20 Январь 2017


Реклама



Архив

Новости Центральной Азии

Турция: Неудачный переворот - «милость Аллаха» и трамплин к референдуму

Военный переворот, попытка которого состоялась вчера в Турции, провалился. Погибло более двухсот человек, большинство мятежников арестовано, а президент страны заявляет о том, что порядок уже восстановлен.

Московский тюрколог, колумнист «Ферганы» Ильшат Саетов поделился с главным редактором нашего агентства своим мнением о том, что произошло минувшей ночью в Турции.

В настоящее время г-н Саетов находится в Стамбуле, куда приехал, чтобы изучать османский язык. Это обстоятельство дало исследователю возможность с близкого расстояния наблюдать за развитием событий.

«Фергана»: - Ильшат, здравствуйте! Как пережили ночь?

Ильшат Саетов: - Здравствуйте, спасибо, все нормально. Я лично не находился в самой гуще событий.

- Первый вопрос: почему Эрдоган назвал случившееся «милостью Аллаха»?

- Он сказал, что теперь, наконец, они смогут провести перестановки в армии, которые мешают развиваться стране - смысл такой. Может быть, он проговорился или на самом деле этот переворот был осознан им как большая возможность для того, чтобы зачистить армию. Сейчас половина одиннадцатого утра (суббота, 16 июля 2016 г. - Прим. «Ферганы»), а больше полутора тысяч военных уже смещены с должностей, включая нескольких генералов.

В августе в Турции должен был состояться высший военный совет. Эрдоган требовал часть военных убрать со своих постов, утверждая, что они — заговорщики, участники «параллельной структуры», а Генштаб отказывался это сделать, поскольку оснований не было. Теперь, после попытки переворота у Эрдогана полностью развязаны руки и он сделает с армией все, что захочет.

Эрдоган говорит в аэропорту: "Эти действия - большая милость Аллаха для нас".

Комментарии излишни.

Опубликовано Ilshat Saetov 15 июля 2016 г.

- «Параллельная структура», по определению Эрдогана, это некая подпольная сеть, которой руководит Фетхуллах Гюлен, авторитетный общественный деятель и исламский проповедник, живущий в США. После обвинений Эрдогана он сразу же осудил мятежников, отрекся от участия в перевороте...

- Ну конечно: Гюлен на протяжении всей своей жизни и карьеры отвергал военные перевороты, потому что подвергался преследованиям от военных властей. После переворота в 1971 году он сидел в тюрьме, он естественным образом против всего этого... Ну и связывать Гюлена с военными, что он якобы из Пенсильвании давал им какие-то приказы - это за гранью разума. Но в Турции любят все валить на какие-нибудь тайные общества. На «параллельную структуру» Эрдоган все валит вот уже два с половиной года, после знаменитого коррупционного скандала.

Очень странно выглядит, что они начали обвинять «параллельную структуру» буквально с первой секунды, когда еще вообще не было понятно, кто, что происходит и так далее. Непонятно где находится начальник генштаба, а то, что из Пенсильвании поступают указания делать переворот - это они якобы знали.

- На своей странице в Фейсбуке вы написали, что у вас складывается «какое-то устойчивое ощущение имитации всего». Что вы имели в виду?

Какое-то устойчивое ощущение имитации всего.

Опубликовано Ilshat Saetov 15 июля 2016 г.

- Ну смотрите: не один крупный политик не был арестован - ни Эрдоган, ни премьер-министр, ни один министр. Только какой-то советник кого-то был взят под стражу. Это не в логике военных переворотов. Все телевидение, кроме канала TRT, продолжало работать и вещало на стороне правительства — то есть, против переворотчиков. Потом, полиции не было видно на улицах, полиция арестовывала военных, что очень странно, потому что обычно военные гораздо лучше вооружены.

Вся эта несогласованность и хаотичность действий так называемых переворотчиков и породила ощущение, что это либо какой-то очень глупый и совершенно неподготовленный переворот, либо это какая-то не чтобы провокация, а как будто кого-то направили, а потом оставили без поддержки.

Главные военные чины все время молчали. Вроде как начальник генштаба находился в заложниках, это понятно, но другие командиры - сухопутных войск, ВВС - они никаких заявлений вообще не делали. Это очень странно выглядит. Если бы они были за переворот, то они бы заявили об этом и тогда людям было бы гораздо страшнее. Если бы они были против, они бы тоже сказали это и тогда, может быть, гораздо меньше крови бы пролилось и было бы понятно, что переворотчики - это всего лишь маленькая группа военных.


- Можно ли на эту минуту говорить, что переворот полностью провален и Эрдоган владеет ситуацией?

- Да, можно. Вроде какие-то стычки еще происходят, но это явно не те силы, которые могут повлиять на обстановку в стране.

- Вчера, практически сразу после начала событий и страны Европы, и Керри и даже Обама поддержали Эрдогана. Потом толпы сторонников действующего президента вышли на улицы турецких городов, чтобы его поддержать. Можно ли говорить, что Эрдоган - хороший президент, находится на своем месте и проблем нет?

- Поддержка со стороны говорит не о том, что «Эрдоган - хороший президент», а о том, что он — законно избранный президент. Попытка переворота это всегда нарушение демократических процедур. И явных причин, как в Египте, например, когда можно было пальцем показать, почему устроили переворот, в Турции нет.

Извне поддержка обусловлена вопросами законности и демократии, а внутри около половины населения - сторонники Эрдогана. Результат переворота будет заключаться в том, что любой, кто раньше выступал или будет выступать против Эрдогана, будет отныне автоматически назван сторонником переворота, «переворотчиком». А это, собственно говоря, плохо.


- Эрдоган укрепит свои позиции и будет еще сильнее «закручивать гайки»?

- Да, я в этом убежден.

- В чем это будет выражаться?

- Армия была единственным институтом, который оставался вне прямой власти. Теперь армия будет целиком под контролем, уволены будут все люди, которые Эрдогана не поддерживали. Теперь под соусом борьбы против переворотчиков или «параллельной структуры» (а во властном дискурсе это будет одно и то же) власти станут делать все, что хотят. И так уже сотни журналистов сидят в тюрьмах, а теперь руки будут развязаны, потому что вот такая «экстраординарная ситуация».

Пока сложно прогнозировать, через какое время, но референдум по внедрению президентской системы они смогут провести очень быстро. И это главная цель Эрдогана.

В Турции сегодня все еще парламентская республика, поэтому если Эрдоган будет действовать в рамках Конституции, то вообще ничего не сможет сделать. Де-юре он третье лицо в государстве — после премьер-министра и председателя парламента, а де-факто именно он руководит страной. По Конституции Турции у президента все еще не так много полномочий, больше он выполняет представительскую роль.


Танки на улицах Анкары, 16 июля 2016 года

- Были ли у Эрдогана и военных противоречия по Сирии, и как сирийская операция может измениться после «путча»?

- На самом деле были довольно большие противоречия. Еще в мае прошлого года были сведения о том, что Турция может ввести войска в Сирию, и именно военные были против. Военные были немного себе на уме - не соглашались со всеми требованиями Эрдогана. Можно сказать, что армия не была инструментом для достижения внутриполитических целей Эрдогана. А теперь она станет военным департаментом Партии справедливости и развития.

- Может быть, это правильно? Нам трудно представить, что армия может занимать в сильном государстве независимую позицию...

- В Турции просто совершенно другая ситуация. Была построена такая система, когда военные являлись своего рода балансом субъективных действий отдельных политиков. Это не всегда было полезно и позитивно для Турции, но когда власть концентрируется в одних руках, - а сегодня Эрдоган хочет подчинить себе и судебную власть, и законодательную, и исполнительную, - это довольно опасная вещь. Армия, конечно, не была самостоятельным политическим субъектом уже последние лет восемь, но по крайней мере старалась стоять на своих позициях и не делать резких движений.

Эрдогану нужны цифры на выборах, хорошо проведенный референдум и внедрение президентской системы. Все остальное его не волнует.

- И именно военные мешали?

- Армия оставалась для него пробелом: он привык отдавать приказы, а армия все выполняла достаточно медленно и не всегда так, как он хотел. Если рассуждать с точки зрения политтехнологии, то в мае прошло года Эрдоган вошел бы в Сирию, если бы не военные. И чем бы это закончилось, мы не знаем. Поэтому я говорю, что очень сложно сказать - позитив или негатив для Турции то, что армия до последнего времени сопротивлялась «резким движениям».

- Спасибо большое за беседу.

Международное информационное агентство «Фергана»

Читайте и комментируйте наши статьи!

- в Фейсбуке: facebook.com/fergananews
- в «Одноклассниках»: ok.ru/fergananews
- в «ВКонтакте»: vk.com/ferganaru

- в Telegram: telegram.me/fergananews

- в Live Journal: ferghana-blog.livejournal.com
- в мобильной версии fergana.mobi
- в Твиттере: twitter.com/kurbanaka

- а также в Твиттере главного редактора!


 

Галерея Ферганы.Ру