28 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Переселенцы в России: Вернувшиеся домой или непрошеные гости?

На прошедшей неделе в Доме журналиста в Москве прошла дискуссия на тему «Свобода слова и… «свобода» слуха: могут ли журналисты повлиять на гуманизацию миграционной политики России?». Говорили о том, почему российские соотечественники становятся на родине «нелегалами поневоле», и как придать российскому законодательству о гражданстве репатриационный характер. В обсуждении приняли участие ведущие специалисты в сфере миграции, правозащитники, журналисты, а также переселенцы, имеющие нелегкий опыт возвращения на родину.

Ставшее уже крылатым словосочетание «свобода слуха» когда-то ввела в оборот председатель исполкома «Форума переселенческих организаций», журналист Лидия Графова. Известная правозащитница – одна из немногих, кто будирует проблемы соотечественников-переселенцев и мигрантов, поднимает их вновь и вновь перед чиновниками, которые, по ее словам, «освободили» свой слух от назойливых журналистов и многочисленных обращений граждан.

Подтверждением тому – сотни историй мытарств российских соотечественников, пожелавших вернуться на историческую родину, но столкнувшихся в России отнюдь не с теплым приемом. Эти истории вошли в книги Лидии Графовой «Разнесенные ветром» и «В защиту “понаехавших”». Многие из тех, кто попал под жернова меняющихся законов и всевозможных внутриведомственных инструкций, родились и выросли в России, являются этническими русскими, однако годами не могут получить российского гражданства:

- Люди, родившиеся в России и теперь возвращающиеся на родину, становятся просителями – они годами выпрашивают то, что им принадлежит по сути. Ужас, который они испытывают, когда при каждом обращении в миграционные органы их прокручивают через бюрократическую мясорубку, мы даже представить себе не можем. Мне иногда кажется, что на глазах у наших чиновников какие-то шоры, и что им не скажешь, они отвечают: так установлено законом, у нас такой регламент. Несколько раз президент Путин давал команду разбюрократизировать процесс получения гражданства российскими соотечественниками. Но наши законодатели не спешат выполнять поручения президента, - с горечью отметила Лидия Графова.

Человеческий фактор. История первая. Маргарита

Сказать, что Маргарита Губанова прошла все круги ада – не сказать ничего. Она родилась и жила в Обнинске. В 1988 году уехала на Украину, а в 1998-ом вернулась обратно в Обнинск. Вышла замуж за российского гражданина, получила разрешение на временное проживание (РВП), затем – вид на жительство (ВнЖ). И с этого времени начались хождения Маргариты по мукам.

Маргарита Губанова
- В тот год, когда я получила ВнЖ, мне поставили онкологический диагноз, сделали операцию. В миграционной службе мне сказали, что я должна прожить с мужем не менее трех лет, прежде чем подать документы на гражданство. Прошло три года, и я понесла документы в ФМС. В это время у меня скоропостижно умер муж. Два года мои документы пролежали в Обнинске. Мне говорили – то не хватает одной справки, то не хватает другой справки. Через два года инспектор мне сказала: «Ваши документы из Калуги вернулись, приходите с фотографиями на паспорт». Я обрадовалась. Но когда я пришла, выяснилось, что их еще даже не отвозили в Калугу, а инспектор меня обманула. Оказывается, в обнинском отделе ФМС прошли проверки, и этого инспектора за нарушения уволили. Сказали прийти через полгода.

В сентябре 2015 года калужский суд принял решение восстановить меня в правах и выдать мне гражданство. С этим решением я вновь отправилась в отдел ФМС. Но у меня к этому времени истек срок моего украинского загранпаспорта. И тут началось все сначала. Мне говорят, что нужно установить мою личность, так как документы у меня к этому времени были просрочены, и получается, я – непонятно кто. В феврале меня извещают о том, что моя личность установлена, и предлагают пройти всю процедуру заново: заплатить штраф, получить новую миграционную карту, получить статус беженца (как беженцу с Донбасса), а затем – временное убежище.

Тем временем мое онкологическое заболевание прогрессирует, и в августе этого года мне сделали вторую операцию. Но при этом я вынуждена ходить в отдел по миграции и каждый раз отстаивать бешеные очереди. Я получила убежище, отвезла документы на Госпрограмму по переселению соотечественников. Сдала их тоже не с первой попытки – не хотели принимать справку НДФЛ, требовали трудовой договор. Хотя в перечне документов нет требования о предоставлении трудового договора. В итоге в начале декабря документы на Госпрограмму у меня приняли. И это при том, что есть решение суда о выдаче мне российского паспорта, - рассказывает Маргарита.

Если бы не человеческий фактор, Маргарита по возвращении в Обнинск практически сразу должна была получить гражданство России. В статье 14 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» указано, что «иностранные граждане и лица без гражданства, проживающие на территории России, вправе обратиться с заявлениями о приеме в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке без соблюдения условия о сроке проживания», если они родились на территории РСФСР и имели гражданство бывшего СССР. Получается, что сначала Маргариту ввели в заблуждение, когда сказали, что ей нужно прожить в России три года перед тем, как претендовать на российский паспорт. Затем в местном подразделении УМВД по вопросам миграции почему-то не стали выполнять решение суда, а отправили Маргариту заново сдавать документы, начиная с самой первой ступени.

На днях Маргарита попала на прием к начальнику управления по вопросам гражданства Главного управления по вопросам миграции (ГУВМ) МВД Николаю Евдокимову. Хочется верить, что теперь ее дело сдвинется с мертвой точки.

Коррупционный фактор. История вторая. Диана

Уже 23 года Диана Волкова проживает в России без российского паспорта. Еще в советские времена из Магаданской области, где Диана родилась, по медицинским показаниям она переехала в Узбекистан. В Ташкенте Диана вышла замуж, родила сына. После развода с мужем в 1993 году она решила вернуться в родной Магадан, где по-прежнему проживали ее мама и брат. Приехав на родину, женщина устроилась на работу специалистом управления соцзащиты Магаданской области. Год за годом наведывалась она в миграционные органы с вопросом о получении российского паспорта, но чиновники предлагали решить вопрос неформальным путем:

Диана Волкова
- Когда встал вопрос о смене советского паспорта, каждый раз мне говорили: то под категорию не попадаю, то закон еще не принят, то приходите через несколько месяцев. Неоднократно мне предлагали решить мой вопрос быстро, но за деньги. На это я отвечала, что платить не буду, потому что я здесь родилась и вернулась в свой родной дом. А после 2002 года, когда был принят новый закон о гражданстве России, мне стали говорить, что нужно подтвердить что ранее я не получала гражданства Узбекистана. Я несколько раз писала и звонила в консульство Узбекистана в Москве, но мне отвечали, что для получения такой справки необходимо мое личное присутствие. Для меня приехать в Москву было большой проблемой – поезда из Магадана в столицу не ходят, а на самолет без паспорта взять билет невозможно. В ФМС сказали, что они сами запросы сделают. Но до сих пор требуемого подтверждения нет, - говорит Диана.

Уже 23 года Диана и ее сын Юрий, которому сейчас 30 лет, являются апатридами – лицами без гражданства. В начале 2000-х из-за отсутствия российского паспорта Диана потеряла работу в управлении соцзащиты и теперь зарабатывает частным образом. Недавно Диане, наконец, удалось добраться до Москвы и попасть на прием в консульство Узбекистана. Там она заплатила $60 долларов за запрос в соответствующие органы этой республики и теперь ждет официальной справки об отсутствии у нее узбекского гражданства:

- За справкой сначала сказали прийти через месяц, потом еще через месяц – уже в новом году, после 10 января. Но я не в обиде на них. В консульстве огромные очереди, но принимают хорошо. Я вообще благодарна Узбекистану. Там живет отзывчивый многонациональный народ, они в свое время продлили жизнь моему отцу – благодаря Научно-исследовательскому институту онкологии и радиологии в Ташкенте он прожил еще 7 лет. А то, что деньги заплатить пришлось, так что обижаться, если мне на моей родине, в России, за каждый шаг, за каждую бумажку платить приходится. Уж сколько денег на сбор и подачу всяких документов у меня за эти годы ушло. Получается, что мама у меня – гражданка России, я с 1990-х годов живу в России и прописана в своей квартире в Магадане, а гражданство не дают. Не зря говорят: бойся равнодушных. Сейчас почему-то всё больше равнодушных становится, - досадует Диана.

В Москве Диану Волкову приняла и выслушала начальник управления по организации разрешительно-визовой работы ГУВМ МВД Марина Шарыгина, попросили вновь собирать все документы с копиями, пообещала помочь. Главное, что закон – на стороне Дианы, но, как и в случае с Маргаритой, в местном подразделении федерального ведомства в конкретном регионе он перестал работать. Остается надеяться, что шестеренки неработающего на местах закона запустят из центра.

Искра божья и потерянные выгоды

Лидия Графова
Лидия Графова – журналист-правозащитник, «Золотое перо России». Автор нескольких книг и более 600 статей о переселенцах, мигрантах и беженцах
- Во многих регионах чиновник «заточены» на отказ. Приходится уповать на искру божию, которая не погасла в душе какого-то начальника. Сейчас у нас вся надежда на руководителя Управления по миграции МВД Ольгу Кириллову – эту очень человечную женщину, но, к сожалению, подразделения в регионах подчиняются не ей, а непосредственно руководству МВД. Поэтому второй человек, на которого мы надеемся, – это замминистра Александр Горовой, - говорит Лидия Графова.

Все специалисты в области миграции помнят громкое дело Александра Смирнова и решение Конституционного суда России 1996 года по его жалобе. Это решение гласило, что все люди, которые родились на территории России, уехали, не принимали другого гражданства, затем вернулись, должны быть признаны гражданами России без всяких дополнительных требований.

- Наши героини подпадают и под это решение, и под статью закона о гражданстве. Их истории – просто ужасные, абсурдные, неправильные. Смирнов потратил 2,5 года и дошел до Конституционного суда, чтобы доказать, что он гражданин России, потому что он родился в этой стране, - напоминает завотделом диаспоры и миграции института стран СНГ Александра Докучаева.

Вместо того, чтобы трудиться на благо России и приносить ей пользу, переселенцы вынуждены годами мыкаться по инстанциям, добиваясь получения статуса гражданина, заметил кинематографист Александр Радов:

- В стране, которая занимается репатриацией, должен быть просчитан эффект от каждого возвращающегося. Этот эффект, как правило, бывает грандиозный, ведь приезжают люди очень сильно мотивированные, которым нужно многого добиться заново. И они добиваются. А теперь давайте посчитаем всех тех, кто здесь, в России, мог добиться, но не добился, мог осуществить, но не осуществил. Эти женщины все эти годы могли гораздо больше отдавать себя России, но не отдавали, потому что им нужно было стоять в очередях, собирать бумажки и доказывать, что они такие же россияне. Выгоды, которые недополучило наше государство от каждого человека, не получившего гражданство, исчисляются многозначными цифрами, - подчеркнул Радов.

Аналогичное мнение высказала и руководитель НИЦ социально-экономических проблем народонаселения Московского психолого-социального университета Ольга Воробьева, которая отметила, что нынешняя миграционная политика приносит России больше вреда, чем пользы, и это необходимо донести до первого лица государства:

- В последние полтора десятилетия российская государственная политика в сфере миграции повернулась на 180 градусов против людей. Все законодательные изменения, которые вносились, только затрудняют получение статуса гражданина и других статусов. Почему ведется такая политика – непонятно. Ведь у нас самая малонаселенная страна – 24 человека на квадратный километр площади – с колоссальным оттоком качественного потенциала. Сейчас привлекательность России очень снизилась. Русскоговорящие люди в бывших республиках, которые хотят уехать, делают свой выбор в пользу других стран, но не России, потому что Россия не особо стремится к себе их привлечь.

Даже такая организационная проблема, как ограниченные часы приема в миграционных органах, тоже работает против людей. Люди неделями стоят в огромных очередях, за это время у них заканчиваются сроки действия каких-то справок. Придумываются какие-то внутренние правила, ведомственные инструкции, чтобы только ограничить прием людей. А ведь эти страдания, муки, болезни каждого конкретного человека наносят не только экономический, но и огромный моральный ущерб имиджу нашей страны. Мне кажется, надо апеллировать к президенту от имени Союза журналистов, Союза кинематографистов, других творческих союзов, Совета по правам человека и объяснять, какой вред наносится стране и российскому народу этой политикой, - считает Воробьева.

За иммиграционную амнистию

На прошедшем 8 декабря заседании Президентского совета по правам человека (СПЧ) зампредседателя СПЧ Евгений Бобров озвучил предложения по гуманизации миграционной политики в отношении соотечественников, в частности по проведению «иммиграционной амнистии» для переселенцев, живущих в России без правового статуса. Председательствовавший на заседании Владимир Путин сказал, что полностью поддерживает идею «собирания собственного народа» и поручил первому замруководителя своей администрации Сергею Кириенко вместе с правозащитниками подготовить предложения по упрощению получения российского гражданства соотечественниками.

На этот раз законодатели отреагировали оперативно. Уже на следующий день, 9 декабря, одно из поручения президента было выполнено: Госдума принята поправку в закон о гражданстве, которая продлевает до января 2020 года возможность получения гражданства тем людям, которым ошибочно были выданы российские паспорта. Несколько лет назад ФМС объявила об аннулировании паспортов у 65 тысяч россиян, получивших гражданство до 2002 года, поскольку при проверках не подтвердились факты приема их в гражданство России, либо для выдачи им паспортов не было соответствующих оснований.

Чтобы урегулировать правовой статус этих людей, в конце 2012 года в закон о гражданстве были внесены дополнения, позволяющие «лишенцам» до января 2017 года оформить гражданство в упрощенном порядке – без необходимости проходить всю процедуру заново. Поправки также распространяются на тех, кто прибыл в Россию для проживания до 1 ноября 2002 года и не имеют иного гражданства. Теперь у этих людей есть в запасе еще три года.

Однако под действие поправок не попадают те, кто приехал в Россию уже после ноября 2002 года. Многие из них не успели оформить гражданство из-за проволочек в органах ФМС, невыполнения ими законов или злоупотреблений со стороны отдельных сотрудников, как это было в случае с Маргаритой. Кроме того, есть сотни людей, которых лишили вида на жительство или сертификата участника Госпрограммы по переселению соотечественников за незначительные административные нарушения.

По оценкам миграционных экспертов, к настоящему времени на территории России с неурегулированным статусом остаются до 400 тысяч соотечественников, прибывших из постсоветских стран. Это те люди и их дети, которые за годы жизни в России по разным причинам не получили вида на жительство или гражданства. Правозащитники считают необходимым – и это предложил президенту на заседании СПЧ Евгений Бобров – провести так называемую «иммиграционную амнистию» для переселенцев – бывших граждан СССР и их потомков, – проживших в России длительное время и ставших «нелегалами поневоле», а также отменить для соотечественников необходимость получения РВП как лишнюю ступень на пути к российскому гражданству.

К слову, Евгений Бобров также обратил внимание главы государства на нарушение прав бипатридов, проживающих в Туркменистане и имеющих двойное гражданство – Туркмении и России. «Вопреки Вашей прошлогодней договоренности с президентом Туркменистана Бердымухаммедовым, все равно продолжаются нарушения прав россиян. Им не выдаются загранпаспорта нового образца, если они не отказываются от российского гражданства. В противном случае они, оставшись без туркменского загранпаспорта, теряют возможность вернуться в Туркменистан, если выедут в Россию по необходимости лечения или учебы. Совет просит Вашего содействия, с тем, чтобы не допускать отказа от российского гражданства, а выдавались загранпаспорта также без проблем», - обращаясь к президенту, сказал Бобров.

«Свои» не только этнически

Между тем, во время дискуссии в Домжуре выступавшие не обошли стороной и другую категорию бывших советских сограждан – трудовых мигрантов. Многие из них изначально приезжают в Россию на заработки, но затем остаются, интегрируются и хотят стать полноценными гражданами России. Бывший депутат Госдумы Борис Резник считает неправильным делить приезжих на соотечественников и не соотечественников, если люди хотят обрести здесь Родину:

- После развала Союза тысячи людей оказались совершенно потерянными и стали искать место, где они могли бы найти жилье, работу, словом – Родину. Мне лично неприятно слово «мигранты». Даже те люди, которые живут в других республиках и приезжают к нам на работу, помогают нам развиваться. Вместо того, чтобы быть благодарными за то, что мы живем в ухоженных городах с чистыми подъездами, убранными улицами, у нас сегодня в корне неправильная политика воспитания конфронтации, унижения людей, которые к нам приехали. Ничего не делается для того, чтобы интегрировать их в общество, обеспечить необходимыми условиями жизни, и чтобы не было конфликтов с местными жителями. А люди – существа благодарные, они только спасибо скажут за теплый прием, - считает Борис Резник.


Во время обсуждения миграционной политики России в московском Доме журналиста

Кто-то напомнил о том, что в Москве в этом году налоговые отчисления от патентов трудовых мигрантов превысили поступления от нефтегазовых компаний. В связи с этим вице-президент Фонда «Миграция XXI век» Наталья Власова назвала «печальным» факт передачи миграционного органа в подчинение силовому ведомству. По ее мнению, экономический и гуманитарный аспекты миграции сейчас отошли на второй план, уступив место борьбе с нелегалами:

- Сейчас натиск на мигрантов стал более ожесточенным. В октябре при Фонде мы открыли Центр правовой поддержки мигрантов. За 2 месяца нам обратились около 1700 человек. Какие у них возникают проблемы? В основном, мигрантов беспокоит, что на улице их останавливает полиция, отбирают у них документы, привозят в полицейский участок, незаконно держат сутки или двое, затем отвозят в суд, и суд выносит решение о депортации. Причем документы у многих из них в полном порядке – и миграционная карта есть, и патент, и регистрация. Более того, когда ФМС передали в МВД, мы потеряли кадры, которые занимались миграцией. Сейчас основные должности в структурах по миграции МВД занимают работники полиции, которые в миграции в большинстве случаев ничего не понимают. Они только могут ловить мигрантов, отбирать у них документы, депортировать и всё. Целенаправленной работы с людьми не проводится. Гуманистическая цель миграции у нас совершенно отсутствует.

Я считаю, что сейчас нужно проводить активную работу, для того чтобы вновь выделить миграционную службу из состава МВД. Конечно, лучше всего сделать ее самостоятельной. Но если это невозможно, – то передать ее министерству экономического развития, потому что миграция должна быть нацелена на социально-экономическое развитие страны. У нас, к сожалению, пока вся практика привлечения и использования иностранной рабочей силы нацелена только на коррупцию, а о развитии России в этом плане очень мало думают. То же самое касается программы по переселению соотечественников. Люди годами не могут получить паспорта, не могут устроиться на нормальную работу, хотя готовы приложить все свои силы, умения и знания, для того чтобы Россия процветала, - подчеркнула Наталья Власова.

Увидеть человека

В завершение встречи Лидия Графова призвала коллег стать участниками журналистского пула «Миграция» – не только больше писать о миграционных проблемах, но и персонифицировать, оживить их рассказами о судьбах людей. В материалах российских СМИ на миграционную тему не хватает человечности – в них преобладают криминальные сюжеты, передергивание фактов, что ухудшает и делает более напряженными отношения между приезжими и местным населением, отмечает Графова.

Ее поддержала директор Центра этнопроблематики в СМИ, президент кинофестиваля «Кунаки» Сулиета Кусова-Чухо, которая предложила договориться с одним из российских телеканалов о создании еженедельной передачи о трудовых мигрантах и переселенцах.

- Кажется, что мы живем в каком-то российском сюрреализме. Все мы зомбированы отношением к азиату, как к дворнику. У нас работает огромный Фонд «Русский мир», который должен нести людям русскую культуру, а из России в Азию возвращаются несчастные мигранты, подвергшиеся унижениям, обдираловке, и уносят совершенно другую правду об этом русском мире. Что мы можем сделать? Мы можем громко озвучить проблемы мигрантов, стать тем увеличительным стеклом, которое покажет и «очеловечит» их. Изменить законы мы не можем, но говорить об этом властям обязаны, - сказала в заключение Сулиета Кусова-Чухо.

Нигора Бухари-заде

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии