11 Декабрь 2017

Новости Центральной Азии

Чолпон Джакупова: После принятия поправок в Конституцию от парламентаризма останутся рожки да ножки

Законопроект о внесении дополнений и изменений в Конституцию Кыргызстана, недавно вынесенный на обсуждение, уже вызвал много нареканий со стороны юристов. Откровенно абсурдный «список» высших ценностей из девяти пунктов, представляющий собой мешанину из понятий, бессмысленных в юридическом смысле; ликвидация нормы, предусматривающей восстановление Кыргызстаном нарушенных прав и свобод своих граждан в случае, если международные органы признали факт таких нарушений; оптовое лишение всех судей прав на тайну переписки, телефонных переговоров и так далее, что автоматически лишает судебную власть даже декларативной независимости; лишение Конституционной палаты Верховного суда какой-либо самостоятельности в принятии решений о неконституционности законов или их положений… Вот лишь те поправки, что сразу бросаются в глаза. Но есть еще и нюансы, которые явно говорят о том, что предлагаемые нововведения переформатируют Конституцию, как говорил один юморист, в инструкцию по эксплуатации всей страны в узкокорыстных целях. Об этих нюансах «Фергана» побеседовала с депутатом Жогорку Кенеша (парламента Кыргызстана) Чолпон Джакуповой.

— Чолпон Идиновна, предлагаемые поправки носят весьма противоречивый характер, насколько бурными были дебаты во фракциях?

— Если таковые и были, то проходили они в сверхсекретном режиме — вы будете удивлены, но мне о них ничего неизвестно. Я вообще не заметила, чтобы в стенах парламента велась какая-то работа в этом направлении. Да, приходил президент, да, в своих выступлениях он говорил о том, что надо вносить изменения в Основной закон, но никакой рабочей группы не было создано, этот вопрос не обсуждался ни в кулуарах, ни тем более на сессиях или в комитетах, поэтому я вообще сомневаюсь, что этот документ был рожден в недрах парламента. Нынешняя власть регулярно обвиняет в авторитарности акаевский и бакиевский режимы, экс-президенты любили менять Конституцию, но мы хотя бы знали составы рабочих групп, имена экспертов и юристов, работавших над поправками. В данном же случае вообще ничего неизвестно.

— Зато внешние приличия вроде бы соблюдены – проект вынесен на общественное обсуждение, затем будет «обтачиваться» в парламенте, потом проведут референдум.

— Если вдаваться в подробности, то и они не соблюдены. Предположим даже, что инициаторами законопроекта действительно являются парламентарии, поставившие под ним свои подписи. Но они же должны знать о том, что документ вынесен на обсуждение с нарушением всех юридических процедур. Во-первых, депутаты ЖК вообще не могут инициировать внесение изменений. По действующей Конституции эта законодательная инициатива закреплена за двумя субъектами — за самим народом (300 тысяч подписей), либо за народоизбранниками. Предпочли идти по второму пути, но забыли, что статья 4 декрета Временного правительства «О президенте КР на переходный период», который принимался на референдуме в 2010 году, накладывает запрет на изменение шести разделов Конституции (кроме первого, второго и девятого) до 1 сентября 2020 года. До этого срока депутаты не имеют права трогать Конституцию. Декрет ведь действующий, его никто не отменял.

Идем дальше. И в регламенте ЖК, и в действующей Конституции говорится о том, что проект закона о внесении изменений в Основной закон подлежит направлению в Конституционную палату Верховного суда для дачи заключения. В случае вынесения палатой отрицательного заключения, проект рассмотрению не подлежит. Кто-нибудь видел это заключение? Где оно?

Наконец, лидер фракции СДПК Иса Омуркулов уверенно заявляет, что референдум по принятию поправок состоится в сентябре-октябре, но в том же регламенте ЖК четко оговаривается, что закон о внесении изменений в Конституцию принимается депутатами после проведения не менее трех чтений с перерывами между ними в два месяца. То есть на обсуждение документа требуется полгода, референдум, по идее, нужно назначать на весну. Как они собираются перешагивать через все эти нормы, мне непонятно.

— Алмазбек Атамбаев в своих комментариях журналистам относительно внесения изменений в Конституцию постоянно говорит о том, что хочет ослабить президентскую власть, усилив при этом позиции премьера и парламента. Предлагаемые поправки, на ваш взгляд, соответствуют президентским заявлениям?

— Однозначно нет. В справке-обосновании к проекту закона говорится о том, что предлагаемые поправки практически не касаются полномочий ветвей государственной власти. Еще как касаются. Увеличиваются полномочия не только премьер-министра, но и президента. Что касается института парламентаризма, то от него, в случае принятия этих поправок, останутся рожки да ножки, Жогорку Кенеш будет выполнять чисто номинальную роль. Например, если раньше законы о республиканском бюджете, налогах, принятые парламентом, подлежали обязательному подписанию, то теперь премьер может отклонить их. Согласно действующей Конституции, премьер-министр может не чаще одного раза в год ставить перед парламентом вопрос о доверии правительству. В случае отказа Жогорку Кенешем в доверии кабмину президент решает либо отставить правительство, либо назначить досрочные выборы в парламент. Поправки эту норму убирают, что позволяет премьеру постоянно шантажировать парламент угрозой вотума.

Вот мы не пропустили в свое время антинародные законы, касающиеся ОСАГО, или, к примеру, обязательного страхования жилья. Теперь же, я вас уверяю, все антинародные инициативы будут проходить в ЖК на раз-два-три.

Если раньше мы могли одной третью голосов инициировать вопрос о снятии с должности генпрокурора, то теперь для этого требуется набрать не менее 2/3 голосов, что практически невозможно.

Судей вообще опустили ниже плинтуса. В справке-обосновании, не стесняясь, пишут, что судебная власть является вторичной по отношению к президенту и ЖК на основании того, что последние избраны народом. Ни один нормальный юрист не написал бы такого. Это бред. Конституционная палата Верховного суда, согласно поправкам, должна будет согласовывать свои решения с президентом и ЖК. Этой поправкой закладывается прямой конфликт интересов. Ну, представьте: мы принимаем закон, КП выносит вердикт о его несоответствии статьям Конституции и потом оправляет его нам же, чтобы мы выдали свое заключение. В таком случае, для чего нам вообще КП? В целом, все будет решать связка президент-премьер-министр. Судейская власть, прокуратура, парламент — все под ними, никто не может их контролировать. Парламент становится фикцией, ширмой.

— Парламентариям все-таки кинули косточку. Статья 72 гласит, что депутат может быть назначен на должность премьера или вице-премьера с сохранением депутатского мандата и права голосования на пленарных заседаниях ЖК. Это разве не слияние законодательной и исполнительной властей?

— В некоторых странах это допускается, но в данном случае, я думаю, эта норма вводится как приманка — чтобы протащить законопроект, надо заинтересовать депутатский корпус, к тому же президент как-то должен оправдывать свои заявления об усилении парламентаризма. И таких приманок или реверансов в законопроекте много. Реверанс в сторону обывателя — перечисление «высших ценностей» типа материнства, отцовства и прочих не несущих никакого правового смысла понятий. Реверанс в сторону ура-патриотов — поправка о том, что решения международных судов не будут приоритетнее местных.

— Но и президент, и поддерживающие его политологи заявляют, что поправки в пресловутую 41 статью вносятся, поскольку она создает угрозу суверенитету страны.

— Ну, давайте тогда вообще выйдем из всех международных договоров и останемся с абсолютным суверенитетом. Ситуацию можно объяснить на примере концепта супружества: заключая брак, вы договариваетесь, что несете ответственность за ребенка, рожденного в этом браке, что в случае развода будете платить алименты и т.д. Отцовство и материнство – это потеря части своего суверенитета? Безусловно. И точно так же заключение любого международного договора — это согласие с правилами, которые он устанавливает, и согласие на добровольную потерю части суверенитета. Подписали договор – будьте добры соблюдать правила. Не хотите — разрывайте соглашение.

— Если эти поправки все же будут приняты на референдуме, следует ли распустить парламент?

— По закону, распустить следует всех: если меняются функциональные обязанности, объемы полномочий (а они меняются предлагаемыми поправками), то все обнуляется, и мы возвращаемся к результатам 2010 года. Если граждане проголосуют за поправки, то следующим их шагом должно стать требование отправить всех в отставку. Мы должны распустить ЖК, отставить президента и премьера, судейский корпус…

— Судя по тому, с какими нарушениями процедур законопроект вынесен на обсуждение, законы будут продолжать нарушать и далее, так что все останутся на местах. Спикер ЖК Чыныбай Турсунбеков 31 июля заявил, что перед тем, как внести законопроект о внесении поправок в Конституцию, проводились встречи с депутатами, в ходе которых было принято решение не распускать парламент после референдума. К тому же и в пункте 8 статьи 2 законопроекта авторы пишут, что спикер, его заместители, члены правительства, генпрокурор и все прочие «сохраняют свои полномочия до истечения сроков, на которые они были избраны или назначены».

— Говорить и писать они могут что угодно, но мы-то легитимность свою потеряем и в глазах международного сообщества, и в глазах собственных граждан, потому что они нас избирали для выполнения тех полномочий, которые у нас нынешними поправками отнимаются. Меня тревожит тот факт, что избиратели не читают нормативные документы и не пытаются расшифровать, что стоит за их положениями. От чего мы уходили в 2010-м году, к тому сейчас и возвращаемся, только под другим соусом. И вопрос стоит сейчас так: насколько граждане сейчас ответственны перед собственным государством, чтобы прочитать и понять законопроект прежде, чем проголосовать.

— А об ответственности депутатов, подписывающих такие документы, вопрос не стоит?

—Это тема для отдельного разговора. Первое, что я лично сделаю, если эта Конституция пройдет, — сдам мандат. Потому что все время в публичном пространстве говорила о том, что буду отстаивать независимость судебной системы. Сейчас же моя задача заключается только в том, чтобы предупредить граждан о происходящем. Решение они будут принимать сами.

Елена Агеева

Международное информационное агентство «Фергана»

Статьи по теме:




  • РЕКЛАМА