16 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Казахстан: Оппозиционер Владимир Козлов - о личности Тулешова и его роли в «деле Бокаева и Аяна»

Один из самых громких политических судебных процессов, происходящих сегодня в Казахстане, - суд по делу гражданских активистов Макса Бокаева и Талгата Аяна. 17 октября на слушаниях в Атырау свидетелем выступил шымкентский предприниматель Тохтар Тулешов, обвиняемый в подготовке государственного переворота. Что это за персона? Для чего этот человек понадобился властям страны именно в данную минуту? Рассуждает бывший политический заключенный Владимир Козлов.

* * *

Господин Тулешов, главный свидетель обвинения по делу Макса Бокаева и Талгата Аяна, по всей видимости, уже очень давно находился в поле зрения спецслужб Республики Казахстан. Находился себе и находился, пока не пригодился.

Описание его жизненного пути вызывает мотивированные сомнения либо в подлинности описания (оно известно лишь в редакции спецслужб), либо в адекватности самого Тохтара Тулешева и его окружения. Первое ощущение после ознакомления с этой личностью - какой то гротеск по жизни. Пивной магнат с долгами в 200 млн долларов, спаситель заложников (каких, где, когда?), человек в непонятном мундире а-ля Троцкий, какая то невнятная история с награждением каким то орденом, связи с Россией на каких то, опять же, непонятных, верхах, сюда же Тулешов - наркобарон, со своей армией, и в довесок, переполнивший чашу терпения спецслужб РК - неудавшийся путчист, целью которого было «стать вице-президентом» - при каком президенте? Зазеркалье.

При всем этом кошмарном нагромождении весьма громких событий о самом Тулешове в общественно-политическом поле не было известно практически ничего, до самого момента его ареста. Возможно, он что то из себя представлял в Южно-Казахстанской области, потому что шымкентское пиво достаточно известно, но - и все. И все эти «оказывается», ставшие известными из информации спецслужб, выглядят фейками настолько очевидно, насколько ими являются. Я вполне допускаю, что за кормой г-на Тулешова есть много чего криминального, уже потому что в Казахстане некриминально заниматься бизнесом - любым - не дано никому. Законодательство, вкупе с фискальными инструментами и неисчислимыми «контролирующими службами», желающими положить на свой кусок хлеба чужой кусок масла, не оставляет возможности долго оставаться «в белом». В программе «1С бухгалтерия» нет статьи расходов «взятка», а с зарплаты на всех не хватит. Значит - заводи свою «2С бухгалтерию», утаивай часть дохода, не плати налогов, чтобы и тебе хватало, и собак кормить было чем. С этого момента ты - преступник, и тебя можно «взять за руку и отвести в суд», как и пояснил наш президент предпринимателям еще в конце 90-х годов. И г-н Тулешов - не исключение. Но - путч? Его бизнес - это даже не масштаб комка глины на башмаке власти, это масштаб грязи под ногтями, и чтобы вот оттуда вдруг такие мысли? Он что, недоумок? Нет, недоумок не смог бы набрать 200 млн долларов долгов. Он нормальный южанин, со своими «тараканами», но не более.

Известность его возникла ровно тогда, когда возникла необходимость остановить Макса и Талгата, поставивших на ребро тему продажности земли/власти. И превентивно шугануть остальных, могущих стать им опорой. Пришло время вновь заколачивать гвозди, которые начали мешать комфортному местопребыванию имущих власть.

Наверняка таких личностей на примете спецслужб предостаточно. На каждого собирается компромат, часть которого используется «для поддержки штанов» в текущем режиме, а остальное оставляется «на потом», чтобы в нужный момент создать «врага», коим и себя показать, и народ в бдении своем убедить, и перед вышестоящими, глаза закрывающими на коррупционную повседневность - отчитаться. Не все в себя, мол, вот и на потребу публике есть у нас…

Владимир Козлов
Владимир Иванович Козлов, 1960 года рождения, - казахстанский политик, с 2007 года Председатель Координационного комитета «Алга!»
Сейчас пришло время Тулешова, «карта так легла», по его же выражению. Ему предъявили много такого, от чего не отвертеться, и предложили надежду: ты - нам, а мы, может быть, если понравишься - тебе, чуток. Дальше - по написанному. Эксперты свои, могут и из родственной России привезти, там лучше говорить умеют. Твое дело - заучить, прорепетировать, рассказать. Доказательства - не важно, их будут проверять свои. Следователи все напишут, прокуроры все подпишут, судьи скопируют в приговор то, что написано в обвинительном заключении.

Не фантазирую. Делюсь воспоминаниями. По «жанаозенскому делу» у обвинения было около двух тысяч свидетелей. Около сорока были отобраны на суд. На судебном разбирательстве ни один из них (!) не смог сказать, что он что-то видел из того, что написал в показаниях, или слышал. Некоторые ссылались на то, что «люди так говорили», но при этом на вопрос - кто именно? - ответ был «не помню». Один из свидетелей, агашка, редактор газеты, в итоге разбирательства вообще выразился в том смысле, что он «не видел, не слышал, но если такое было, то он осуждает»…

На суде Макса и Талгата все происходит ровно по такому же сценарию. Нагромождение одной лжи на другую, свидетели, которые не в состоянии ничем подтвердить свои показания, экспертизы, заключения которых высосаны не из пальца… в пальце такого дерьма не водится. Прокурор и судья будут скучать, зевать и отказывать в ходатайствах и удовлетворении протестов и отводов защиты. Ничего для них нужного/важного на этом «процессе» нет. Они уже знают, чем это должно кончиться, несмотря ни на что. Задача защиты на подобных процессах - сработать четко и понятно на вскрытие и фиксацию всех процессуальных нарушений, высветить все моменты отсутствия доказательств вины, в целом - зафиксировать наличие политического заказа, т.к. ничем другим такой юридической несостоятельности стороны обвинения не объяснить. Им, прокурорам, и не нужно быть доказательными. Они знают, что судья подпишет тот приговор, который уже готов, без поправок на закон и справедливость.

Я бы очень, очень хотел бы ошибиться в своей оценке и своих прогнозах. Я бы с огромным удовольствием попросил прощения у судьи на процессе Макса Бокаева и Талгата Аяна за то, что плохо о нем думал. Но я знаю, как работает машина, охраняющая права человеков на вседозволенность и безнаказанность.

И мы все знаем этих человеков. Они - власть.

Владимир Козлов, казахстанский политик, бывший политический заключенный. Алматы, 19.10.2016. Специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»