22 Сентябрь 2017

Новости Центральной Азии

Не сойти бы всем нам с ума. Карательная психиатрия в Казахстане набирает обороты

В авторитарных и тоталитарных государствах, где с правами человека все далеко не так хорошо, как в развитых демократиях, власть нередко прибегает к использованию медицины для борьбы с инакомыслящими гражданами и политическими оппонентами.

Первые факты так называемой «карательной психиатрии» фиксируются с начала XIX века - как в США и в странах Европы, так и в царской России. Один из самых известных в истории Российской Империи случаев — дело философа Петра Чаадаева, объявленного умалишенным и изолированного от общества на двадцать лет за «непатриотические высказывания» и критику российской действительности.

Карательная психиатрия была очень широко распространена в СССР: этой теме в Википедии посвящена огромная и подробнейшая статья.

Пишешь в Фейсбук? Ступай в спецлечебницу!

В конце прошлой недели в городе Жесказгане Карагандинской области была признана «социально опасной и представляющей угрозу для общества» пожилая воспитатель детского сада и по совместительству нелояльный к власти блогер и пользователь Facebook Наталья Уласик. Суд освободил ее от уголовной ответственности и определил поместить Наталью в психбольницу поселка Актас (куда, как правило, помещают особо опасных преступников, признанных невменяемыми).

При принятии решения суд руководствовался результатами экспертизы, которая признала Наталью психически больной и не отвечавшей за свои действия при совершении «преступления» в виде клеветы на бывшего мужа. Однако текста этой экспертизы никто не видел - суд попросту не предоставил его ни родственникам, ни защитникам Натальи.

«Доступа к тексту [экспертизы] у нас нет, - рассказывает известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис. - Суд проходил без адвоката, хотя был назначенный адвокат, но во время суда его не было в городе. Защитником была признана дочь Натальи, при этом и дочери не дали ознакомиться с результатами экспертизы. В суде первой инстанции в проведении независимой психиатрической экспертизы отказали. У нас нет информации, по каким основаниям суд вынес решение о принудительном лечении. Есть ли в заключении психиатров прямое указание на то, что г-жа Уласик представляет угрозу для окружающих или себя? Получается странная ситуация: до возбуждения уголовного дела по клевете она не представляла угрозы. Потом отказалась проходить освидетельствование, потом её принудительно освидетельствовали и вдруг выяснили, что ей нужно принудительное лечение в закрытом учреждении. У меня есть все основания полагать, что мы имеем дело с признаками карательной психиатрии. Мы будем настаивать на независимой экспертизе с главным вопросом: представляет ли она угрозу себе и окружающим».


Наталья Уласик. Фото с личной страницы в Фейсбуке

Наталья Уласик известна как автор критических постов в социальных сетях. Ее публикации вполне могли «напрягать» местные власти, отмечает сайт Bureau.kz.

По советским традициям

Наталья Уласик будет проходить «лечение» в Республиканской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением, что расположена в поселке Актас (ранее - Алексеевка) Талгарского района Алма-Атинской области. В советское время тут находилась спецпсихбольница Министерства внутренних дел Советского Союза. По сути, та же функция сохранилась у стационара в независимом Казахстане.

«За высокими заборами этой больницы изолированы от общества убийцы, насильники, людоеды. Они не отбывают наказание. Их здесь лечат, - писал в 2007 году казахстанский еженедельник «Новое поколение». - Тюремный дух чувствуется здесь очень сильно: примерно 70 процентов пациентов - судимые. Среди больных есть свои авторитеты, есть и опущенные, к которым отношение такое же, как на зоне. Учреждение сверхзакрытое, режим содержания весьма жесткий. Персонал, поступая сюда на работу, дает расписку о неразглашении любых сведений о том, что увидит внутри».

Именно в этом лечебном заведении целых девять месяцев провела Зинаида Мухортова - адвокат из маленького города Балхаш Карагандинской области. Это было несколько лет назад, а позже, в очередной раз столкнувшись с угрозой принудительного помещения в психиатрическую лечебницу, Зинаида покинула город и сейчас, по сути, скрывается. Хотя независимая экспертиза признала ее полностью здоровой, а Верховный суд отменил постановление своих коллег, на основании которого женщину поместили на принудительное лечение.

Даже краткая справка по делу балхашского адвоката занимает несколько страниц. Когда речь заходит о методах карательной психиатрии в Казахстане, ее дело можно «образцово-показательным».

Жалуешься на депутата? В психушку!

В июле 2009 года Зинаида Мухортова и еще три жительницы Балхаша обратились к президенту Назарбаеву, а также в Общественную комиссию по борьбе с коррупцией при президентской партии «Нур Отан» по поводу противоправных, с их точки зрения, действий Ерлана Нигматуллина - депутата парламента и брата губернатора Карагандинской области. Другое письмо было направлено самому губернатору.

Всерьез о возвращении феномена карательной психиатрии в практику преследований инакомыслящих в Казахстане заговорили еще в 2008 году (более ранние случаи редакции «Ферганы» неизвестны). Тогда правозащитные организации не без оснований посчитали, что насильственное заключение философа Нурлана Алимбекова в психиатрическое учреждение явилось продолжением традиций советской карательной психиатрии.
Однако уголовное дело возбудили в отношении самой Зинаиды Мухортовой и трех других подписантов писем - ее подзащитных в деле, где фигурировала фамилия Нигматуллина - Екатерины Гур, Клары Камбетбаевы и Людмилы Каштановой.

- В уголовном деле фигурируют только два наших заявления. Мы же жалобы подавали именно акиму (губернатору) Карагандинской области Нурлану Нигматуллину, но нам Нигматуллин ничего тогда так и не ответил, и эти жалобы нигде не фигурируют. Зато его брат пишет заявление по нашей жалобе прокурору Карагандинской области, где просит привлечь нас за клевету: меня и Клару, - напоминает женщина перипетии 2009 года (когда Н.Нигматуллин претендовал на место первого заместителя партии «Нур Отан»). - Им нужны были подтверждающие документы, что все эти сведения являются ложным доносом…

Суд, конечно же, оправдал надежды «народного слуги», признав заявительниц виновными в ложном доносе (а вот возбуждать дело по статье «Клевета» следствие не решилось) и, осудив их на два года условно. Кроме Зинаиды Мухортовой, для которой наказание стало бессрочным. Уголовное обвинение с нее сняли, а на основании лишь одной ее объяснительной вынесли медицинское заключение о наличии «бредового расстройства».

После пяти месяцев пребывания в следственном изоляторе (без санкции) женщину перевели в ту самую спецбольницу в Актасе, где содержатся особо опасные преступники. Еще почти девять месяцев кошмара в самой страшной психбольнице Казахстана закончились 22 сентября 2011 года после получения заключения специальной комиссии о том, что психическое состояние Зинаиды не вызывает опасений. По этому документу она могла проходить «лечение» у врача-психиатра по месту жительства. И что любопытно: уже на следующий день врачи местного психиатрического диспансера отказались ставить Зинаиду на учет. Почему? Из-за «отсутствия диагноза»! То, что душевное здоровье адвоката не вызывает никаких опасений, позже подтвердила и независимая экспертиза.

31 января 2012 года надзорная коллегия Верховного суда Республики Казахстан своим постановлением отменила решение Балхашского городского суда в отношении Зинаиды Мухортовой (на основании чего ее признали невменяемой) и направила дело на повторное рассмотрение. Поняв, в какой сложной ситуации оказались судьи, вынесшие такое заключение, Балхашский суд постарался максимально смягчить удар и постановил «прекратить дело в отношении обвиняемой и освободить ее от принудительных мер медицинского характера» (что подтвердила кассационная коллегия Алма-Атинского областного суда).

О своих «приключениях» Зинаида Мухортова рассказала в этом видеоролике

Прикидываешься здоровым? Документов не дадим

Руководствуясь имеющимися документами, в 2013 году Наталья Абенд, сестра Зинаиды Мухортовой, направляет заявление в органы здравоохранения, чтобы с Зинаиды сняли выставленный диагноз. Однако вечером 9 августа 2013 года в квартиру Зинаиды, проживавшей вместе с сестрой, врываются санитары и полицейские, адвоката вновь волоком доставляют в знакомое здание психоневрологического диспансера. Оказалось, что местная прокуратура все же добилась трехмесячного насильственного удержания Зинаиды в психдиспансере на основании того, как пишется в постановлении, что главврач этого заведения Рысбек Искаков «заподозрил», что у Мухортовой наступило «обострение».

После очередного потока заявлений международных правозащитных организаций Зинаиду снова освободили. Был заключен негласный договор: адвокат не принимает участия в общественной жизни, а система довольствуется тем, что Зинаида формально раз в месяц «отмечается» в диспансере.

Очевидно, что властям не хочется признавать Мухортову здоровой. В противном случае им придется давать ход ее заявлениям и ее объяснительной, в которой фигурирует фамилия Ерлана Нигматуллина - бывшего сенатора и родного брата председателя нижней палаты парламента. Того самого Нурлана Нигматуллина, которого недавно осужденный глава Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев назвал среди трех заказчиков по своему делу и захвату медийного бизнеса.

- Получается, что, согласно их заключениям, все сведения, изложенные в моей объяснительной – это бред! – возмущается Зинаида Мухортова. Она вспоминает, что в своей объяснительной она описывает как Ерлан Нигматулин начинал свою «бизнес карьеру» вместе с Куатом Султанбековым (известным в определенных кругах по кличке Кот) – якобы они совместно «вершили большие дела» (как писала местная газета), а затем бизнесмен Султанбеков все же попал в руки правоохранительных органов за целый шлейф преступлений, тянувшийся еще с советских времен.

На самом деле в такой ситуации легко сойти с ума. Зинаида Мухортова снята с учета в психиатрическом диспансере еще в июле 2012 года и с тех пор ее никто не обследовал. Но никаких документов на руки ей не выдают. Чтобы в случае чего всегда можно было воспользоваться правом на беззаконие?..

P.S. Сейчас в Алма-Ате психолого-психиатрическую экспертизу проходит юрист из Балхаша Санат Букенов, обвиняемый в ложном доносе на местного прокурора.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА