21 Ноябрь 2018



Новости Центральной Азии

Тихий легион: Раскол в «Таблиги джамаат» порождает радикалов

Члены радикального течения «Йакын Инкар». Фото Азаттык

Начало здесь и здесь.

Религиозное движение «Таблиги джамаат», действующее в Кыргызстане практически на государственном уровне, начало раскалываться на отдельные группировки.

Специалисты предупреждали о расколе давно, но о том, что он зайдет так далеко и уже скоро может привести к весьма печальным последствиям, мало кто догадывался. Старая истина гласит, что болезнь легче предупредить, чем её лечить. А когда она перетекает в хроническую фазу и появляются сопутствующие осложнения, то зачастую единственным решением становится хирургическое вмешательство. Потребуется ли подобная операция Кыргызстану в религиозной сфере? По-моему, это даже не вопрос времени, а требование.

В предыдущих частях рассказывалось о том, что движение «Таблиги джамаат» в Кыргызстане получило поддержку на самом высоком государственном уровне. На стороне таблиговцев не раз выступал глава государства Алмазбек Атамбаев, один из лидеров движения Максат Токтомушев является руководителем Духовного управления мусульман страны - ДУМК (читай, негласный президент мусульман Киргизии), а многочисленные сторонники таблиговской идеологии представлены на различных уровнях государственной службы – начиная от органов местного самоуправления и заканчивая парламентом страны. Мало того, имамами мечетей, то есть, духовными гуру на местах являются десятки, если не сотни членов «Таблиги джамаат».

Широкая распространенность таблиговских активистов служит массовому вовлечению верующих кыргызстанцев в деятельность организации. В свою очередь, от «официального» движения стали отпочковываться более радикальные течения, члены которых выражают недовольство некоторой пассивностью «государственных» таблиговцев, действующих под крышей ДУМК. Одним из таких ответвлений стало радикальное течение «Йакын Инкар», влияние которого растет не только в Кыргызстане, но и грозит перекинуться на соседние страны. Деятельность «йакыновцев» официально не запрещена (надеюсь, пока), но представители духовенства недовольны тем, что ее последователи не подчиняются общим правилам.

Название «Йакын Инкар» в переводе с арабского означает «отрицание всего, кроме бога». Эксперт из южного города Ош Азамат Асатулла уулу считает необходимым принять законы и ограничить деятельность «инкарцев». «Они наставляют на неверный путь наших граждан. «Инкарцы» говорят, что надо жить, как во времена пророка, и вводят людей в заблуждение», - возмущается эксперт.

В конце августа в Кара-Кульджинском районе Кыргызстана милиционеры задержали нескольких проповедников религиозного течения «Йакын Инкар», проводивших проповедническую работу без разрешительных документов.

Пресс-секретарь УВД Ошской области Жениш Ашырбаев рассказал, что местные жители сообщили в милицию о подозрительных гражданах, одетых в пакистанскую одежду. «Они передвигались на одной машине и распространяли религиозные идеи, — рассказал подполковник Аширбаев. — При проверке не смогли представить документы, удостоверяющие личность. Сейчас выясняется, какого характера агитацию они проводили».

Первые миссионеры этого движения появились пару лет назад в северных регионах Кыргызстана — в Иссык-Кульской и Чуйской областях, а позже в Нарынской. Члены общины ходят пешком и пользуются только тем, «что Бог послал». Они не пользуются телефонами, не смотрят телевизор и не интересуются политическими и иными светскими событиями. Не используют деньги и вообще не признают какие-либо государственные институты.

Адепты движения вовлекают в свои ряды всё большее количество людей, ибо почва, то бишь мозги их последователей предварительно были обработаны таблиговскими проповедниками. Последних, как известно, муфтият (ДУМК) сотнями посылает «в народ». Поддержка «дааватистов» (мусульманских миссионеров) на государственном уровне отрицательно сказывается на национальной безопасности страны, поскольку способствует росту радикальных течений, таких как «Йакын Инкар», которые быстро распространяются по республике с помощью даавата (проповеди).

Милиционеры ломают голову над тем, что делать с задержанными «инкаровцами». Деятельность движения официально не запрещена. Но вести проповедническую деятельность без соответствующих разрешительных документов нельзя. На новоявленных миссионеров накладывают штраф, но неясно, как религиозные деятели, не признающие денег, его выплачивают. Штрафы и задержания не останавливают «инкаровцев», они по-прежнему несут в массы свои мысли. И надо признать, их идеи получают большую поддержку в умах и сердцах обывателей.

* * *

Раскол в «Таблиги джамаат» подтвердил и известный в Кыргызстане теолог Кадыр Маликов. По его словам, члены «Йакын Инкар» не желают признавать нововведений со стороны основной группы — «Таблиги джамаат».

«Деятельность «Таблиги джамаат» в Кыргызстане регулируется муфтиятом, а значит государством, — подчеркнул Малик Курманбекович. — По этой причине и появилась протестная группа из некоторого числа дааватистов, которые отвергли все нововведения и отделились, называя себя группой «йакына», то есть подчеркивая свою большую набожность… Новое религиозное течение по своему духу ближе к салафитам Саудовской Аравии, то есть к тем, кто ориентируется на образ жизни и веру ранней мусульманской общины и выступает против любых нововведений в жизни мусульман. Члены движения — фанатики. Они не работают, у них, как правило, неопрятный внешний вид - длинная борода, немытые ноги, одежда пакистанская, не имеют образования и не признают светские науки, не пользуются транспортом, не берут в руки денег. Причем такое деструктивное поведение члены «Йакын инкар» проявляют как во время даавата, так и в повседневной жизни».

Таким образом Кадыр Маликов косвенно подтвердил то, о чем давно предупреждали сотрудники спецслужб: по сути «Таблиги джамаат» проповедуют религиозные идеи джихадистов ваххабитского и салафистского толка. Для большинства молодых верующих первым шагом на пути к радикализации их религиозного сознания становится присоединение к таблиговским идеям. Еще в 2002 году французская газета Le Monde опубликовала статью «Rise of Suburban Salafists Worries Police and Muslims», в которой приводились данные о том, что 80 процентов исламских экстремистов вышли из рядов «Таблиги джамаат», что дало французским спецслужбам основание именовать это движение «прихожей фундаментализма».

На основе данных исследований спецслужб и улемов (знатоков ислама) деятельность движения «Таблиги джамаат», как было сказано прежде, запрещена в России, Казахстане, Таджикистане и других странах. Кыргызстанским властям следовало бы обратить внимание на опыт этих стран, на законодательном уровне запретившим деятельность таблиговцев как членов организации, представляющей угрозу национальной безопасности. Особенно интересен опыт соседнего Казахстана, где, вопреки всем предсказаниям, запрет на деятельность «Таблиги джамаат», введённый в феврале 2013 года, не вызвал протестные настроения среди местных приверженцев таблиговской идеологии. Напротив, при активной позиции институтов власти и общества подавляющая часть сторонников движения отреклась от прежних идей и приняла действующую догматику Духовного управления мусульман Казахстана.

В Кыргызстане же религиозная ситуация в среднесрочной перспективе имеет все предпосылки к возможному отходу страны от светской модели государственного устройства и приобретения статуса регионального центра религиозно-экстремистских организаций, где будут проводиться сборы и дааваты большинства таблиговцев стран СНГ. И в перспективе Кыргызстан войдёт в пресловутую «ось зла» (напомню, что этот термин использовал президент США Джордж Буш в своём ежегодном обращении к Конгрессу в январе 2002 года для описания режимов, спонсирующих терроризм или разрабатывающих оружие массового поражения и способных передать его террористам).

Наблюдаемые факты радикализации сторонников «Таблиги джамаат» и их симпатии идеям создания «глобального халифата» способствуют увеличению числа желающих выехать на вооруженный джихад. А учитывая, что счет уехавших из Кыргызстана на войну с «неверными» в Сирию исчисляется сотнями, страшно представить, что ожидает кыргызстанцев по возвращении этих обученных головорезов.

В конце концов, активная деятельность «Таблиги джамаат» приведет к вытеснению традиционного для Кыргызстана мазхаба (богословско-правовой школы). Печальным итогом этого уже на официальном уровне станет изменение исторически сложившихся этнокультурных особенностей киргизского народа.

Продолжение следует

Аликбек Маматаев

Международное информационное агентство «Фергана»