12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Чего ждут в Казахстане после возвращения Мухтара Аблязова в большую политику

Опальный экс-банкир Мухтар Аблязов на свободе. Власти не на шутку раздражены. К чему может привести это противостояние?

Ещё неделю назад интерес рядовых казахстанцев к бывшему главе «БТА-банка» Мухтару Аблязову был минимален. Наглядно демонстрировала это статистика просмотров наиболее популярных интернет-ресурсов Казахстана. И сообщения об отказе Госсовета Франции экстрадировать экс-банкира в Россию, и последовавшие вслед за ним протесты прокуроров России и Казахстана, и даже первое после выхода интервью Аблязова французскому изданию Liberation не вошли в топ-10 наиболее читаемых или обсуждаемых новостей. Где-то постаралась правящая элита, которая, закрыв практически все оппозиционные СМИ, прочно вбила в головы обывателей, что Аблязов не столько политик, сколько преступник, похитивший 7,5 миллиардов долларов у народа. Однако вечером 16 декабря 2016 года, когда Казахстан отмечал 25-летие своей независимости, ситуация несколько изменилась.

«Подарок» ко Дню независимости

Вечером 16 декабря жители Казахстана вдруг обнаружили, что доступ к таким популярным ресурсам, как Facebook, YouTube, Google и Instagram либо сильно ограничен, либо полностью заблокирован. Работали только Twitter, WhatsApp и «В контакте». Официальных сообщений о причинах ограничения доступа к социальным сетям и поисковым системам не поступало. И поскольку подобные факты блокировки уже наблюдались во время майских митингов против продажи земли иностранцам и терактов в Актобе, через оставшиеся «в живых» социальные сети казахстанцы стали выдвигать различные версии причин прекращения доступа, прежде всего, в Facebook и YouTube.

Наиболее популярными оказались три версии. Первая - в стране проводится какая-то очередная спецоперация. Вторая - власти путём блокировок пытаются не допустить массовости акций памяти, связанных с 5-летием трагедии в Жанаозене и 30-летия декабрьских событий в Алма-Ате. Третья - прямой эфир… с Мухтаром Аблязовым, который он сам анонсировал почти за сутки до его начала в своём аккаунте сети Facebook. В последнюю версию казахстанцы верили меньше всего, ведь как указывалось выше, многие давно уже потеряли интерес к экс-главе «БТА-банка».

Впрочем, чем дольше продолжалась блокировка, тем больше жителей Казахстана, освоив использование защищённых каналов доступа в Интернет, убеждались: возникшие ограничения связаны именно с интервью Аблязова. Найти другие объяснения не удавалось. Связавшись со своими друзьями и знакомыми из Кыргызстана, Узбекистана и России, казахстанцы выясняли, что у соседей никаких проблем с доступом в Facebook, YouTube и уж тем более в абсолютно аполитичный Instagram не наблюдалось. По этой причине появление в новостной ленте агентства «Интерфакс-Казахстан» заявления пресс-секретаря министерства информации и коммуникаций Арсена Бектасова о «технических причинах» ограничения доступа к социальным сетям не успокоило, а разозлило граждан.

«Дорогие астанинские герои-орденоносцы (накануне состоялось самое масштабное в истории страны вручение государственных наград — Прим. «Ферганы».)! Если вы каждый раз в обморок будете падать от Аблязова, то или ордена снимите или больше так не пугайтесь на потеху людям», - написал в своём аккаунте в Фейсбуке председатель совета директоров АО «VISOR Holding» Айдан Карибжанов. «Я не знаю, кто у нас принимает решения по поводу блокировки сайтов, но своей блокировкой интерес к интервью увеличили раз в 10000. Я, например, даже не знал, что кто-то собирается делать какое-то интервью. А теперь вот знаю, и знает еще тысяч 100 таких же пользователей, и ради любопытства после разблокировки начнут искать. А кто-то уже начал пользоваться обходами. Думаю, тот, кто давал интервью, в ладоши хлопает от счастья и от такой рекламы», - поделился своими мыслями в социальной сети Facebook известный в Казахстане экономист, генеральный директор компании BRB Invest Галим Хусаинов.

От 300 до 150 тысяч, но ничего нового

Галим Хусаинов оказался прав: эффект от блокировки социальных сетей и поисковой системы Google оказался прямо противоположным задуманному. Если непосредственно прямой эфир с Аблязовым смотрело всего чуть более 300 человек, то после его завершения число просмотров выложенного в YouTube интервью с опальным экс-банкиром было уже 629. Далее, одновременно с массовым знакомством казахстанцев с каналами VPN, количество просмотров запрещённого видео стало расти в геометрической прогрессией. К полуночи интервью Мухтара Аблязова уехавшей в Киев казахстанской журналистке Наталье Садыковой посмотрело 66.339 человек, а к вечеру 21 декабря YouTube фиксировал 159.312 просмотров (на момент публикации материала — более 160.000).

Интересно, что по мнению пользователей Facebook, посмотревших интервью Аблязова, ничего нового бывший глава «БТА-банка» не сказал. Всё те же слова о преследованиях со стороны режима Назарбаева, опасениях по поводу возможного покушения на его жизнь, да объяснения об особых контактах правящей элиты Казахстана с российскими властями и его личных соглашениях с иностранными инвесторами. То есть, о том, что ранее сообщали закрытые под давлением официальной Астаны оппозиционная газета «Республика» и телеканал «К-плюс».

Не стали новыми для постоянных «жителей» социальных сетей и политические цели Мухтара Аблязова, о которых он сказал во время прямого эфира и повторил на следующий день в интервью Радио Франс Интернэшнл (RFI): «Политические намерения у меня следующие: добиться ухода режима. Добиться того, чтобы к власти пришли демократические силы и были проведены свободные выборы. Изменить конституционный строй - отменить президентскую модель, создать парламентскую республику. Именно парламент должен избирать премьер-министра, и парламентское большинство должно управлять страной. Срок присутствия депутатов в парламенте должен быть не более четырех лет. Это моя политическая позиция, и я собираюсь бороться за ее реализацию. Буду искать сторонников и добиваться того, чтобы нынешняя власть не просто ушла, а чтобы ее привлекли к ответственности».

Эксперты «Ферганы» осторожны

Тем не менее, вопросы после знакомства со всеми декабрьскими интервью экс-банкира у немалого числа пользователей социальных сетяй всё же остались. Главный из них: где найдёт себе сторонников вышедший на свободу Мухтар Аблязов, учитывая, что за минувшие три года его нахождения во французской тюрьме политическая ситуация в Казахстане сильно изменилась? С этим вопросом «Фергана» и обратилась к известным в стране политическим и общественным деятелям, которых трудно назвать провластными.

Без неожиданностей не обошлось. Выяснилось, что далеко не все готовы говорить на такую «провокационную тему». Одни только узнав, что разговор пойдёт об Аблязове, сразу же прерывали связь. Другие, прочитав высланный им вопрос, просили время на обдумывание ответа, после чего оказывались заняты неотложными делами. Третьи честно признавались, что из-за существующих в стране порядков не желают лишний раз нарываться на неприятности. В итоге из десяти экспертов, с которым связалась «Фергана», говорить об Аблязове согласились только три человека.

Первым откликнулся бывший дипломат, а ныне популярный в стране общественный деятель Казбек Бейсебаев, который мало верит в возможности Аблязова возродить в Казахстане мощное оппозиционное движение. «Вся наша проблема в том, что у нас власти сделали всё, чтобы в стране не было настоящей оппозиции, как нужной политической силы для любого нормального демократического государства. Настоящим подтверждением этому являются многочисленные дифирамбы со стороны депутатского корпуса и представителей творческой интеллигенции о необходимости дать имя президента различным объектам по всей стране. Нельзя, конечно, сказать, что у нас нет людей, стоящих в оппозиции к власти. Они есть. Но у нас нет оппозиции, как института, как некой организованной силы», - заметил Казбек Бейсебаев. И это, как считает бывший высокопоставленный сотрудник казахстанского МИДа, является уже проблемой не столько оппозиции, а правящей элиты. «Как известно, свято место пустым не бывает. Поэтому в случае часа «Х», вместо оппозиции, которая играет по правилам, могут заявить о себе те, кто эти правила игнорирует», - подчеркнул экс-дипломат, тем самым дав понять, что радикалам даже с воинственно настроенным Аблязовым будет явно не по пути.

Несколько иной точки зрения придерживается другой эксперт - правозащитник и руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина. По её мнению, поскольку в Казахстане уже начался транзитный период перед уходом Назарбаева, создавать классическую оппозицию с её структурами и группами поддержки со стороны электората уже смысла никакого нет и Мухтар Аблязов это, вероятно, понимает. «У Мухтара Аблязова есть определённая группа поддержки в обществе, поэтому все те, кто сейчас претендует на власть, скорее всего, будут искать достижения с ним каких-нибудь договорённостей. Чтобы там ни говорили, но Аблязов остаётся важным политическим игроком. И всё будет зависеть от того, кого он поддержит, поскольку сам Аблязов, имея сторонников внутри страны, после выхода из французской тюрьмы фактически получил политическую поддержку и за рубежом», - заметила Торегожина. Вместе с тем руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак» считает, что если в стране и будет смена власти, то произойдёт она по туркменскому или узбекскому сценарию - путём дворцовых интриг. «Многое будет зависеть от того, кто с кем группируется, создал коалицию и договорился о будущем преемнике», - считает правозащитница, отмечая, что именно в этот момент у претендентов на власть и появится необходимость в политическом капитале и интересах Мухтара Аблязова.

«Думаю, Мухтар сейчас немного в эйфории, вызванной его освобождением, - считает наш третий спикер, журналист Сергей Дуванов. - Излишний оптимизм может быть объясним как этим, так и тем, что сегодня есть острая необходимость что-то противопоставить настроению безнадёги, которое наблюдается у многих мыслящих людей в Казахстане. Нужен импульс, вселивший бы уверенность, что не все потеряно, что борьба продолжается и есть люди, у которых ЕСТЬ ПЛАН. Так что тактически это может быть и оправдано. Хотя, строго говоря, МЕНЯТЬ в этих условиях, при полной зачистке оппозиционного поля в стране, в отсутствие легитимных возможностей что-то вообще делать - это не совсем серьезный подход. Все придется начинать с нуля в условиях глухого подполья - это титанический труд, предполагающий наличие опытных и смелых оппозиционеров, готовых рисковать своей свободой и жизнью. Пока их нет».

Идеи Аблязова поддержали не все

Судя по резким высказываниям в адрес бывшего руководителя «БТА-банка» в социальных сетях со стороны находящихся в Казахстане некоторых оппозиционных политиков, найти общий язык с ними Аблязову вряд ли удастся. «Про Аблязова о своих тревогах - не нравится мне то, что он затеял, снова пострадает много людей, - написала в своей хронике Facebook известный в Казахстане оппозиционный журналист и редактор Гульжан Ергалиева, с удивлением обнаружив исчезновение своего предыдущего поста на ту же тему. - Однако для власти любое упоминание этого человека в устах отдельных персон, видимо, смерти подобно. Либо моё любое мнение о политике и политиках - как красная тряпка для быка. Вот только вопрос: какого конкретного «быка»?».

Свою обеспокоенность желанием Аблязова активно использовать социальные сети с целью изменения политического строя в Казахстане, о чём он сообщил в своих последних интервью, высказали и поддерживающие оппозицию рядовые граждане страны. Во-первых, потому, что правящая элита Казахстана уже продемонстрировала свои возможности по масштабной блокировке Facebook, YouTube, Google и Instagram. Во-вторых, считают они, нет никаких гарантий, что силовые структуры, чтобы не допустить распространения компромата от Аблязова, не начнут ещё более активно использовать карательные по своей сути 174-ю (разжигание межнациональной, социальной и сословной розни) и 274-ю (распространение заведомо ложной информации) статьи Уголовного кодекса Казахстана. В-третьих, немало казахстанцев понимают, что непродуманная активизация Аблязова в социальных сетях и зарубежных СМИ приведёт к скорейшему принятию новой редакции закона «О СМИ», которая, например, предусматривает регистрацию не только интернет-изданий, но и блогеров с соответствующей административной и уголовной ответственностью за опубликованное ими мнение.

Это значит, что у Аблязова остаётся только два пути. Первый - радикальный: публиковать в Интернете подтверждённый неопровержимыми фактами компромат на высокопоставленных казахстанских чиновников, одновременно взывая к международной общественности в поисках справедливости.

Второй путь: не найдя общий язык с оппозицией внутри страны, Аблязов рискует повторить судьбу в прошлом очень популярного в Казахстане политика - бывшего премьер-министра страны Акежана Кажегельдина, имя которого большинству обывателей сегодня уже ни о чём не говорит.

Судя же по активности Мухтара Аблязова в социальной сети Facebook, пока он выбрал первый путь. Тем самым, следует ожидать, что вместе со скандалами и ограничением доступа в социальные сети уже очень скоро по стране, как минимум, прокатится волна преследований: за любой перепост записи Аблязова в Фейсбуке власти будут нещадно карать всех пользователей без разбору.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»

Статьи по теме:

- Отдать на расправу. Сергей Дуванов – об экстрадиции Мухтара Аблязова, 2015-10-16

- Досым Сатпаев: «Казахстану необходимы немедленные реформы структуры власти», 2015-04-16

- Казахстан: Взлеты и падения демократической оппозиции, 2014-05-16

- Год после Жанаозена. Суды несправедливы, оппозиция обезглавлена, репрессии усиливаются, 2012-12-16

- Неуважаемый суд Мухтара Аблязова, 2012-02-17

- Мухтар Аблязов обвиняет власти Казахстана в преступном рейдерстве , 2009-03-13

- Президент Казахстана Назарбаев помиловал лидера казахской оппозиции Аблязова, 2003-05-14

- Казахстанскому оппозиционеру Аблязову дали 6 лет колонии, 2002-07-18




РЕКЛАМА