24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Детская больница использует нестерильные инструменты. Обратимся к и.о. президента?

Девятого октября в виртуальную приемную исполняющего обязанности президента Узбекистана Шавката Мирзиёева поступила жалоба, в которой сообщалось, что в отделении централизованной стерилизации (ОЦС) детской хирургической больницы №2 Ташкента медицинские биксы (стерилизационные коробки) не проходят все требуемые этапы обязательной стерилизации, а это создаёт условия для распространения таких опасных инфекций, как ВИЧ/СПИД, гепатит «С» и другие.

Оказалось, это уже вторая такая жалоба, поступившая на портал от сотрудников клиники. Первая была передана в интернет-приемную еще первого октября. (К слову, она была зарегистрирована под номером 4436, а жалоба от 9 октября – под №11.695. То есть, всего за неделю в виртуальную приёмную и.о. президента от населения поступило более семи тысяч жалоб-заявлений).

«Уже четвертого октября в больницу явилась комиссия в составе представителей Минздрава, горздрава, районной санэпидстанции и городской инфекционной больницы №4. По нашим меркам – реакция мгновенная. Но вместо того чтобы разобраться с конкретными виновниками и принять к ним соответствующие меры административного взыскания (хотя это – уголовное дело), проверяющие начали разговор о том, как бы замять проблему, не вынося скандал наружу. Дескать, может пострадать главврач, больницу могут закрыть, люди останутся без работы… Главная же проблема – безопасность детей – отодвинулась на задний план!» - возмущены источники «Ферганы» в клинике.

Их удивило, что члены комиссии попытались объяснить происходящее… «менталитетом», пообещав уволить главную виновницу скандала – одну из медработниц ОЦС Шахнозу Эргашеву - «без шума», пригласив ее вместе с другими медсестрами отделения в горздрав под предлогом аттестации (кстати, вот и случайное доказательство того, что аттестация используется, как хороший способ избавиться от неугодных). Хотя проверяющих не могло не вывести из равновесия содержание рапорта, написанного 18 сентября на имя главного врача больницы Данияра Сабирова другой сотрудницей ОЦС - Камолой Рузиевой.

Даже при беглом взгляде на текст по коже пробегают мурашки (почти дословный перевод с узбекского языка): «Немалая часть пергидроля, используемого для приготовления моюще-стерилизующего раствора, сразу же после того, как он отпускается из аптеки, выливается в канализацию. Спирт, предназначенный для определения пробы, стерильные перчатки и марля для анестезиологических инструментов и вовсе не используются, их распределяют между собой старшая медсестра отделения и отдельные сотрудницы. Биксы (ёмкость, куда складывается набор инструментов, направляемых на стерилизацию. – Прим. авт.) из таких отделений, как анестезиология, клиника (видимо, имеется в виду клиническая лаборатория. – Прим. авт.), биохимия, для обработки в автоклав не погружаются».

Далее автор сетует на то, что в ОЦС хлор не используется в принципе, а раствор гипохлорида также бездумно отправляется в унитаз. Зато, пишет Рузиева, Шахноза Эргашева занимается перепродажей дефицитных мединструментов и операционных игл медсестрам из других отделений…

Уволена, но продолжает работать

Появившаяся в виртуальной приемной и.о. президента жалоба шокировала многих сотрудников детской хирургической больницы №2. Они открыто высказывались за то, чтобы недобросовестных стерилизаторов строго наказали. Ведь описанная в жалобе ситуация - настоящая диверсия, направленная против самого уязвимого контингента - детей.

«Сразу вспомнилось: у одного нашего больного, ему сейчас 15 лет, была обнаружена ВИЧ-инфекция, а он лежал у нас, когда ему было всего четыре годика. Тогда, конечно, в стерилизационном отделении еще не работала нынешняя бригада, но как знать, где, когда и при каких обстоятельствах произошло заражение, сколько времени происходят такие нарушения? Теперь уже и не узнаешь. Есть еще случаи с тяжелыми инфекциями – мы ведь с кровью дело имеем. А где гарантия, что дети заражались не у нас?» - вопрошают собеседники «Ферганы».


Жалоба Камолы Рузиевой

Выяснилось, что у главврача Данияра Сабирова лежат несколько жалоб такого же содержания: от 08 июня 2016 года, от 14 июня, 15 сентября, 18 сентября... То есть, сотрудники не теряют надежды достучаться до начальства, чтобы прекратить вопиющие нарушения. Но все жалобы почему-то лежат мертвым грузом, и дать им ход главврач не спешит. Причину злые языки видят в том, что Эргашева «слишком много знает» о неблаговидных поступках руководителя клиники, которого некоторые называют «Казановой».

А иначе чем объяснить тот факт, что женщина до сих пор продолжает работать как ни в чем не бывало, хотя в ее трудовой книжке уже стоит отметка об увольнении, сделанная после рапорта Рузиевой. Тем временем покровители семьи Эргашевой из высших медицинских инстанций требуют аннулировать эту отметку. Без какого бы то ни было письменного на то приказа или распоряжения.

Стоит отметить, что перед тем, как начать работать в ОЦС, Шахноза Эргашева успела проявить себя никудышным специалистом в других кабинетах той же детской больницы - стоматологическом и физиотерапии: от нее еле избавились.

Бабские сплетни?

На пятиминутке, состоявшейся на следующий же после визита комиссии день, Сабиров возмутил многих добросовестных работников клиники заявлением, что ничего страшного не произошло: «Это просто бабские сплетни – разозлились двое друг на друга, вот и написали в сердцах». Всего-то! Он умолчал о том, что это уже не первая такая жалоба на профессиональную непригодность некоторых сотрудников клиники, «замороженная» в его столе.

Сабиров неожиданно в устном порядке обязал старших медсестер всех отделений по очереди следить за работой ОЦС. Несмотря на возражения врачей и заведующих отделениями, заявлявших, что «у тех своих прямых обязанностей по горло!», и напомнивших о сезонном дефиците медработников: часть из них занята сбором хлопка.

А седьмого октября стало известно, что Камола Рузиева написала руководству объяснительную, в которой все свои претензии к работе Эргашевой и всей команды отделения стерилизации назвала «бабьей» выдумкой, продиктованной личной обидой. Эту объяснительную никто, кроме руководства, не видел: она тут же была переправлена к ломающим голову над «неудобной» ситуацией кураторам в горздрав.

Тут нужно обратить внимание на один существенный момент: по месту требования передается только ксерокопия документа, а оригинал должен храниться у главврача. Но желая поскорее замять эту дурно пахнущую историю, Сабиров это правило предпочел, видимо, не выполнять.

В клинике заговорили о том, что посмевшую вынести сор из избы Рузиеву принудительно заставили пойти на попятную. Говорят, она случайно проговорилась об оказываемом на нее «сверху» давлении, а теперь упорно избегает расспросов на эту щепетильную тему.


Нарушения обнаружены и в других отделениях детской больницы

В связи с последними событиями возник ряд вопросов. Во-первых, интересна дата написания нового заявления Рузиевой и почему оно так тщательно оберегается от посторонних глаз. Если объяснительная написана 19 сентября, то есть на следующий день после подачи Рузиевой рапорта, то почему руководство клиники на протяжении двух недель, вплоть до визита комиссии, не считало нужным принять меры в отношении «клеветницы»? Если же заявление было написано после визита проверяющих, чем объясняется такой затяжной перерыв между двумя противоречащими друг другу по смыслу сообщениями одного автора? И почему Шахноза Эргашева не обратилась с жалобой на коллегу-«клеветницу» в прокуратуру, чтобы восстановить «запятнанную репутацию», с ее-то бурным темпераментом?

Ничего не изменится?

Десятого октября, выстраивая собственную линию защиты, главврач Сабиров пригласил к себе в кабинет врача, которая написала о происходящем в клинике в виртуальную приёмную Мирзиёева. В ходе короткого диалога он дал понять, что не намерен прислушиваться к мнению здравомыслящего большинства: «Вы что, хотите, чтобы я лишился работы? У меня тоже семья, двое детей. Что я могу сделать, если на меня давят сверху?!»

Призрачные надежды на то, что в клинике наведут порядок, всё же есть – в больнице ожидаются проверки. Об этом заявил при повторном обращении (9 октября) в виртуальную приёмную и.о. президента оператор горячей линии. Он подчеркнул, что обязательно будет проанализировано поведение предыдущей группы инспекторов, которые оказались озабочены, главным образом, вопросами сохранения позиций руководства клиники, а не проблемами безопасности больных детей.

P.S. Перед публикацией этого материала стало известно, что Шахнозу Эргашеву с 10 октября командировали на плановую учёбу – для повышения квалификации. В свете происходящего в больнице абсурда с ее участием в главной роли словосочетание «повышение квалификации» звучит как чёрный юмор.

И поможет ли тут виртуальная приемная, открытая будущим президентом Узбекистана?

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА