15 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Кадыржан Батыров: «Меня заставили покинуть Кыргызстан, а потом возбудили уголовное дело» (видео)

Бывший депутат парламента и один из лидеров узбекской общественности Кыргызстана, бизнесмен Кадыржан Батыров, которого киргизское правосудие признало виновным в организации массовых беспорядков в июне 2010 года и сепаратистской деятельности и заочно приговорила к пожизненному заключению, в интервью «Азаттыку» (киргизская служба Радио Свобода) рассказал, почему и как он выехал из страны в 2010 году.

«Азаттык»: - При каких обстоятельствах и когда вы покинули Кыргызстан?

Батыров: - Во-первых, спасибо вам за такую возможность [высказаться]. 19 мая Роза Отунбаева отправила ко мне депутата [от фракции «Ак-Жол»] Алишера Ахмедовича Сабирова, сказав ему: «Поговори с Батыровым, если он выедет из Кыргызстана на пару дней, мы перетянем на свою сторону перешедших к [бывшему президенту Кыргызстана Курманбеку] Бакиеву людей. У нас сложная ситуация». Он и полковник милиции Исажан Омуракунов 19 мая вечером пришли ко мне домой. После них рано утром 20 мая в университет пришли Исмаил Исаков, Бакыт Алымбеков, Алишер Сабиров. Со мной были ректор университета, мой помощник Абдусаламов Улугбек. Они говорили: «Кадыржан, нам сейчас сложно, события на ипподроме ударили по нашему авторитету, дайте нам возможность, выезжайте из Кыргызстана. Мы объединим кыргызстанцев, потом вернетесь и будем вместе работать». Я спросил, какие они мне дают гарантии в такой ситуации. Они ответили, что я могу не беспокоиться, все посты предупреждены, не будет никаких препятствий.

- В какой день вы выехали?

- Я выехал 20 мая после разговора с ними.

- Как и куда вы выехали?

- Сел в машину и уехал. На границе Кыргызстана и Таджикистана есть водохранилище Кайраккум. Там есть небольшая киргизская территория, я выехал туда. Был телефон. Тайны в этом не было. Многие из Временного правительства знают об этом, в частности, со мной по телефону связывался Каптагаев. Они информировали меня. Обманув меня, заставили выехать, а потом возбудили уголовное дело. Меня обвинили в организации нападения на университет, а истинные организаторы провокации в итоге стали «героями». Позже я услышал, что некоторые члены Временного правительства - Исаков и Бекназаров - были замешаны в этом конфликте.

- Сколько времени вы находились там?

- 10 июня ко мне приехали узбекские лидеры. Салахидинов, Абдрасулов, Абдусаламов, Эргешов и другие приехали на нескольких машинах. Чуть ранее 5 июня они ездили в Бишкек и встречались с членами Временного правительства. Я попросил их поехать и спросить у членов Временного правительства, почему они меня обманули и попросили выехать из Кыргызстана.

«Я НЕ ТОРГОВАЛСЯ ЗА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДОЛЖНОСТЬ»

- С кем из членов Временного правительства они встречались в Бишкеке, какие вопросы обсуждали?

- Если быть точным, они встречались в Бишкеке с Отунбаевой, Атамбаевым, Каптагаевым и Бекназаровым. Они поднимали проблему узбеков. Как вы знаете, воспользовавшись ситуацией, активизировались представители преступного мира. Ставился вопрос по конституционной реформе. Салахидинов поставил вопрос ребром касательно конфликта на железной дороге в Оше. Суйун Омурзаков говорил, что задержит «Черного Айбека», но этого сделано не было. Вот такие вопросы они обсуждали.

- Каким был ответ Временного правительства?

- Они сказали, чтобы Кадыржан немного потерпел, и после того, как все уладится, сами позовут. Во время встречи с лидерами 10 июня я сказал: «Я им не верю. Они меня обманывают. В отношении меня завели уголовное дело. Вместо того, чтобы привлекать преступников, они преследуют меня. Здесь заложена «бомба». Я должен вернуться». Но ребята сказали, чтобы я еще раз поверил им. Они передали, что меня попросили пока не возвращаться. Я не возвращался. Уезжая, они позвонили и сказали, что в Оше начался конфликт. Их знакомые в ГКНБ сказали: «Вы не возвращайтесь, везде за вами следят, если вернетесь, вас застрелят». После этого все они уехали в Узбекистан.

- Кто приезжал к вам на встречу 10 июня?

- Около двадцати человек во главе с президентом узбекского центра Салахидиновым, Абдрасуловым Иномжаном, Абдусаламовым Улукбеком, Эргешовым Вахиджаном и Акбаровым Азимжаном. Раскрыть все имена я сейчас не могу. Они приехали ко мне и сказали, что провели переговоры в Бишкеке, что у них [Временного правительства] нет злых помыслов, мне только нужно немного подождать. Я остался, они уехали. Вот при таких обстоятельствах я уехал из Кыргызстана. Сейчас они ищуттого, кто дал сбежать Батырову, но я никуда не сбегал. Я выехал по просьбе Временного правительства. Далее они перевернули все так, чтобы не впускать меня.

- С кем из членов Временного правительства вы связывались, находясь за рубежом?

- Я был на связи с Эмилем Каптагаевым. По моей просьбе он проверял информацию и сообщал мне результаты.

- В своем недавнем заявлении СМИ и на странице в «Фейсбуке» Каптагаев сказал, что больше всех из членов Временного правительства с Батыровым встречался Алмазбек Атамбаев. Вы подтверждаете его слова?

- Подтверждаю.

- Сколько раз вы встречались?

- До выезда из страны я дважды приезжал в Бишкек. Тогда я провел по две-три встречи с Алмазбеком Атамбаевым и Розой Отунбаевой. У нас было достаточно времени, чтобы обсудить все вопросы. Придет время, и я расскажу о них.

- В обществе часто говорят, что Батыров проводил переговоры с членами Временного правительства о назначении на ключевые государственные должности этнических узбеков. Действительно ли такой торг имел место?

- Государственные должности не могут быть предметом торгов, у меня нет такой черты. Как вы знаете, при Курманбеке Бакиеве Ошскую, Джалал-Абадскую и Баткенскую области разделили между собой его братья. Везде были их люди. У нас был разговор о том, чтобы вместо них назначать новых людей из числа киргизов и узбеков, которые поддерживают революцию. Говорили, чтобы они заслуживали доверие народа. Были призывы вовлекать узбекское население. Заявляли, мол, почему узбеки всегда остаются в стороне, пусть они защищают свои права. Почему всегда на улицы выходят киргизы, а узбеки нет. Мне предложили остаться в качестве члена Временного правительства. Я отказался. Сказал, что у меня нет на то морального права. Пусть пройдут выборы, потом придем. Я уехал в Джалал-Абад, сказав, что без меня там Бакиевы могут еще много чего натворить.

- У вас были намерения воспользоваться моментом во время событий в апреле, мае 2010 года, когда была очень напряженная ситуация?

- В Оше есть школа имени отца Даврана Сабирова. Там я сделал заявление. Народ собрался, чтобы обсудить, о чем мне говорить в Бишкеке. Это было в конце апреля. Тогда я сказал: «Мы ждали демократии 20 лет. Вот теперь нас приглашает Временное правительство. Какие у нас есть вопросы? Я решил обсудить это вместе с вами, прежде чем поехать к ним».

Националистически настроенные журналисты преподнесли мои слова иначе. Они писали, что «Кадыржан требует автономии, он намерен отделить юг от страны».

- В тот момент узбекоязычные телеканалы показывали ваше выступление перед собравшимися, где вы говорили, что «ждали этого момента 20 лет». О чем это говорит?

- Действительно, такая запись есть. 15 мая, выступая перед 10 тысячами людей в Джалал-Абадском университете, я сказал, что «вчера мы вернули губернатора. Власть в руках Временного правительства. В Джалал-Абаде Бакиевых больше нет. Правоохранительные органы должны работать в рамках закона. Во время событий пострадали 64 человека, двое погибли. Сотрудники милиции, ГКНБ, имеющие связи с черным Айбеком или другими ОПГ, родственниками Бакиевых, должны быть задержаны. Если вы не в силах, мы будем вынуждены сделать это сами».

«БЕКНАЗАРОВ ПРОСИЛ ПОМОЩИ»

- Вы там сказали, что, если Временное правительство не может, вы сами его задержите. У вас были силы или вооруженные группы, и на кого вы надеялись?

- Народ. Я надеялся на народ. До этого я говорил с Бекназаровым. 15 мая он вызвал меня через заместителя губернатора Тайкожо Гиязова. А сам он закрылся в здании областной прокуратуры. Там он сказал мне: «Кадыржан, сейчас нельзя доверять милиции или ГКНБ. Освободите гостиницу в Джалал-Абаде от Бакиевых, а я соберу туда 300-400 человек для народной дружины. Я дал прокурору соответствующее указание. Друг, дай мне 150-200 ребят. Если мы не создадим дружину и не наведем порядок… Милиции и ГКНБ не хватает. Они продались. Шернияз приезжал, но опозорился и уехал. Я не хочу позориться, поэтому сейчас поеду и арестую всех. Киргизско-узбекская народная дружина находится в этой гостинице, их обеспечат всем необходимым, будет выплачиваться по пять тысяч сомов». Я спросил у него, могу ли говорить об этом народу. Он ответил: «Говори. Среди народа есть военные, отслужившие в армии, разбирающиеся в законах, умеющие пользоваться оружием и говорить с людьми на языке закона. Пусть они сдадут документы». Я встретился с народом и сказал, что, если они сами не могут, мы сделаем это с помощью народной дружины. Я только донес до народа слова Бекназарова.

- Во время июньских событий 2010 года вы предпринимали попытки связаться с Временным правительством?

- Никто не отвечал на телефонные звонки. У меня были номера Розы Отунбаевой, Алмазбека Атамбаева, Эмильбека Каптагаева. Сейчас многие связывают меня с Омурбеком Текебаевым. Но с ним за всю жизнь я встречался лишь дважды – во времена Акаева и Бакиева. Если мы встречались на улице, то здоровались. Только это.

- Когда и в какую страну вы уехали с киргизско-таджикской границы?

- Бакиевы были в Таджикистане. Там по телевизору я услышал, что таджикам будет отправлен запрос. Там показывало киргизское телевидение. Я сказал своему советнику, что Бакиевы здесь, надо выехать, чтобы не возникли проблемы. Мы уехали в Узбекистан. Июньские события закончились. Если не ошибаюсь, я выехал 20 июля. В Намангане, Фергане, Андижане я встречался с бежавшими из Кыргызстана ребятами. Также я встречался с ребятами в Ташкенте. Они хотели вернуться, я тоже думал над этим. Но позже они приехали ко мне и сказали, что если мы туда поедем, то может возникнуть конфликт. Высокопоставленные люди Узбекистана тоже не желали, чтобы я возвращался в Кыргызстан. Они передали, что я не могу оставаться в Узбекистане и мне надо выехать. Я купил билет и улетел к детям в Дубай. Там мы пробыли 3-4 дня. Ради безопасности детей я перевез их в Турцию. А сам улетел в Украину, в Крым. В Кыргызстане узнали, что я в Крыму, и начали отправлять в Киев запросы о моей экстрадиции. Потом меня вызвали в Верховный комиссариат по делам беженцев ООН и сделали за полтора дня документы, посчитав, что я в опасности. После этого я прилетел в Швецию. С тех пор там и живу.

- На двух известных правозащитниц Толекан Исмаилову и Азизу Абдирасулову после их участия в совещании ОБСЕ в Варшаве начали оказывать давление. Там были и вы. Есть мнение, что вы как-то связаны с правозащитницами…

- Я скажу открыто. Азиза Абдирасулова и Толекан Исмаилова уже много лет занимаются защитой прав. Но когда у меня возникли проблемы, ни одна из них не позвонила мне и не спросила, в какой правовой помощи я нуждаюсь, какой мне нужен юридический совет после разграбления моего университета и детских садов. В Варшаве, сидя рядом со мной, они чувствовали себя неловко. У меня нет никакой связи с ними. Они стеснялись меня.

Перевод на русский язык осуществлен редакцией «Азаттыка» (киргизская служба Радио Свобода)

Международное информационное агентство «Фергана»