20 Январь 2017


Реклама



Архив

Новости Центральной Азии

В ожидании захоронения. Урановые хвостохранилища в Таджикистане ставят под удар здоровье людей

В ноябре текущего года в городе Истиклол (бывший Табошар) Согдийской области, что на севере Таджикистана, прошла встреча экспертов по вопросу рекультивации отвалов и хвостохранилищ радиоактивных отходов. Она состоялась в рамках реализации межгосударственной целевой Программы по рекультивации территорий, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств, которая реализуется совместными усилиями четырех стран – Таджикистана, Кыргызстана, Казахстана и России. В обсуждениях проблем захоронения радиоактивных отходов приняли участие представители российского «Росатома», Федерального центра по ядерной и радиационной безопасности России, а также ученые, экологи и общественные активисты из стран-участниц Программы.

Как сказал эксперт Федерального центра по ядерной и радиационной безопасности России Александр Пожидаев, основной задачей целевой Программы, которая реализуется с 2014 года, является снижение рисков возникновения чрезвычайных ситуаций с радиоэкологическими последствиями на территориях государств-участников.

В качестве приоритетных объектов для реабилитации в рамках Программы выбраны объекты уранового наследия в поселках Мин-Куш и Каджи-Сай (Кыргызстан) и в таджикском городе Истиклол. На приведение этих объектов в безопасное состояние будут выделены 1,156 млрд российских рублей, около половины из которых будут затрачены на рекультивацию объектов Истиклола. Основную долю этих расходов берет на себя Россия (75 процентов), 15 процентов составляет вклад Казахстана, по 5 процентов – Кыргызстана и Таджикистана. Реализация Программы должна быть завершена в 2018 году.

К этому сроку предполагается выполнить строительно-монтажные работы, направленные на приведение объектов в безопасное состояние. В частности, будет проведена дезактивация существующих загрязненных территорий, реконструкция инженерных барьеров и системы водоотводов, создание системы мониторинга. Инженерные сооружения необходимы для того, чтобы предотвратить: водную и ветровую эрозию, несанкционированное проникновение к хвостохранилищам населения, грызунов и других животных, распространение радиоактивных веществ в окружающую среду.

Но в Программу включены далеко не все могильники, требующие рекультивации.

Опасные территории

Город Истиклол с населением около 12 тысяч человек находится всего в нескольких километрах от законсервированного Табошарского уранового месторождения, которое на сегодняшний день представляет собой огромную территорию площадью более 400 гектаров, занятую хранилищем радиоактивных отходов завода по переработке урановой руды – так называемой фабрики бедных руд.

По словам заместителя генерального директора ГУП «Таджредмет» (бывший горно-химический комбинат «Востокредмет») Мирзошокира Ходжиёна, из десяти хвостохранилищ переработки урановых руд, что находятся на севере Таджикистана, наибольшую угрозу экологии и здоровью населения представляют радиационно опасные объекты в Истиклоле, особенно отвалы фабрики бедных руд:

- В 1973-1975 годах хвостохранилища Истиклола были законсервированы – поверхность и откосы засыпаны метровым слоем местного крупнообломочного грунта с супесчаным заполнителем. Такое несовершенное покрытие фактически не является препятствием для доступа кислорода и проникновения атмосферных осадков в тело хвостохранилища, - отмечает Мирзошокир Ходжиён.


Отвалы бедных урановых руд в Истиклоле (Табошаре)

Специалистов тревожит состояние и других хвостохранилищ в Согдийской области, в частности Адрасманского и Дигмайского. Их рекультивация также до сих пор не проведена. Опасность представляет размыв этих могильников дождевыми и паводковыми водами, а также перенос ветром радиоактивной пыли. Причем, большинство хвостохранилищ находятся вблизи рек, и их территории никак не обозначены. Местное население употребляет эту речную воду и здесь же пасет скот.

После обретения независимости Таджикистан пытался своими силами и с помощью международных организаций обезопасить хвостохранилища, но эти меры не были комплексными и исчерпывающими. Так, по словам Мирзошокира Ходжиёна, шесть открытых хвостохранилищ в районе поселка Адрасман были «собраны» в одно хвостохранилище №2, а площади их расположения рекультивированы. Хвостохранилище №2 было покрыто крупно-обломочным скальным материалом. В результате радиационная обстановка в поселке относительно улучшилась. Однако покрытие и откосы хвостохранилища №2 не являются стабильными – в ряде мест наблюдаются размывы, что требует срочных мероприятий по устранению этих размывов и новой рекультивации.

В нынешнем году по инициативе председателя Согдийской области Абдурахмона Кодири из бюджетных средств с целью частичного покрытия открытого Дигмайского хвостохранилища, на 90 гектарах которого захоронены 36 миллионов тонн радиоактивных отходов, был выделен один миллион сомони (около $130 тысяч). На эти средства территория данного объекта площадью 10 гектаров была засыпана слоем песка толщиной 50 сантиметров. Но для полного покрытия данного хвостохранилища песком, не говоря о дополнительных техническо-инженерных мерах, требуется еще, как минимум, 8 миллионов сомони (более $1 млн).


Единственное закрытое хвостохранилище

Урана давно нет – отходы остались

По словам директора Агентства по ядерной и радиационной безопасности Академии наук Таджикистана, академика Ульмаса Мирсаидова, в годы Советской власти в республике перерабатывались большие количества урановой руды из рудников не только северного Таджикистана, но и других республик. В Таджикистане получали концентрат – окись-закись урана (неметаллический уран), а очистка, обогащение и другие процессы выполнялись в России.

- Производство уранового концентрата в Советском Союзе впервые началось в Таджикистане еще в 1944 году на опытном заводе в городе Гафурове и продолжалось до распада Союза. Затем на территории Согдийской области было построено еще 6 заводов по получению закиси-окиси урана. Из этих заводов до конца 1960-х годов остался один крупный – в городе Чкаловске, который в 1980-е был модернизирован и в год перерабатывал до одного миллиона тонн руды, выпуская около 2000 тонн закиси-окиси урана. Таким образом, в течение почти 50 лет было произведено около 100 тысяч тонн уранового концентрата, в результате чего на территории 6 районов Согдийской области накопилось более 55 млн тонн отходов с суммарной активностью более 6,5 тысяч кюри. Необходимо отметить, что в северном Таджикистане все разведанные в советское время урановые запасы были извлечены и переработаны. Начиная с 1980-х годов прошлого века, комбинат работал только на ввозном уране из соседних республик, - рассказывает Ульмас Мирсаидов.

После распада СССР все урановые хвостохранилища остались бесхозными, и практически никто не контролировал их состояние. Хотя, по неофициальным данным, первичная обработка урана в Таджикистане продолжалась вплоть до 1994 года. В силу бесхозности, полной открытости хвостохранилищ, нужды и бедности, таджикистанцы на этих территориях свободно занимались добычей и сбытом остатков металлов. Часть добытого металла реализовалась на внутреннем рынке и далее использовалась как строительный материал, другая часть, по некоторым данным, отправлялась на экспорт в Китай, откуда возвращалась в Таджикистан в виде игрушек, велосипедов, бытовых предметов.

По мнению аналитиков, характерной особенностью всех объектов уранового наследия в Таджикистане является их расположение в непосредственной близости от населенных пунктов. За последние годы на севере Таджикистана произошло шесть случаев размыва хвостохранилищ селевыми потоками в районе города Истиклол и поселка Адрасман. В связи с этим особую актуальность приобретает проблема защиты подземных и поверхностных вод, которые находятся в зоне потенциального радиационного загрязнения. Существенными источниками загрязнения вод являются стоки из упомянутых хвостохранилищ в Истиклоле и Адрасмане, а также подземные воды в зоне хвостохранилища Дигмайское, которые впадают в трансграничную реку Сыр-Дарья. А, как известно, вода из Сыр-Дарьи используется для полива, орошения и питья не только в Таджикистане, но и в Узбекистане и Казахстане.


Дигмайское урановое хвостохранилище. Фото © Университет Жозефа-Стефана (Словения)

Промедление смерти подобно

В 2004 году из Истиклола, который при СССР был закрытым городом, одна за другой стали поступать тревожные вести: на свет появились трое детей с врожденными уродствами. Двоим из них врачи поставили диагноз «спинномозговая грыжа», третьему – «пищеводно-трахеальный свищ». Все трое, не прожив и одного дня, умерли. Медики и ученые были шокированы, поскольку это были редчайшие случаи в истории не только области, но и всей республики.

В джамоате (орган местного самоуправления. – Прим. «Ферганы») Гозиён Бободжонгафуровского района, который расположен в трех километрах от Дигмайского хвостохранилища, в последние годы наблюдается рост числа онкологических заболеваний. Как отмечает главный врач Центра здоровья «Гозиён» Миркамол Домуллоев, ежегодно только в этом джамоате фиксируется свыше 30-и новых случаев онкологических заболеваний. Особенно растет число больных лейкозом (белокровием).

- Думаю, рост этих заболеваний связан с урановым хвостохранилищем, с которого постоянно распространяется пыль, несущая повышенную радиацию. На данный момент объект частично покрыли песком. Однако угроза, которую он несет, сохраняется. Необходимо его полностью нейтрализовать по международным стандартам, - говорит Миркамол Домуллоев.

Такое мнение поддерживает и председатель джамоата Гозиён Мунира Саттарова:

- Частичная рекультивация данного хвостохранилища не решает проблему. Ведь эта огромная площадь до сих пор остается открытой. Туда без каких-либо препятствий проникают люди и животные. Нужно сделать забор и ограждение, установить пост и охрану, - полагает она.

Мукаддас, жительница села Гозиён, жалуется, что здесь часто стали болеть не только люди, но и флора и фауна региона:

- Плоды многих плодовых деревьев, таких как абрикос, гранат, виноград, не созрев, падают. Листья деревьев постоянно покрыты пылью и грязью. Это, наверное, есть результат бесхозного нахождения рядом с селом уранового хвостохранилища и его смертоносного воздействия, - обеспокоена Мукаддас.

Хвостохранилища бывшего уранового производства и значительная часть отвалов добычи урановых руд на территории Согдийской области являются потенциальными источниками загрязнения прилегающих территорий, атмосферного воздуха, подземных вод и рек, которые используются в качестве источников питьевого водоснабжения и орошения.

Ученые утверждают, что последствия негативного воздействия радиоактивных веществ могут проявляться даже в третьем и четвертом поколениях. Промедление в решении вопроса захоронения и рекультивации существующих открытых урановых хвостохранилищ увеличивает риск их токсичного воздействия на людей, проживающих в этой части Ферганской долины. И от того, насколько оперативными и волевыми будут действия по рекультивации урановых могильников, зависит – какими появятся на свет дети в этом регионе через двадцать или тридцать лет.

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»

  • Читайте и комментируйте наши статьи!

    - в Фейсбуке: facebook.com/fergananews
    - в «Одноклассниках»: ok.ru/fergananews
    - в «ВКонтакте»: vk.com/ferganaru

    - в Telegram: telegram.me/fergananews

    - в Live Journal: ferghana-blog.livejournal.com
    - в мобильной версии fergana.mobi
    - в Твиттере: twitter.com/kurbanaka

    - а также в Твиттере главного редактора!


     

    Галерея Ферганы.Ру