24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Поэт — президенту: Давайте проведем эксперимент!

Уважаемый Шавкат Миромонович, я обращаюсь к Вам как человеку частному, оказавшемуся в сложной ситуации, из которой, тем не менее, есть достойный выход. Я верю, что Вы способны решить эту задачу самостоятельно, но поскольку единственным источником государственной власти в Республике (согласно Конституции) является народ, то любая форма ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (например, в виде «открытого письма») не будет бессмысленной — я в это верю. Как верю в силу печатного слова.

Вы получили в наследство страну с прекрасным народом: трудолюбивым, терпеливым и доверчивым. Вам сейчас очень непросто — хотя бы потому, что эти люди готовы поверить любому вашему обещанию: они соскучились по переменам. Риск остаться в истории президентом-популистом, пожалуй, даже выше, чем риск прослыть тираном и кровопийцей. Мы живем в таком мире, в котором элементы соотносятся друг с другом как клетки единого организма. Невозможно чихнуть в своем пыльном темном углу, чтоб тебе не пожелали здоровья с борта какого-нибудь дружественного авианосца или атомной субмарины. Нельзя плюнуть себе под ноги — и не получить моментальную оценку красоты и точности попадания со стороны далеких современников (о близких потомках даже и не говорю).

Существует такая точка зрения: чтоб страна — не скажу «государство», тут всё сложнее, да и не моего ума вопрос — нормально развивалась, достаточно не мешать людям делать их дело. Бизнесменам — вкладываться в товары, руководствуясь только вопросом выгоды, ошпазам — готовить плов, угождая лишь тем, кто будет его есть, художникам и поэтам — писать картины и стихи, опираясь только на законы перспективы и/или собственное художественное чутьё, врачам — врачевать, журналистам — отстаивать интересы общества. Так оркестр, состоящий из профессионалов, может, если понадобится, играть без дирижёра: ведь есть партитура, в которой прописаны все звуки и паузы, есть уши, позволяющие слышать соседние инструменты и достигать нужного созвучия.

Тем не менее, мне кажется, такой стране, как Узбекистан, дирижёр нужен. Сознание узбекистанца подчинено жесткой иерархии — так уж мы устроены. Поэтому (продолжая музыкальную тему) за каждую неверно взятую ноту ответственность несёт тот, кто стоит у дирижерского пульта.

Нет, работать мы умеем. И хотим. И мы умеем быть благодарными. За что только не приходилось в этой жизни благодарить: за не выбитые ментом зубы, за полученную от чиновника справку или разрешение на выезд (тут наша благодарность даже опережала благодеяние: услуга еще не оказана — а благодарность вот она), за «мирное небо»... О, сколько слёз благодарности пролито нами за спасение от внешнего, зачастую мифического, террора... А сколько украденных у нас сумов конвертировано в это самое «небо» — уже не сосчитать! Всё как у Высоцкого: «скажи еще спасибо, что живой...»

Но давайте проведем небольшой эксперимент. Величиной в один президентский срок. Ниже я озвучу несколько пожеланий — в хорошем смысле, знаете, как желают человеку любви и здоровья; я не буду изобретать ничего экстраординарного: того, что я скажу, Вам (и себе!) мог бы пожелать каждый гражданин республики Узбекистан, пусть не вслух, но... в глубине души. Где-то очень глубоко, как шутил один киноперсонаж.

Я опускаю то, что Вы, Шавкат Миромонович, сами очень скоро озвучите, во время президентской присяги, хотя, что греха таить, исполнения этих обещаний (обещанию почему-то больше доверия, нежели «клятве») мы бы тоже очень ждали, сколь бы абстрактными они ни казались...

Древние китайские мудрецы учат проживать каждый день как последний. Ввиду неизбежного и скорого конца обостряются чувства, словно под воздействием фотосинтеза, высвобождается энергия надчеловеческой памяти, проявляются истинные ценности, никак не связанные с пищеварением и потреблением. Ценности религиозного порядка. Смысл слова «религия», кстати, именно в этом — в восстановлении утраченной связи.

Давайте представим, что этот наступающий срок — первый и последний. Что потом возможности что-либо изменить уже не будет, а будет суд потомков (и, разумеется, Высший Суд). Я не призываю Вас последовать примеру Вашего уругвайского коллеги Хосе Мухики, «самого бедного президента в мире», который никогда не собирал земных сокровищ и жил, даже когда правил страной, на старенькой ферме, питаясь собственноручно выращенными овощами. Его случай уникален для Латинской Америки — Ваш пусть будет уникален для среднеазиатского постсоветского пространства.

Отказываться от дворца или пересаживаться на фольксваген «жук» 1987 года я вас не призываю — такой шаг здесь не поймут, мы же, узбеки, первые не поймём... Но снимите, Бога ради, кордоны в центре столицы! Вообще, вопросы Вашей личной безопасности, скажу по секрету, — дело ТРЕТЬЕГО (и далее) срока, поскольку именно на ВТОРОМ десятке правления обнаруживают себя ПЕРВЫЕ признаки неизбежной паранойи — атрибут всякой геронтократии. Но мы же проводим эксперимент, не так ли? Значит, пробуем победить зверя в зародыше.

Узбекистан — страна испокон веков гостеприимная; для многих и сегодня это «волшебная сказка». Мне больно, когда туристы, побывавшие у нас в гостях, произносят выражение «полицейское государство», имея в виду прежде всего безумное количество представителей правопорядка, негласный запрет на фото- и видеосъемку, бесконечные досмотры в метро и т.д.

Вопрос безопасности — бритва обоюдоострая. Чрезмерная борьба с преступностью и терроризмом очень быстро оборачивается против простых граждан: человек в форме подчас опасней любого грабителя в подворотне. Кроме прочего, силовые структуры нужно кормить — это бремя тоже несёт народ. Вы спросите: а куда их всех теперь девать? В управдомы они не пойдут, да и не нужны такие управдомы. Но ведь есть и другие сферы, не требующие особой квалификации: какой-нибудь частный охранный бизнес, например.

Не мне Вам, Шавкат Миромонович, рассказывать о коррупции, пропитавшей общество, как пары бензина — двигатель внутреннего сгорания. Аналогия напрашивается сама: откаты и взятки — мощнейшее топливо системы: «не подмажешь — не поедешь». Даже не заглядывая в верхние слои власти, можно уверенно сказать: нет такого человека в стране, который бы не использовал хоть раз этот универсальный инструмент при встречах с представителями милиции, таможни, бизнеса и т.д. Тут, мне кажется, нужны законодательные реформы. В одной чудесной стране чиновники сидят на креслах, обтянутых кожей других чиновников, бравших при жизни взятки. Это, разумеется, не наш стиль. Но если каждый госслужащий, начиная с главы государства, будет давать отчет о каждом потраченном на себя суме, дело сдвинется с мертвой точки.

Кстати, гласность и открытость не помешают и всем прочим сферам нашей с Вами жизни. Пусть журналисты и писатели Узбекистана критикуют Вашу работу во всех газетах — и тогда не придется блокировать всякие неудобные издания, вроде сайта «Фергана.ру».

Пусть суды будут открытыми, а тюрьмы — свободными от политических узников.

Вот чего мне хотелось бы пожелать Вам, Шавкат Миромонович, в первую очередь. Вообще, мне кажется всё не так сложно, как представляется: нужно всего лишь почаще сверяться с действующей Конституцией — именно она должна стать Вашим главным повседневным руководством. Как сказал живший в XVIII веке украинский дервиш Григорий Саввич Сковорода, «благодарение блаженному Богу о том, что нужное сделал нетрудным, а трудное — ненужным».

Конечно, какие-то подводные камни видны только Вам — нам же сегодня просто хочется верить. В новые времена, в лучшее будущее — без насилия и лжи. Нам искренне хочется Вас поддержать во всём хорошем и предостеречь от всего плохого.

Санджар Янышев
...Да, будьте особенно осторожны после второго срока: исторический опыт говорит о том, что именно тут возникает большинство соблазнов для всякого смертного, особенно для президента, смерть которого проходит на глазах у всех: всегда онлайн, всегда в прямом эфире. Иной раз она тянется годами: человек превращается в политический труп; противники и партнеры (иногда это одно и то же) начинают откровенно над ним посмеиваться, а в душе презирать. Свои начинают лебезить — это значит, что в их душах завелся страх. Их любовь неверна, как дом, построенный на болоте или в зыбучих песках.

И знаете что? Эксперимент — так эксперимент. Плевать на третий срок, не нужен он Вам. И четвертый не нужен. Как в картах: лучше слегка недобрать. Я свято верю, что единственное условие экономического и политического (гражданского, если хотите) развития общества — это сменяемость власти.

Мы, конечно, будем вас просить не уходить, но вы нас не слушайте. Мы сами не всегда понимаем свою выгоду. И нас тоже будут судить наши внуки и правнуки.

И спрашивать — за каждого избранного нами президента.

Санджар Янышев

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА