когда дело доходит до Аскарова, все вдруг начинают свято верить в неподкупность и честность кыргызстанских судов.

Антиаскаровская (читай антиузбекская) истерия поднялась в кыргызоязычных СМИ, известных своими крайне правыми взглядами. Вот лишь некоторые заголовки статей, заполонивших местную прессу: «Пусть вина Азимжана Аскарова будет повторно доказана, или Доколе мы будет страдать из-за недостатков нашей Конституции?», «Канимет Бодобаев: "Решение комитета ООН по правам человека не обязательно к исполнению"», «Позиция международных организаций и в этом деле, и после никогда не будет объективной. Они будут пытаться оправдать кровопийцу и дискредитировать кыргызскую власть», «Операция "Аскаров-гейт": Конституция Кыргызстана так и будет продолжать служить внешним силам?»…

Смогут ли власти остановить новый всплеск межнациональных нападок? Вряд ли. Ведь именно такие моменты, когда найден внешний враг, наиболее удобны для властей для укрепления собственной позиции и латания дыр на корабле под названием государство, которое уже начинает идти ко дну…

Улугбек Бабакулов (Бишкек)

Когда материал уже готовился в печать, пришел пресс-релиз от международной правозащитной организации Amnesty International. В нем говорится, что сегодняшнее решение суда - «это упущенная возможность для Кыргызстана, чтобы сделать правильную вещь, наконец, отпуская человека, который никогда не должен был быть заключен в тюрьму в первую очередь. Сегодняшнее решение Верховного суда игнорирует обязательства Кыргызстана, принятые в соответствии с международным правом в области прав человека».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА