12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Диалоги правозащитников Узбекистана: С властями или друг с другом?

Слева направо: Василя Иноятова, Мухаммад Бекжан, Абдурахман Ташанов. Фото с сайта «Озодлик»

Руководитель правозащитного общества «Эзгулик» Василя Иноятова на своей странице в Фейсбуке выразила недовольство по поводу интервью президента ассоциации «Права человека в Центральной Азии» (AHRCA, Франция) Надежды Атаевой.

Споры и разногласия в среде узбекских правозащитников - не редкость. Заниматься защитой ущемленных и репрессированных граждан в авторитарном государстве - занятие сложное и неблагодарное. Власти давным-давно вытеснили из страны практически всех правозащитников, а те, кому разрешили остаться, находятся практически под колпаком у правительства. И первые, и вторые имеют разнообразные претензии друг к другу. Но на самом деле, если мнения коллег не совпадают, - это нормально. Только желательно, чтобы обмен этими мнениями был цивилизованным и продуктивным, а не загонял ситуацию в еще больший тупик.

Впрочем, «Фергана» вовсе не планировала устраивать подобное публичное обсуждение. Мы всего лишь оттолкнулись от информационного повода, созданного узбекским государством и «внутренними» правозащитниками, попросив «внешних» прокомментировать ситуацию со своей стороны. Однако, вероятно, необходимость открытого разговора о проблемах правозащитного движения и его отношения с государством существует.

Обращаем внимание читателей на то, что Надежда Атаева отзывалась о Василе Иноятовой, деятельности «Эзгулика» и визите к заключенному Мухаммаду Бекжану уважительно и с пониманием. Нам кажется, что руководитель «Эзгулика» в своем ответе на интервью Надежды Атаевой высказывалось излишне эмоционально. Впрочем, выводы предоставляем делать вам самим, уважаемые читатели.

Интервью Надежды Атаевой можно прочитать здесь, а пост Васили Иноятовой мы публикуем ниже в собственном переводе с узбекского языка. Кроме этого, отвечая на логичную претензию Васили Иновятовой в адрес главного редактора «Ферганы», мы с удовольствием даём ей возможность высказаться на страницах нашего издания. Для этого мы направляем ей свои вопросы, составленные на основании разворачивающейся дискуссии (в нижней части публикации), и ждём ответа.

Пресс-релиз №15, 01.08.2016 й.

“ЭЗГУЛИК”: КЎМАК БЕРОЛМАСАНГИЗ, ХАЛАЛ БЕРМАНГ!

Ўзбекистон инсон ҳуқуқлари “Эзгулик” жа...

Опубликовано Василой Иноятовой 31 июля 2016 г.

«НЕ МОЖЕТЕ ПОМОЧЬ, НЕ МЕШАЙТЕ!
ответ Васили Иноятовой на интервью Надежды Атаевой

Правозащитное общество Узбекистана «Эзгулик» было зарегистрировано в министерстве юстиции Узбекистана 19 марта 2003 года после вмешательства председателя ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе). В офисе, выделенном для общественности американской организацией Freedom House, «Эзгулик» пережил бурные и суровые дни. Представил ряд отчетов по состоянию прав человека в стране. Международные организации и дипломатический корпус приветствовали нашу работу.

Одновременно общество пережило давление и преследования правоохранительных органов, органов государственного управления. Несмотря на все это, «Эзгулик» продолжает свою деятельность. В центральный офис общества, а также в его филиалы в областях каждый день от граждан поступают десятки, а то и сотни обращений, итогом которых становятся объективные отчеты о ситуации с правами человека.

Председатель общества Василя Иноятова и активист общества Абдурахман Ташанов 20 июля текущего года посетили колонию 64/48 в системе ГУИН при МВД республики и встретились с отбывающим срок Мухаммадом Бекжаном. Многие приветствовали посещение узника, находящегося в заключении уже 15 лет, однако тот факт, что состояние его здоровья нормальное и сам он отзывался нормально об условиях его содержания, испортило настроение некоторым нашим коллегам.

Так, председателю международной организации «Права человека в Центральной Азии» Надежде Атаевой факт встречи активистов «Эзгулика» с осужденными в колониях страны, мягко говоря, не понравился: якобы правительство Узбекистана специально организовало для «Эзгулика» встречу с осужденными в колониях, желая тем самым закрыть рот международному сообществу, критикующему Узбекистан. То есть, правительство преследует политическую цель, а правозащитники играют под его дудку. Согласно безосновательному утверждению Атаевой, состояние Мухаммада Бекжана не такое хорошее, как заявили правозащитники, и отношение администрации тюрьмы к нему очень плохое, и так далее.

Возможно, правительство Узбекистана преследует свои интересы, когда дает правозащитникам разрешение встречаться в колониях с активистами гражданского общества. Так как не только правительство Узбекистана, но и другие авторитарные правительства не делают чего-то без цели. Одно только обижает сильно: ведь и Надежда-ханум, и другие недовольные лица знают, сколько старания вложили активисты «Эзгулика» для организации этих встреч, опираясь на международные организации. Не стали бы обвинять «Эзгулик» в бескультурье и в попытках обратиться к представителям HRW, IM (имеется в виду Amnesty International. – Прим. «Ферганы») с просьбой о финансовой помощи. Вышеупомянутые организации, несмотря на долговременное сотрудничество с нами, ограничились тем, что отписались, использовав дешевые поводы.

Касаясь издания «Фергана». Что, господину Кислову было в тягость напрямую обратиться к руководителю «Эзгулика»? Можно утверждать, что, пользуясь услугами наемных сторонников, ставя под сомнение визит правозащитников, он самого начала показывает свое пристрастие в этом вопросе. То есть, можно заметить, что в первый же день, когда было объявлено, что ГУИН разрешил «Эзгулику» посетить осужденных, это не понравилось администрации сайта. И организованное интервью с Надеждой Атаевой - продукт этого настроения.

Мнение человека, который руководит неизвестно какой организацией и живет за много тысяч километров от Узбекистана, не может сломить дух активистов «Эзгулика». Наше общество посредством нескончаемых обращений и своей деятельности и впредь будет посещать наших коллег, даже если это кому-то не нравится.

Думается, что для Надежды Атаевой и подобных ей людей будет лучше, если правительство Узбекистана будет беспрестанно пытать политических заключенных, а из колоний непрекращающимся потоком будут возвращать их трупы, и ни обществу «Эзгулик», ни другим международным организациям не будут выдавать разрешения для посещения колоний и тюрем. Вот тогда ее отчеты будут весомыми, она ни на миг не будет сходить со сцены мирового сообщества, а ее наградят Нобелевской премией. Не это ли ей грезится? Вот в чем вопрос!

К сожалению, мы тоже существуем, ведем и будем продолжать вести нашу борьбу, исходя из своих возможностей. При первой же возможности мы будем посещать друзей и коллег, узнавать их состояние, а они будут знать, что их не бросили и не забыли. А также расскажем им о доброй, заботливой и болеющей всей душой Атаевой и ей подобных.

Общество прав человека Узбекистана «Эзгулик».

* * *

«Фергана» принимает предложение Васили Иноятовой обратиться к ней напрямую и просит ответить на следующие вопросы:

- Каким образом вы добились разрешения на посещение политзаключенных в колониях? Власти Узбекистана могли, как и раньше, вам тихо отказать или отмолчаться (ранее в своем обращении вы писали, что «общество прав человека «Эзгулик» годами предпринимает попытки, чтобы добиться разрешения властей на свидание с политузниками») и никто бы не узнал об этом. Что в этот раз побудило их дать вам разрешение?

- Выдвигал ли ГУИН какие-то условия, которые вы должны были соблюсти во время визита в колонию?

- Какие задачи вы ставили перед собой, планируя визит к политузникам? Что удалось выполнить, а что – нет?

- Перед поездкой к Бекжану и другим политузникам вы составляли вопросник? Какие вопросы считаете наиболее актуальными? Удалось ли их задать? Если да, какие ответы вы получили?

- Вы верите словам Мухаммада Бекжана о том, что в колонии ему хорошо, что питание хорошее и разнообразное? Какие есть другие доказательства?

- Судя по лицу, Бекжан изможден, судя по его словам - там идиллическая тюрьма. А что на самом деле?

- Бекжан сказал, что письма получает всего лишь один-два раза в год. Ему так мало пишут или он получает не все письма и таков режим их передачи?

- Предполагая, что посещения политзаключенных будут находиться под неусыпным контролем сотрудников колонии и что реальная ситуация будет отличаться от того, что будет сказано вслух, по каким признакам вы намеревались составить себе истинную картину? И если составили, то какую?

- Довольны ли вы результатом встречи с Мухаммадом Бекжаном в целом? Почему?

- Готовясь к поездкам к другим политзаключенным, вы намереваетесь совершить визит по тому же плану, что использовали во время посещения к Мухаммаду Бекжану? Если скорректируете, то каким образом?

- - В каком формате вы обращались за помощью к международным организациям – устно или письменно? И какие ответы вы от них получили?

- Каким образом другие правозащитники помешали вам осуществлять миссию?

- Как вы можете объяснить, почему уже более 13 лет правительство Узбекистана не дает тематическим спецдокладчикам ООН доступа в страну?

- Считаете ли вы, что миссия «Эзгулика» может заменить посещение колоний международными независимыми наблюдателями?

- Как, по вашему мнению, отсутствие аккредитации HRW в Узбекистане повлияло на положение в области прав человека в этой стране?

- С марта 2013 года в Узбекистане нет миссии Красного Креста, которая ранее посещала пенитенциарные учреждения. Как вы считаете, ее отсутствие отразилось на положении заключенных?

- К нам поступают сообщения о распространении туберкулеза и СПИДа среди заключенных. По вашим данным, существуют ли эти проблемы в Узбекистане? Как «Эзгулик» оценивает деятельность властей по предотвращению распространения туберкулеза и СПИДа среди узников?

- Как часто в «Эзгулик» обращаются родственники заключенных по поводу отсутствия у последних доступа к медицинской помощи? Как Сангород и медчасти колоний обеспечиваются медикаментами и одноразовыми шприцами? Как эти проблемы исследует «Эзгулик»?

- Исследует ли «Эзгулик» условия, в которых содержатся дети, рожденные в заключении? Как кормят заключенных мам? Наблюдает ли «Эзгулик» за ситуацией в женской колонии и судьбой детей, которых переводят в Дом малютки и детдома?

- Расскажите подробнее, по каким конкретно критериям Вы проводите мониторинг в Узбекистане? Речь идет не о направлениях деятельности, а о критериях оценки положения в области прав человека, которые использует «Эзгулик». Как эта организация проверяет информацию?

- Испытываете ли Вы давление со стороны узбекских спецслужб? Устанавливают ли они запретные для вашей организации темы?

* * *

«Фергана» обязательно опубликует ответы Васили Иноятовой, если получит их.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА