28 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Al-Monitor: Попытка переворота - искусный розыгрыш Эрдогана?

На авторитетном портале «AlMonitor», подробно освещающем события на Ближнем Востоке, опубликована статья обозревателя Дженгиза Чандара «Была ли попытка государственного переворота просто искусным розыгрышем Эрдогана?». Анализируя события, произошедшие в Турции 15-16 июля, автор публикации отмечает множество странностей, сопутствующих «перевороту», и приходит к выводу о том, что он мог быть искусной мистификацией.

* * *

За две недели до событий 15-16 июля Дженгиз Чандар, беседуя с корреспондентом The New York Times, допустил вероятность переворота в Турции в течение ближайших двух лет, пояснив, что к этому приведет «фаустовская сделка Эрдогана с военными». «Я удивлен. Я не ожидал, что это произойдет в течение двух недель», - пишет Чандар. Но еще более удивительным для него стал дилетантский подход устроителей переворота: «Я никогда не видел такой степени необъяснимого разгильдяйства».

«Наблюдая за последней попыткой переворота, я не мог не задаться вопросами: «Что это такое? Кто за этим стоит? Что они делают? Зачем?»

Ни один предыдущий военный переворот или попытка такового не сопровождалась бомбежкой парламента с военных вертолетов и истребителей.

Почему попытка переворота началась с блокирования движения на Босфорском мосту лишь в одном направлении - из азиатской части в европейскую, в то время как в обратную сторону путь был свободен?

Почему путчисты - зная, что Эрдоган не был ни в Анкаре, ни в Стамбуле, а отдыхал на средиземноморском побережье в Мармарисе, не попытались схватить его? Они дали ему добраться из Мармариса до ближайшего аэропорта в Даламане, откуда он менее, чем за час, добрался до Стамбула», - замечает обозреватель.

Неясно также, почему мятежники использовали один из наименее рейтинговых турецких телеканалов — TRT — и не попытались захватить главные медиа страны, добавляет аналитик. В итоге самые популярные ТВ-каналы сработали в интересах властей, которые получили возможность перегруппировать силы и обратиться к народу не только через социальные сети, но и через телевидение. Премьер-министр Бинали Йылдырым выступил на NTV с заявлением о том, что это не военный переворот, а бунт небольшой группы военных, а тем временем Эрдоган вышел в эфир CNN Turk через мобильное приложение Facetime и призвал своих сторонников выйти на улицы. В итоге попытка переворота завершилась спустя несколько часов, оставив после себя 265 погибших, примерно 1440 раненых и, по крайней мере, 2839 арестованных военнослужащих.


Некоторые обозреватели уже называют Эрдогана «исламистским фашистом»

«Насчет провальной попытки переворота возникает больше вопросов, нежели находится ответов относительно того, кто это сделал, и почему все было исполнено так глупо и небрежно», - полагает обозреватель.

Сомнительной ему кажется и версия властей о возможном организаторе попытки свержения власти: Анкара обвиняет в этом проживающего в США оппозиционера и известного религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена, однако Чандар сомневается, что ключевые посты в турецкой армии контролируются исламистами.

В числе почти 3000 арестованных путчистов находятся около 40 генералов, добавляет аналитик. К примеру, командир армии, ответственный за граничащие с Сирией и Ираком регионы, десяток бригадных генералов, командующих сухопутными соединениями и подразделениями внутренней безопасности, сосредоточенными на борьбе с курдскими повстанцами. По мнению Чандара, этих людей едва ли можно заподозрить в симпатиях к «гюленизму».

Кроме того, в течение суток были взяты под стражу 140 судей Государственного совета и апелляционных судов. По сведениям аналитика, всего из судебной системы «выдернули» почти 2475 судей, включая члена Конституционного суда Турции - высшей судебной инстанции страны.

«Скорость и масштабы действий исполнительной власти поражают. Складывается впечатление, что Эрдоган и правительство были готовы к попытке переворота и имели достаточно сведений о том, кто из властных структур мог бы быть к этому причастен», - предполагает эксперт.

В целом методы свержения власти достаточно прямолинейны, считает Чандар. Сначала мятежники захватывают лидера, затем СМИ, чтобы потом показать в прямом эфире его низвержение. Вместо этого нынешние путчисты решили организовать переворот во время отпуска Эрдогана, причем даже не пытались его захватить: к тому моменту, как все началось, президент уже был в безопасном секретном месте.

Затем все буквально летит в тартарары: сторонников путча призывают разойтись по домам, в то время как других людей, напротив, приглашают собраться на улицах в поддержку Тайипа Эрдогана. Более того, путчисты, предположительно, вели огонь по мирным жителям, что лишено смысла: при таком развитие событий на сторону властей перейдут даже те, кто изначально симпатизировал мятежникам.

«Таким образом, мне кажется наиболее вероятным, что Эрдоган - возможно, с согласия западных сил - работал со своими людьми в военных структурах над организацией фальшивого переворота. Это покажется возмутительным тем, кто видит во всем этом победу демократии над насильственным захватом власти «кучкой предателей», но при наличии такого количества вопросов, остающихся без убедительных ответов, многообразие появляющихся теорий заговора не должно никого удивлять», — отмечает обозреватель Al-Monitor.

По его мнению, хотя попытка переворота провалилась, нанесенный ею ущерб серьезен. Во-первых, подмочена репутация Турции как оплота стабильности в неспокойном регионе, где военные захваты являются пережитком прошлого. Во-вторых, имидж страны запятнан, и никто не может гарантировать невозможность переворота или его попытки в будущем.

(При подготовке текста использован перевод «РИА Новости»).

* * *


О том, что происходило в Стамбуле в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, и почему у многих граждан Турции складывается впечатление, что мятеж был сфальсифицирован, «Дождь» поговорил с жительницей Стамбула Еленой Смирновой.

Предположения о мистификации переворота высказывают и жители Турции – в монологах, записанных изданием «Медуза».

«Я не верю, что переворот был реальный, думаю, произошел конфликт между правительством и Эрдоганом лично. Нам говорят, что только небольшое число солдат хотели переворота. Тогда почему другая часть армии не смогла воздействовать непосредственно на них? Вместо этого Эрдоган и его окружение призывали нас выйти на улицы и атаковать солдат. Разве это разумно, звать простых граждан, просить их самих защитить страну от армии? Страшно, что они еще и религию замешивают в политику, говорят, мол, переворот совершили, в том числе, и те, кто против религии», - говорит житель Стамбула Эзги Дамкачи.

«Я бы сказал, что вчера все было вполне обычно, только в больших городах — Анкаре, Измире и Стамбуле — были столкновения. В остальных местах по стране ничего не происходило. Все случилось за три-четыре часа — это указывает на то, что переворот был ненастоящий, спланированный кем-то по специальному сценарию. Все, кто поддерживают Эрдогана, ночью вышли на улицы, но в основном, мы узнавали обо всем из новостей. Там сказали, что только некоторая часть армии и техники участвовала в событиях. Это похоже на очень плохую игру. Мы еще увидим, как Эрдоган всех переиграет — изменит политическую систему и сможет продлить свои полномочия — для чего все и делалось», - считает Мустафа Илмаз.

«Мне кажется, этот переворот — театральная сцена, и выступавшие на ней не ставили целью захватить контроль над страной. Если бы армейская верхушка действительно бы действовала решительно, судьба президента Эрдогана была бы печальна. Возможно, это вообще была попытка укрепить правительство. Но так или иначе, во что это выльется — можно будет судить только в динамике. Хорошо уже то, что переворот провалился: Эрдоган должен оставить пост точно так же, как он его получил. Нужно придерживаться демократического пути», - заявляет Эмре Йылдырым.

«Всю ночь сторонники текущего режима дрались на улице с восставшими солдатами. Такие, как я, оставались дома и следили за новостями. Много жертв, но непонятно с чьей стороны — гражданских или военных. Вообще, это с самого начала не было переворотом. Это была игра правительства в переворот против самих себя», - уверен стамбулец Эрдал Дурмаз.

* * *

«Медуза» поговорила также с доцентом Института стран Азии и Африки МГУ, тюркологом Павлом Шлыковым, который еще в марте 2016 года спрогнозировал военный переворот в Турции.

«Все складывалось так, что должно было произойти что-то подобное. Но я все-таки рассматривал свержение [президента Турции Реджепа Тайипа] Эрдогана и успешный переворот, а он пока оказался неуспешным, поэтому предсказание, если и оправдалось, то не на 100 процентов», - сказал Шлыков.

Говоря о предпосылках к мятежу, эксперт отметил «очень тяжелое внутриполитическое положение, в котором оказалась Турция. Оно опровергает те достижения, которых [правящая] Партия справедливости и развития (ПСР) добилась в 2000-е годы: высокий экономический рост, повышение уровня жизни, примирение [с курдами] и решение других горячих внутриполитических проблем. Все это в 2013–2015 годах было фактически перечеркнуто, что дало почву для роста негативного отношения к правящему режиму, а поскольку правящий режим в Турции очень персонифицирован, то и непосредственно к Эрдогану».

Кроме того, «Эрдоган вопреки нормам действующей Конституции де-факто создал президентскую систему. Когда премьером был Ахмет Давутоглу, взаимоотношения между президентом и министрами, с одной стороны, и главой кабинета и министрами, с другой, складывались очень своеобразно для Турции. Министры сначала синхронизировали свою позицию с Эрдоганом, а потом уже все реализовывалось на уровне премьер-министра.

Это привело к тому, что Давутоглу ушел в отставку, посчитав для себя невозможным находиться в ситуации, когда он де-юре обладает колоссальными полномочиями, а де-факто остается на вторых ролях и даже не может назначать руководителей ячеек ПСР на местах.

Эта ситуация не устраивает значительную часть турецкого политического истеблишмента, военной элиты и немалую часть общества», - пояснил Павел Шлыков.

Он напомнил, что Эрдоган «свернул мирный процесс с Рабочей партией Курдистана, - главное достижение прежних лет. О нем с пафосом и фанфарами докладывали те же самые министры, которые в 2015 году этот процесс быстро похоронили. Эрдоган развернул жесткие репрессии, продолжилось наступление на оппозиционную прессу и политиков. В условиях такого жесткого режима, когда с 2008 года идут массовые чистки военной элиты, все-таки нашлись военные, которые сочли возможным выступить против Эрдогана».

На вопрос, не возникла ли опасность гражданской войны, если турецкое население разделено на две части, эксперт ответил, что это не исключено. «Вслушайтесь в слова премьера, который говорит, что [мятежники] хуже террористов, так как это офицеры, которые давали присягу и отдавали жизнь за Турцию. Они были названы хуже террористов Рабочей партии Курдистана, которые совершают теракты. Это тоже звонок, что разделение общества идет как снизу, так и сверху, что гораздо опаснее, ведь глава государства должен быть не только президентом своих сторонников, но и всей страны», - пояснил Шлыков. Он считает, что теперь «маховик репрессий будет раскручен еще больше, чем мы наблюдали в последние годы. Но понимаете, 30 миллионов не поддерживающих ПСР людей в тюрьму не загонишь».

Напомним, поздним вечером 15 июля власти Турции объявили о попытке военного переворота в стране, который намеревалась совершить группа военных. Путчисты объявили по телевидению о захвате власти, вводе военного положения и комендантского часа. Попытка госпереворота началась с того, что верные мятежникам части перекрыли мост через пролив Босфор. В небе над Анкарой и Стамбулом на небольшой высоте летали вертолеты и самолеты. Сообщалось, что вертолеты наносили удары по зданию Генштаба, государственной телекомпании и зданиям спецслужб. Лишь к утру 16 июля мятежники начали сдаваться сторонникам президента Реджепа Эрдогана. Основным организатором попытки госпереворота турецкие власти считают оппонента Эрдогана, авторитетного общественного и религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена, проживающего в США. Турецкий премьер Бинали Йылдырым 16 июля заявил, что любая страна, защищающая Гюлена, будет объявлена врагом Турции. Гюлен, в свою очередь, опроверг свою причастность к последним событиям и осудил действия мятежников.

По последним на момент подготовки этого материала данным Йылдырыма, после попытки переворота задержаны 7500 человек, 300 из них арестованы. Среди задержанных - по меньшей мере 103 генерала и адмирала. От своих обязанностей отстранены 30 губернаторов, а также 47 глав округов, в Стамбуле и Анкаре уволены более восьми тысяч полицейских.

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии