23 Август 2017

Новости Центральной Азии

Колонка Ядгора Норбутаева. «Идите же сюда, голуби мои!»

В годы моего детства Благородная Бухара был прямо-таки самым настоящим Эдемом для множественных беззаветных и отчаянных каптарбозов (голубятников). На любой городской гузар (район) приходилось таких любителей пернатых по десять, даже по двадцать, а то и больше. Телевизоров ведь ещё не было, надо ж было как-то развлекаться.

Чтобы вы знали, в переводе: «Каптар» – голубь, «бозй» - играть.

Только представьте себе такое: ближе к вечеру, когда уже начинает спадать нестерпимая жара, многие мужчины, отцы семейств, причём независимо от национальной принадлежности, одновременно лезут на крыши своих глинобитных жилищ (панельных многоэтажных зданий тогда тоже в помине не было), и тут начинается натуральное светопреставление, как будто бы в сонный узбекский кишлак на всём скаку врывается эскадрон пьяных будённовцев.

Каптарбозы громко свищут, да так, что у стоящих с ними рядом закладывает уши, а местные собаки уже и не знают куда им от охватившего ужаса деться-спрятаться. Голубятники азартно машут какими-то длинными шестами с привязанными на конце тряпками, забыл уж как они назывались, а потом подолгу стоят, задрав голову, как завороженные и не отрывают взглядов от своих пернатых питомцев.

Уже тогда, в те далёкие годы, каптарбозы Бухары по праву славились и были известны по всему белу свету! Почему?

Да хотя бы потому, что одними из самых именитых и до сей поры считаются голуби породы Bukhara fluting. Эти турманы известны прежде всего тем, что они способны по много раз кряду кувыркаться в воздухе, да и просто своею природной красотой, которую, возможно и не всегда сможет оценить несведущий дилетант.

Взлетает такой каптар в самое поднебесье, а потом на секунду замирает в воздухе, а потом начинает, падая, крутить множественные сальто-мортале, как назад, так и вперёд. Шарах-шурух, шарах-шурух, и хоть бы хрен!!


Почти так же Бухара выглядела в годы детства автора этой статьи

У бухарских голубей на концах лапок растут длинные перья, напоминающие по виду сапожок или колокольчик. Имеются и другие достоинства, но их, полагаю, стоит обсуждать только в среде узких специалистов.

Когда бухарский голубь идёт на посадку, то он в какой-то момент перестаёт махать крыльями и делает, как говорили тогда сами каптарбозы, «қаиқ», то есть «лодку».

Представьте себе – расправленные крылья и опущенные ножки, мохнатые книзу, ну ни дать, ни взять немецкий пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-87» (неубирающиеся шасси у него были укрыты специальными аэродинамическими обтекателями), хорошо знакомый нам тогда по многочисленным кадрам из военной кинохроники.


Бухарская порода голубей


«Юнкерс-87»

Уже по завершению голубиных игрищ каптарбозы-соседи всегда собирались вместе где-нибудь на «полянке» и начинали свои профессиональные обсуждения, «разборы полётов». Мы же, дети, стояли молча и слушали, с завистью впитывая в себя непонятные волшебные слова: сафед, зок, сар сиё, чинны

Многие взрослые люди, не подвластные данной страсти, задавались тогда сакраментальным вопросом – так в чём же «кайф» у этих каптарбозов? Ради чего они как ненормальные бегают по крышам, оставив дома свои семьи? Стоит ли вообще тратить деньги, иногда довольно значительные, на приобретение всё новых и новых голубей? А корм? А устройство вольера («катак»)? А обогрев своих подопечных в зимнее время? Ну, и так далее.

Страсти каптарбозов не всегда поддаются логическому объяснению. Возможно, в данном случае имеют место некие древние человеческие инстинкты.

Одним бухарским каптарбозам, к примеру, нравилось созерцать «кувырки» своих голубей, и они с упоением их считали вслух: як, ду, се, чор, панч…


Голубятня на крыше азиатского дома

Но более всего была распространена так называемая «голубиная охота», о ней стоит поговорить подробнее.

Итак, хозяин, предварительно покормив птиц, с криками и свистом гонит свою «хель» («стаю») в воздух, а, чтобы каптари не ленились и не садились обратно на крышу, он машет своим длинным шестом.

Голубям ничего не остаётся, и они вынужденно поднимаются кругами всё выше и выше в небо, как по серпантину. Некоторые, правда, на время отделяются от хели и начинаю самостоятельно кувыркаться на приволье, но потом всё равно возвращаются в родной коллектив.

Но вдруг неподалёку возникает другая голубиная хель, чужая.

У какого, позвольте вас спросить, каптарбозника не всколыхнёт от такого сердце и кровь не застучит в висках?

Две стаи постепенно сближаются, вот они уже летят почти рядом и параллельным курсом. В какой-то неуловимый момент всё перемешивается. Вот это и есть квинтэссенция голубиной охоты! Теперь самое важное – чья хель заберёт, заманит к себе чужих каптарей, «пленников», так сказать. Пусть не всех. Пусть даже нескольких, пусть хоть одного!

Но вот посадка на крышу благополучно завершилась, хозяин, приговаривая ласково: «бе-бе-бе…» заманивает своих питомцев в родной «катак».

Все зашли, однако один залётный чужак всё ещё гуляет по крыше в растерянности.

Хитрый же хозяин теперь уже без резких движений насыпает доверчивому залётному каптарю из зерна «роҳ» (дорожку). Бросит несколько зёрен и отступит, «бе-бе-бе-бе…» и опять добавит зёрнышек.

Глупый же каптар так увлекается процессом склёвывания, что уже не замечает того, как в руках у человека появляется чемордон.

Чемордон – это нечто вроде сачка на бабочек, круг из толстой проволоки диаметром около полутора метров, на который натянута верёвочная сетка, ячейки в ней довольно крупные, но каптарю через них никак не пролезть.

Всё это хозяйство приделано к небольшому шесту.

Хлоп! Вот и попался голубок в чемордон! Каптарбоз немедля отрезает ему ножницами «летательные» перья на крыльях и всё готово. Иди, гуляй, парень! Пока эти перья у тебя не отрастут, ты никуда от меня не денешься. Потоскуешь день-другой, а потом и привыкнешь. Конечно, возможны исключения, например, если твой прежний хозяин придёт с выкупом…


Бухара времен детства автора этой статьи

Написал я всё это и задумался…

Что же натолкнуло меня на столь экзотические воспоминания?

Ба! Представилось почти воочию, как самый упорный кандидат на пост будущего президента Узбекистана, Шавкат Мираманович Мирзиёев свой «электорат» предвыборными обещаниями потчует.

- Полюбите же меня, о, узбеки! Я вам ещё более Великое Будущее организую, дайте только срок!

Я вам в Ташкенте все трассы городские разблокирую! Бе-бе-бе-бе!

Я всех вороватых чиновников мигом за решётку упрячу! Бе-бе-бе-бе!

Я всех этих наглых мытарей-налоговиков приструню и в бараний рог их согну всем на радость! Бе-бе-бе-бе!

А доверчивый узбекский народ так уже увлёкся этими обещаниями, так ими заворожён, что в упор не замечает огромного ЧЕМОРДОНА в шавкатовой руке.

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке