29 Март 2017


Реклама


 



Архив

Новости Центральной Азии

Ислам Каримов. Почему его смерть - это предательство узбекского народа?

Вспоминается случай из детства. Однажды на гостя нашего дома набросилась собака. Злая была собака, невоспитанная. Порвался ошейник и она ринулась на него из глубины двора. Пара секунд - и она уже прыгнула, раскрыв пасть. Никто и пошевелиться не успел, только смотрели. Гость же совсем не испугался, не побежал, не вскрикнул. Напротив, немного присел навстречу овчарке и каким-то невероятным образом умудрился поймать её за уши. Затем он одной рукой перехватил её за холку, а другой крепко взялся за спину. И приподнял ее на полметра. Собака взвизгнула и вдруг как-то обмякла. Раз-два-три, он опустил её на землю и выпустил из рук. Собака наша завиляла хвостом. Это было волшебством каким-то.

- Несите ошейник, - сказал гость, похлопывая присмиревшую псину, - если собаку приподнять в воздух, она теряет контакт с землёй и полностью повинуется. Просто понимает сразу, кто здесь главный и сильный. Старый метод...

В Узбекистане умер президент. В Узбекистане не стало того единственного, который решал за всех, думал за всех и, в некотором смысле, жил за всех.

Народ застыл, онемел. Наиболее активные бросились к клавиатурам и принялись на все лады ещё раз, напоследок, вдогонку умершему правителю признаваться в любви и преданности. Простые граждане всхлипывают, скорбно качают головой. И молчат.

Это не пожар, не землетрясение. Это не смерть близкого, в прямом смысле, родственника. Событие, к которому никто не готов. Просто с ними такого ещё не случалось. Нет готовых поведенческих шаблонов.

Мы немного озадачены. Нас смешит и раздражает поток слезливых постов в социальных сетях, наспех слепленные клипы, удручающе-печальные мелодии и чёрные цвет на аватарках.

А мы чего ожидали? Что они пустятся в пляс? Напишут: «Ура! Наконец-то он умер»? А в Узбекистане все вздохнут свободно и начнётся новая жизнь? Мы же понимаем, что умер один только Ислам Каримов. Остальные все на своих постах. Машина не просто продолжает работать, машину перевели в аварийный режим и за каждой лампочкой следит сейчас вдвое больше глаз. Те, кто живёт в Узбекистане, давно научены тому, что, где, кому и когда говорить. И тем более писать.

«Кто же нам скажет: я есть, дети мои!» - пишут граждане в плохо составленных стихотворных плачах. У целого народа умер единый отец. Он был строг, они признают, даже жесток, порой сверх меры, да! Но он был мудр, он думал о них, жил одними только мыслями о счастье народа. Своего народа. Буквально - своего, личного народа. Который так и не успел коснуться земли, сделать хоть один шаг самостоятельно, как его из мозолистых коммунистических рук передали в крепкие руки независимости. Так и не выпустили из пелёнок.

И не было мучительного надлома. Никто не заметил отнятых прав, украденных свобод - красть было нечего, не успели даже принюхаться. Шлепнулись в слякоть кризиса и разрухи, вскрикнули испуганно и снова - под сильную руку мудрого правителя. Благо, она была наготове, та же самая, знакомая рука. «Лишних» вымели сразу и особо не церемонясь. Иные сами поспешили ретироваться. И стала всем независимость.

Словно как в секте - народу каждодневно вводили в сознание магические мантры про «поднял на мировой уровень», «потерпим ради мира и стабильности» и «народ к свободе пока не готов».

Помнится, начале нулевых я часто шутил над узбекским телевидением: днём там часами показывали бесконечные стены, развалины Бухары, исторические мечети Самарканда, Хиву, Ургенч; и сады, и поля, поля, поля.. Под красивую, но однообразную заунывную музыку. «Узбеки!», - смеялся я, - «вас хотят усыпить! это реально вводит в транс!».

И народ постепенно, на самом деле очень быстро и по привычке покорно отдался в эти жаркие объятья тотальной опеки своего лидера и силовой машины - основы его безграничной власти.

Отняли свободу? Да. Но зато в стране мир и стабильность.

Коррупция стала основным ключом взаимодействия гражданина и государства (буквально на любом уровне)? Да, зато если заработал немного или занял-перезанял - гарантировано получишь справку, нужную доверенность, место в институте для ребёнка, работу или очередь на операцию в больнице.

Люди пропадают без суда и следствия? Да, зато в стране не угоняют автомобили и вечерами можно спокойно гулять по улицам.

Выбор, сделанный за него, принят народом с полным ощущением абсолютной верности этого выбора, его безальтернативности.

Если «посадили» соседа или дальнего родственника - им не повезло. Либо было за что.

Если забрали брата, жену, отца - не повезло тебе. Зато в целом в стране - мир и благополучие.

Народ совершенно перестал соотносить свои проблемы, низкий уровень жизни и отсутствие гарантированных прав и свобод с верховной властью в стране. Вернее, со времён СССР просто не умел никогда.

Зато любое достижение - в спорте ли, в политике, в экономике - это становится победой вождя, его безусловной заслугой перед народом, его знаменем, которым дано право гордиться и простому гражданину: да, вот мы какие!

В закрытом, вручную и очень жёстко управляемом обществе очень быстро возникает внутренняя апатия: внушённая исключительность вождя, абсолютная непогрешимость его решений и бесполезность любого протеста приводит к тому, что абсолютно атрофируется способность (навыки) принимать собственные решения, конкурировать в понятных устойчивых координатах.

Отключаются, сначала насильно, а потом и просто по привычке, опции критического мышления и объемного восприятия окружающей действительности. Возникает ложная, но абсолютно устойчивая уверенность, что там, наверху, ОН - «наш отец, наш покровитель, наш лидер и вождь» - он все знает, все может и обязательно все сделает правильно, как надо.

Отмахнуться от сложнейших вопросов, отвернуться к стене и спокойно заснуть в полной уверенности, что ОН обо всем позаботится - это становится не просто привычкой, это воспринимается народом как подарок судьбы, как благо, дарованное Богом за какие-то прежние великие заслуги.

Так рождается Гордость. Ложная и порочная. Которая застит глаза и позволяет государственной машине вовсе не обращать внимание на реальные нужды и чаяния народа. Только дай нужный лозунг и ещё один повод погордиться.

Народ, руководимый диктатором, овладевшим абсолютной и никем нелимитированной властью, словно ребёнок, выросший в условиях гиперпротекции: вроде бы и здоров и румян, но категорически не приспособлен к реальной жизни. И уж если говорить откровенно, то «здоров и румян» он только на плакатах и экранах телевизоров. Он уже сам не рискнёт сделать самостоятельно шаг: «ты не готов!» - кричат ему. И возводят вокруг стены, все толще и выше. Нет окон в этих стенах? И правильно - зато солнышко не обожжет и ветром не надует!

И крыша - все крепче и надежнее. Немного давит? Ничего! Зато от всего на свете защищает!

В любом споре, особенно в последние «траурные» дни, защитники и влюблённые в Каримова граждане основным козырем в любой дискуссии имеют фразу: «А зато у нас мир и не было войны!».

И с этим очень трудно спорить. И даже не хочется. Правда - не было войны, нет ее сейчас и дай Бог, чтобы не было впредь!

Хотя мало кто подсчитывал всех, кто был лишён родины за инакомыслие, вынужден был бежать, обрубив по живому все свои корни. Тех, кто просто не смог больше там жить, лишился работы, уехал искать новую Родину себе и своим детям. Кто потерял здоровье в тюрьмах. Лишился жизни. Либо сохранил жизнь ценой сломленного духа и попранной воли.

Никто не подсчитает тех, кто выполняет на чужбине самую чёрную и трудную работу за мизерную плату. Да, добровольно, но вынужденно - потому, что на родине за эту работу едва получишь вдоволь еды для своей семьи. Работают и погибают! Пропадают без вести. Довольно часто я сам, занимаясь строительством в Подмосковье, прекрасно это знал и видел: приезжают на заработки в 15-17 лет, присоединяясь к старшим братьям и просто родственникам. Эти ребята практически гарантированно навсегда отрезаются от всякой возможности получить образование и достойную работу.

Сотни тысяч узбеков в городах и деревнях России - это армия, которая рано или поздно возьмётся за лом или топор с «ненужной» стороны. Они уже невероятно закаленные и выносливые. Их не страшат голод и холод. Они весьма прочно связаны между собой - это основа их выживания там. Любой срыв в безвластие в России - и по лесам начнут носиться летучие отряды азиатских партизан. А позже они вернуться в родной Узбекистан - сильные, выносливые, злые.

Это ли не жертвы этой «мирной войны»?

В то время как более-менее приспособившиеся жители городов просто не видят этого в объёме. Голова занята собственным расчетом. Но зато видят широкие проспекты, яркие транспаранты, щедрые столы и традиционные праздники. И не хотят, просто уже не могут задумываться о важном.

Потому что есть уже привычка отмахиваться от проблемы, если она чуть шире собственных нужд, повернуться к стенке и заснуть. А ОН там все обдумает, решит и всем наутро объявит.

И так незаметно все это происходит. Шаг за шагом. Кирпичик к кирпичику. Закон к закону. Что и не заметишь вовсе, как стены, и крыша, и запертая наглухо дверь - все это стало обычной тюрьмой. Где - да, да, конечно - и сухо, и тепло, и ветер не дует, и даже бывают праздники. И нет никакой войны.

И вот... нельзя такой народ обвинять в чем-то. В глупости или покорности. Нельзя. В невежестве - нельзя. В слабости и неадекватности. Нельзя ни в коем случае.

Обвинить можно только Ислама Каримова. Обвинить в предательстве. Потому что он предал свой народ. Предал в том, что, сконцентрировав всю власть в своих руках, возложив на себя нечеловеческие (в том смысле, что одному смертному такого просто не одолеть) функции мозга, сердца, совести и души целого народа, он, Ислам Каримов, должен был при таких раскладах прожить как минимум 200+ лет, а он взял да и умер в 78.

Это все равно, что вырезать у пациента лёгкие, подключить его к единственному в мире аппарату для снабжения организма кислородом, а потом взять и вынуть вилку из розетки. Мол, все, аппарат сломался - тока больше нет!

Но система искусственного жизнеобеспечения больше не работает. И не объяснишь сейчас онемевшему от горя народу, что это не потеря. Это предательство. И не плакать нужно, а злиться. За то, что бросил на произвол судьбы, так ничему не научив.

Но умерших всегда жаль. Даже самый нищий и убогий, но живой, стоя над бездыханным телом, начинает чувствовать легкий флёр победы, силы. А «внезапно сильные» часто бывают снисходительны. Но злопамятны. Чему мы станем свидетелями в недалеком будущем.

Рустам Юлдашев, колумнист «Ферганы.Ру»

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии