20 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

В Узбекистан со своей иномаркой не ездят, или $13 тысяч пошлины за старую «Ниву»

Любая страна, производящая автомобили, старается защитить свой рынок от импортных, зачастую более дешевых машин. Не исключение и Узбекистан, выпускающий легковушки разных типов. В республике настолько взвинчены таможенные пошлины на импортные автомобили, что почти никто не рискует ввозить их сюда из-за рубежа. А пенсионер из Молдовы Владимир Медведев рискнул: привёз свою «Ладу 21310» 2010 года выпуска. Правда, он не ожидал, что на таможне перед ним поставят юридически невыполнимые требования и за ввоз подержанной «Нивы» выставят счет на сумму, равную стоимости двух новых автомобилей.

«Фергана» уже писала об инженере Владимире Медведеве и его жене - журналистке Марине Козловой, создавших в Ташкенте клуб книголюбов «Сухбат». В том материале рассказывалась и о трогательной истории любви супругов, познакомившихся по интернету.

Житель Молдовы восхитился статьями ташкентской журналистки, написал ей письмо, та ответила. Возникла переписка, и в итоге Владимир приехал в Ташкент, а в 2010 году увез Марину к себе в Кишинёв. Но Марина не смогла жить без родного Ташкента. Супруг уважительно отнесся к ностальгическим чувствам жены, и летом 2015 года переехал вместе с ней в столицу Узбекистана.

Кроме ностальгии переезд имел еще и вескую моральную причину - необходимость ухода за старенькой мамой Козловой, живущей в Ташкенте. У Медведева было своё ностальгическое желание - взять с собой из Кишинева автомобиль «Лада», который он купил в честь бракосочетания с Мариной. Знакомые советовали продать эту «Ниву» («Ладу» многие называют «Жигулями», но хотя ее выпускает тот же Волжский автозавод в России, она относится не к «Жигулям», а к четырехприводному классу «Нива». – Прим. автора) в Молдове, а в Ташкенте купить такую же подержанную машину - выйдет дешевле, но Владимир не согласился.

Ностальгия и авторынок Узбекистана

«Я привык к своему автомобилю, а так как мне уже 65 лет, то переучиваться ездить на новом поздно», - объясняет свое решение Медведев.

Осуществляя это решение, супруги пошли на смелый шаг: в июле этого года поехали на своей «Ладе» из Кишинева в Ташкент. За восемь дней они пересекли пять стран, преодолели 4700 километров и благополучно добрались до Узбекистана. Проблемы начались на узбекской таможне, где их загнали в угол, требуя на автомобиль, купленный шесть лет назад, сертификат СТ-1, срок годности которого ограничивается только одним годом.


Владимир Медведев и его «Нива» в Казахстане во время автопробега Кишинев-Ташкент летом этого года

Надо сказать, что супруги - отнюдь не наивные простаки, рассчитывающие на то, что раз они решили из Европы переехать в Узбекистан, то за такой патриотический шаг их здесь встретят хлебом-солью и сделают скидку на таможенные пошлины. Прежде чем гнать машину за пять тысяч километров, они с помощью интернета ознакомились с порядком ввоза автомобилей в Узбекистан и размером таможенных пошлин.

До получения независимости автомобили Узбекистан не выпускал. Автомобильная промышленность появилась только в 1994 году, когда южнокорейской корпорацией «Daewoo» и ассоциацией «UzAutoSanoat» была образована совместная автомобилестроительная компания «UzDaewooAuto». В городе Асака Андижанской области построили автомобильный завод, с конвейера которого в 1996 году сошли первые автомобили - Daewoo Damas, Daewoo Nexia и Daewoo Tico. Со временем ассортимент продукции был значительно расширен. Но вскоре концерн «Daewoo» обанкротился, а в марте 2008 года вместе с американской автомобильной корпорацией «General Motors» Узбекистан основал компанию «GM Uzbekistan», которая стала преемницей «UzDaewooAuto». Ассортимент автомобилей был значительно расширен за счет линейки Chevrolet. Узбекистан ежегодно выпускает до 250 тысяч автомобилей, часть которых идет на экспорт в Россию, где они продаются по цене, которая зачастую гораздо ниже, чем в автосалонах республики.
При этом супруги особых иллюзий не питали. Узбекистан производит свои собственные автомобили уже 20 лет и крайне заинтересован в том, чтобы отечественные седаны не застаивались в салонах магазинов. Правительство приняло решительные меры, чтобы оградить свой авторынок от «пришельцев». Они изложены в ряде последовательно принятых законодательных актов. Как супруги поняли, покопавшись в интернете, последним из них было постановление «О внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Президента Республики Узбекистан», подписанное 5 августа 2009 года. В соответствии с этим документом сейчас в республике и взимают пошлину, а также акциз на таможне с ввозимых в республику иномарок.

Пошлины драконовские, ясности никакой

При этом, как ни странно, даже журналистке Козловой, которая прекрасно владеет компьютерными технологиями, не удалось найти в интернете первоисточник - сам текст постановления. Пришлось довольствоваться информацией, разбросанной на различных информационных и «автомобильных» сайтах. Впрочем, те давали одни и те же данные.

Например, что при ввозе новых иномарок в Узбекистан для автомобилей объемом двигателя не более 1000 кубических сантиметров таможенный сбор составит 30 процентов стоимости автомобиля. Плюс к этому владельцу машины следует уплатить еще по 1,8 доллара за каждый кубический сантиметр.

Пошлина на ввоз автомобилей с объемом двигателя от 1000 куб.см до 1500 куб.см – 30 процентов + $2 за куб.см; объемом двигателя от 1500 куб.см до 3000 куб.см – 30 процентов + $2,5 за куб.см; более 3000 куб.см – 30 процентов + $3 за куб.см.

Как сообщали «автомобильные» сайты, такая впечатляющая пошлина сопровождается и оплатой других тарифов. Во время оформления автомобиля на таможне придется оплатить сбор за въезд на территорию Узбекистана в размере 10 процентов от минимальной зарплаты (МЗП). Правда, для подержанных авто есть скидки. Если автомобиль эксплуатировался от трех до семи лет, то возьмут 7 процентов от МЗП, больше семи лет - всего 5 процентов. И еще 6 процентов от стоимости подержанной импортной машины надо будет заплатить в Дорожный фонд республики.

Приложение к постановлению президента «О прогнозе основных макроэкономических показателей и параметрах государственного бюджета Республики Узбекистан на 2016 год» сообщало несколько иные данные. Впрочем, супругов интересовала только их «Лада 21310» с объемом двигателя 1690 куб.см. Приложение определяло «коридор» акцизов для такого объема - от 1500 до 1800 куб.см, а цена за каждый куб была уже несколько выше - 2,6 доллара.


Если Марина еще не теряет оптимизма, то Владимир уже ни во что не верит

«Как выяснилось, заранее подсчитать, во сколько обойдется ввоз автомобиля в Узбекистан, невозможно, - утверждает Марина Козлова. - В отличие от большинства стран, здесь нет таможенного калькулятора онлайн, а ориентировочная таможенная стоимость легковых автомобилей отсутствует в справочниках, размещенных в сети».

Сертификат происхождения как камень преткновения

Летом этого года, собираясь гнать свою «Ладу» из Кишинева, Марина обзвонила всех своих знакомых, а также автомобильных дилеров и сотрудников узбекской таможни с единственным вопросом: какой размер пошлины придется заплатить за старую «Ниву»? Все давали настолько противоречивые цифры, что в итоге супруги решили основываться на максимальном варианте - будто они привезут не подержанную машину, а абсолютно новую.

В итоге у них получилась сумма, сопоставимая со стоимостью новой «Лады 21310» - $6000 по официальному курсу или 18 миллионов сумов. Сразу выплатить такую сумму было нереально, но режим временного ввоза позволяет растянуть ее вроде как в рассрочку на два года. Это для небогатой семейной пары показалось вполне осуществимым. Подсчитав свои финансовые возможности, они рискнули на автопробег Кишинев-Ташкент.

Как рассказывает Марина, добравшись до узбекской таможни, они с супругом рассчитывали, что реальная сумма таможенных платежей окажется ниже 18 миллионов – все-таки они привезли подержанную, а не новую машину. Но таможенники, как предполагает Козлова, всё рассчитали так, словно «Лада» - новенькая, только что спущенная с конвейера. Вышло как раз 18 миллионов сумов - копейка в копейку.

Неприятно, но вполне ожидаемо. Поразило другое: таможня стала настаивать на предоставлении СТ-1 - сертификата происхождения.

«Когда муж покупал автомобиль, мы не попросили сертификат происхождения СТ-1, потому что не знали о необходимости его предоставления, но даже если бы мы его взяли тогда, срок его годности всё равно бы уже истек», - говорит Козлова.

По её словам, перед отъездом в Узбекистан они с Владимиром побывали у официального дилера «Автоваза» в Молдове - компании «Нистру-Лада», у которого и покупали автомобиль. Но там им сказали, что этот документ за шесть лет выбросили за ненадобностью. Супруги не удовлетворились ответом, и обратись в Торговую палату и Таможенный комитет Молдовы, а также на предприятия и фирмы России. Там сообщили, что СТ-1 на их «Ладу» уничтожен в связи с истечением срока давности, а дубликат давно утратившего годность документа получить невозможно.

Тогда Владимир с Мариной еще раз внимательно прочитали Таможенный кодекс Узбекистана. И в статье 363 («Сертификат происхождения товара») нашли конкретное указание на то, что СТ-1 выдается «уполномоченным органом в соответствии с порядком и формой, установленными страной экспорта или реэкспорта».


Владимир Медведев и его «Нива»

Страны по-разному помогают своей автомобильной промышленности. Например, китайские власти проводили антидемпинговое расследование в отношении американских автопроизводителей и даже увеличили пошлины на ввоз машин из Америки. До этого в рамках «торговой войны» в США сроком на три года были повышены пошлины (до 35 процентов) на ввоз китайских автомобильных шин.

В США с автопроизводителями-конкурентами вообще не церемонятся. Так, немецкий Volkswagen был обвинен в использовании специальных программ, задействующих режим ограничения вредных выбросов в дизельных двигателях автомобилей только при тестировании - в обычном режиме датчики не работали. В результате американские власти собрались оштрафовать концерн на $18 млрд. Минюст США в 2014 году предъявил японской Toyota штраф в $1,2 млрд за «обман потребителей и несвоевременное устранение неисправностей» после подачи исков из-за дефектов в функционировании педали газа.

Однако таможенные пошлины для ввоза иностранных автомобилей в США либо вообще отсутствуют, либо не превышают 10 процентов от стоимости.

В России ставки таможенных пошлин для ввоза иностранных автомобилей, если они были произведены в тех странах, с которыми государство не имеет преференций, почти как в Узбекистане. В Казахстане - намного меньше. Но и в России, и в Казахстане иностранный автомобиль, принадлежащий иностранному гражданину, может находиться 365 дней в году без уплаты каких-либо пошлин. По истечении года автомобиль покидает страну и в тот же день может быть завезен обратно – опять же на год без уплаты платежей.

А в законе Российской Федерации («Положение о порядке оформления, удостоверения и выдачи сертификатов происхождения товаров, а также других документов, связанных с осуществлением внешнеэкономической деятельности»), являющейся как раз «страной экспорта», тоже конкретно говорится о том, что «срок действия сертификата СТ-1 в целях предоставления режима свободной торговли составляет 12 месяцев со дня выдачи». При этом копия СТ-1 хранится в удостоверяющей организации только «в течение трех лет».

Виртуальная приёмная или почтовое отделение?

Посчитав, что таможенники Узбекистана - трезвомыслящие люди и не будут требовать бумагу, заведомо утратившую срок годности, супруги предоставили им инвойс и некоторые другие документы, заверенные печатью официального дилера и подтверждающие приход партии, в которой был автомобиль, купленный Владимиром Медведевым.

Но все эти бумаги, которые в данной ситуации вполне могут заменить пресловутый СТ-1, узбекские таможенники почему-то в расчет не приняли. И стали настаивать на строгом соблюдении формальностей - представлении бумажки, которой уже и в природе не существует, и восстановить невозможно.

Впрочем, гнать машину обратно в Молдову таможенники не предложили. Зато предложили ознакомиться с содержанием статьи 366 того же Таможенного кодекса («Выпуск товара при отсутствии сертификата о происхождении»). А в ней говорится, что «при отсутствии сертификата о происхождении товара либо возникновении сомнений в достоверности данного сертификата и (или) указанных в нем сведений» к товару применяется удвоенная ставка таможенной пошлины.

Затем таможенники еще раз посчитали на калькуляторе и вывели сумму таможенной пошлины - 40 миллионов сумов ($12.965 по официальному курсу или $6153 по курсу «чёрного рынка»). Супруги были в шоке. Марина Козлова готовится оформлять пенсию, Владимир Медведев из-за возраста не может найти работу в Ташкенте, хотя был одним из лучших инженеров Молдовы в области проектирования и сооружения холодильных камер и инженерных сетей. А еще ведь надо учитывать и мать Марины, которая требует ухода, что также оборачивается затратами. Откуда взять такие деньги?

Счёт на 40 миллионов сумов для Марины и Владимира совершенно неподъемный. Но куда бы они не обращались с просьбами по справедливости разрешить эту ситуацию, всюду их переадресовывали в Таможенный комитет. А там кивали на статью 296 Таможенного кодекса («Предоставление льгот по уплате таможенных платежей и тарифных преференций»), в которой говорится, что льготы и преференции, кроме случаев, указанных в законодательстве, могут быть предоставлены лишь решением президента Узбекистана.

Как рассказывает Козлова, она посчитала, что в таможенном законодательстве есть какая-то «дыра», в которую попала «Нива» ее супруга. И единственной возможностью из нее выбраться действительно является статья 296 Таможенного кодекса, предусматривающая обращение к президенту Узбекистана. Так Марина и поступила - написала письмо в виртуальную приемную временно исполняющего обязанности президента Шавката Мирзиёева.

О работе этой приемной ходит много слухов, в том числе и положительных. Но супругам не повезло: в их случае виртуальная приемная выполнила функции почтового отделения, переслав письмо журналистки в государственный Таможенный комитет республики. А оттуда пришел ответ, хоть и подписанный таким авторитетным лицом, как заместитель председателя комитета Муталибжан Салиев, но всё равно неутешительный. Высокопоставленный таможенник пояснил, что сертификат формы «СТ-1» предоставить всё же нужно, а в случае его отсутствия придётся заплатить вдвое больше.


Ответ на письмо в виртуальную приёмную

Козлова написала в виртуальную приёмную ещё одно письмо, ожидая, что на этот раз его передадут по назначению. А Владимир Медведев уже ни на что не надеется и, вероятно, сожалеет о своём переезде в Узбекистан, где ничего непонятно и за это «ничего» ещё и три шкуры дерут.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА