29 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Политики и эксперты Центральной Азии выдвигают версии о будущем Узбекистана

После сообщения «Ферганы» о тяжелом состоянии президента Узбекистана Ислама Каримова политики и эксперты Центральной Азии сфокусировались на будущем этой самой крупной по численности населения республики региона. Главный вопрос – кто сменит Каримова на посту главы государства. Виртуальное, как минимум, «соперничество» идет главным образом между премьер-министром Шавкатом Мирзиеевым и вице-премьером Рустамом Азимовым.

По мнению эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, «больше всего шансов занять ташкентский «трон» у второго лица в официальной узбекской иерархии, 59-летнего премьер-министра Узбекистана Шавката Мирзияева, возглавляющего правительство с 2003 года. Такого мнения придерживается и главный редактор информационного агентства «Фергана.ру» Даниил Кислов (Daniil Kislov), один из самых осведомленных людей о всем, что происходит в Узбекистане. Аппаратный вес Мирзияева, кроме того, определяется его близостью к президентской семье, а также поддержкой всесильного шефа Службы национальной безопасности Узбекистана(СНБ) 72-летнего Рустама Иноятова.

Аркадий Дубнов
Однако самым важным остается вопрос - каким станет Узбекистан после Каримова.

Если власть наследует Мирзияев, то, скорее всего, Ташкенту не избежать серьезного усиления российского влияния, что вовсе не означает нового возвращения Узбекистана в лоно ОДКБ или его вступления в ЕАЭС. Это будет отвечать, скорее, интересам прагматичным, нежели политическим, наследникам Каримова нужна будет реальная поддержка и в Москве на нее не поскупятся, цена вопроса весьма велика.

Прозападный крен нового поколения узбекской элиты при этом вовсе не исключен, но резкие повороты в настроениях не свойственны политике Ташкента, это может стать делом будущего.

Но больше всего будут ждать сигналов, предвещающих новый курс Ташкента, в соседних столицах, - Душанбе, Бишкеке и Астане, причем, кое-где, скорее, с опасением, чем с надеждой.

В самом 32-миллионном Узбекистане, тем не менее, одни надеются на оттепель, как в 1953-м, после Сталина. Иных страшит приход к власти исламских радикалов, считалось ведь, что только Каримов был им преградой.

В любом случае, 25-летие своей независимости Узбекистан отметит 1 сентября, кажется, впервые без своего лидера».


Слева направо: Шавкат Мирзиеев, Рустам Азимов, Нигматулла Юлдашев

Что касается вероятности прихода к власти какого-нибудь оппозиционера, то, как отметил Аркадий Дубнов в интервью «Бизнес-ФМ», «в политической оппозиции сегодня в Узбекистане никто не наблюдается. Ее уже давно нет. В этом как раз и сказывается характер узбекского режима, который политическую оппозицию с самого начала терпел очень недолго. Всех узбекских оппозиционеров еще из бывших депутатов съезда СССР уже либо нет с нами, либо они давно в эмиграции. Один есть самый известный оппозиционер Каримова Мухаммад Салих — известный узбекский поэт, который в 1991 году был конкурентом Каримова на президентских выборах и получил тогда 13 процентов голосов. Он возглавлял партию «Эрк», которая утверждает, что и сегодня ее сторонников много внутри Узбекистана. Опасаться власти можно только, конечно, исламистской, радикальной, которая в известной степени находится в подполье, и именно ее представители, узбекские мусульмане, только за то, что пять раз справляли намаз и многие из них читали религиозную литературу, сидят в тюрьмах, и это является основанием для обвинения нынешнего Узбекистана в большом количестве политических заключенных. Тем не менее надо смотреть с разных сторон на ситуацию, ведь именно Каримов принимается очень многими, в том числе очень многими узбеками, как гарант стабильности. И это тоже правда».

Андрей Грозин
Завотделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин уверен, что преемник будет «из людей, которые занимают сейчас непосредственно ведущие позиции, тех людей, которые входят в ближайшее окружение президента ну как минимум в течение последнего десятилетия. Таких людей немного, чаще всего называют три фамилии. Это, во-первых, многолетний глава Службы национальной безопасности Узбекистана Рустам Иноятов. Это нынешний, тоже уже многолетний премьер-министр Республики Узбекистан Мирзиеев. И это его первый заместитель, вице-премьер и одновременно человек, курирующий все основные финансовые вопросы Узбекистана и внешнеэкономическую политику страны [Рустам] Азимов. Ну, если Каримов будет передавать кому-то власть, то он может выдвинуть какую-то другую фигуру, то есть вполне возможно, что у него есть свои представления о том, кому он согласится передать власть. Это знает только сам Каримов.

Я вообще полагаю, что при живом Каримове никакого преемника не будет. Просто потому, что Ислам постарается держать власть до тех пор, пока он еще в состоянии это делать физически. То есть он уйдет только вперед ногами, скорее всего. А как уже будет все происходить после этого, это уже отдельная песня. Ну я полагаю, что будет некий консенсус элит.

Узбекские элитарии для того, чтобы сохранить политическую систему, сложившуюся при Каримове, и себя в этой политической системе, сохранить свои группы, свой бизнес, свой контроль, я думаю, сумеют как-то договориться и не доводить дело до серьезных внутренних конфликтов, которые в условиях Узбекистана ситуация будет намного хуже, чем в годы таджикской гражданской войны или в ходе киргизских смен власти. Несмотря на то, что все системы власти пока функционируют более-менее нормально, но на самом деле пока ведь все держится по большей части во многом на фигуре самого Каримова, он - главный судья в спорах между этими группами, между этими влиятельными большим людьми. Если его вытащить из этой системы, это может оказаться равносильно тому, как выдергивают стержень из какой-то конструкции, она вся рушится. Может появиться элемент хаоса, который сейчас просчитать невозможно. Ни один ответственный эксперт вам сейчас не скажет ни в Москве, ни в Астане, ни, тем более, в самом Ташкенте, как вообще все это может происходить, что в итоге может получиться».

Алишер Таксанов
Тем временем политэмигрант, бывший сотрудник узбекского МИДа Алишер Таксанов призывает не забывать о Конституции, согласно статье 96 которой «при невозможности исполнения действующим Президентом Республики Узбекистан своих обязанностей его обязанности и полномочия временно возлагаются на Председателя Сената Олий Маджлиса Республики Узбекистан, с проведением в течение трех месяцев в полном соответствии с Законом «О выборах Президента Республики Узбекистан» выборов Президента страны».

Таким образом, отмечает Таксанов, «в настоящее время главой государства может стать Нигматулла Тулкинович Юлдашев, представитель Ташкентского клана. Это обозначает одно: происходит полный перевод сил в сторону столичной региональной элиты. «Самаркандцы» и «ферганцы» теперь на вторых и третьих ролях».

«Конечно, болезнь Ислама Каримова обострила межклановые противоречия, баланс сил может быть разрушен. Эксперты отмечают борьбу между отдельными чиновниками, и теперь все гадают, кто возьмет власть - премьер Шавкат Мирзияев из самаркандско-джизакского клана или вице-премьер Рустам Азимов из столичного. Слово остается за шефом спецслужбы Рустамом Иноятовым.

Однако даже формально стороны должны соблюдать закон. А это означает, что власть переходит к председателю Сената Олий Мажлиса Нигматулле Юлдашеву, который ранее никак не проявлял свои амбиции на «Ок Сарай». Конечно, у Иноятова свои планы, но у него две противоположные линии, которые может выбрать: поддержать закон, то есть Н.Юлдашева или организовать путч, поставив во власть одного из вышеуказанных игроков, - продолжает Алишер Таксанов. - Не следует забывать, что к Н.Юлдашеву переходят и полномочия главнокомандующего, а это полное подчинение себе силовых структур. Если СНБ начнет противозаконную игру, то у ВРИО президента есть другие силы, которые по мощи не уступают ведомству Иноятова - милиция и армия. Учитывая вражду, которая имеет место быть между этими силовыми ведомствами, шансы обуздать путчистов будут высокими. Это понимает и старый чекист, возможно сейчас ведущий консультации с коллегами, что же делать дальше.

Единственная возможность Ш.Мирзияева и Р.Азимова - это участвовать в президентской гонке спустя три месяца, как временные полномочия главы государства перейдут Н.Юлдашеву, который может также принять участие в них. Тогда все решит или избиратель, или тот, у кого больше ресурсов влияния на Центризбирком».

Досым Сатпаев
Казахстанский политолог Досым Сатпаев считает, что любые проблемы, связанные со сменой лидера Узбекистана, прямо или косвенно ударят по Казахстану.

«Особенность Узбекистана в том, что регион находится в очень нестабильной зоне – Ферганская долина с высоким уровнем безработицы и активным распространением радикальных экстремистских течений, соседство с Афганистаном, пограничные проблемы с Таджикистаном и Кыргызстаном. Если в Узбекистане со сменой власти старая элита не сможет решить эти проблемы, то эти «мины замедленного действия» начнут взрываться. Ислам Каримов мог держать ситуацию под контролем – у него была жесткая рука автократического лидера. Он вычистил все политическое поле, убрав демократическую оппозицию. Он вычистил всю элиту, оставив только несколько региональных групп, где главенствуют «ташкентцы» и «самаркандцы». Поэтому не факт, что его потенциальные преемники смогут сохранить такую систему управления», – полагает Сатпаев.

По его мнению, проблема Ислама Каримова в том, что в Узбекистане все претенденты на власть имеют на нее равные права. Это не наследственная монархия, где все понимают, кто будет следующим, тем более что некоторые члены семьи президента уже потеряли свои позиции – его старшая дочь Гульнара Каримова находится под жестким прессингом антикоррупционных расследований.

«Не дай бог, если казахстанский и узбекский сценарии транзита власти в сторону дестабилизации сольются вместе. Это будет огромная «черная дыра», которая поглотит не только Центральную Азию, но и ударит по России и Китаю. Поэтому абсолютно все заинтересованы в определенном стабильном периоде. Чтобы там не было серьезных конфликтных моделей, которые могли бы отразиться на узбекском обществе. Не надо забывать, что ситуация на границе с Афганистаном ухудшилась. Это в совокупности может привести к состоянию похлеще сирийского. Это самый негативный сценарий», – считает Досым Сатпаев.

Аждар Куртов
Эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов полагает маловероятной ситуацию, когда узбекские элиты не смогут договориться о преемнике. Однако нездоровье президента открывает возможности для исламистов и оппозиции, которая называет себя демократической и находится за рубежом, для попытки оказать влияние на ситуацию. Представители исламской оппозиции внутри Узбекистана находятся в глубоком подполье, поясняет Куртов, основная угроза исходит от соседнего Афганистана, но организовать масштабное вторжение либо мятежи внутри Узбекистана исламистам вряд ли по силам. Тем более что Узбекистан, в котором проживает 32 миллиона человек, - самая крупная страна региона, и дестабилизация в нем невыгодна никому: ни России, ни США, ни Китаю, убежден эксперт.

По мнению бывшего директора Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Булата Султанова, «внешняя политика Узбекистана не может претерпеть никаких изменений, потому что Узбекистан так же, как и страны Центральной Азии, находится внутри треугольника, тремя главными сторонами которых являются Россия, Китай и исламский мир. Какие-то тактические изменения могут быть, а стратегические изменения определяются нашими географическим условиями», - полагает Султанов.

Булат Султанов (слева), Феликс Кулов
Киргизский политик Феликс Кулов считает, что «вероятнее всего, политика Каримова будет жить еще долго. Ведь данная стратегия, как и сам Каримов, являются гарантией стабильности в стране, и многие узбекистанцы поддерживают его политические взгляды».

Подготовлено по материалам Materik.Ru, BFM.Ru, Total.Kz, Vesti.Kg, Inform.Kz, Rbc.Ru и социальной сети Facebook

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА