27 Февраль 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

От фаворитки до опалы. Против экс-Генпрокурора Кыргызстана возбуждено уголовное дело

Последняя неделя уходящего года в Кыргызстане окрашена скандалом: Генеральная прокуратура республики возбудила уголовное дело против бывшего главы главного надзорного органа страны Аиды Саляновой. Ныне Салянова - депутат парламента страны, а её политическая позиция резко противоречит тем установкам, которые продвигает глава государства Алмазбек Атамбаев. А ведь буквально пару лет назад Алмазбек Шаршенович желал Кыргызстану такого президента, как Аида Женишбековна. Является ли уголовное дело результатом прежней деятельности экс-генпрокурора или это преследование по политическим мотивам? В этом вопросе попробовал разобраться корреспондент «Ферганы».

Откуда пришла Аида

Карьерный рост 44-летней Аиды Саляновой ускорился после того, как к власти пришли «временщики», сменившие бежавшего из страны президента Курманбека Бакиева. Занимавшая до событий 2010 года пост статс-секретаря Минюста, в июле того же года Салянова пересела в кресло министра юстиции. С декабря 2010 по март 2011 года Салянова была полпредом президента в парламенте страны, а в апреле она, ни дня не работавшая в сфере прокуратуры, заняла пост Генерального прокурора республики, на котором пробыла до января 2015 года.

Секрет такого взлёта вполне объясним. Будучи министром юстиции, Салянова практически узаконила многие неблаговидные дела членов Временного правительства, занявших высокие должности в стране после событий апреля 2010 года. Все свои действия по так называемой «национализации» имущества Бакиевых и близким к ним людей «временщики» прикрывали декретами. А министр юстиции Аида Салянова, разъясняя правовой статус декретов, заявляла, что «декреты имеют силу закона, потому что об этом был декрет».

Что вменяют

Информацию о возбуждении уголовного дела против Аиды Саляновой пресс-служба главного надзорного ведомства Кыргызстана распространила вчера, 26 декабря. Уголовное преследование против Аиды Женишбековны начато по статье «Злоупотребление должностным положением». Поводом для возбуждения дела стали материалы, поступившие из недр Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) о том, что в июне 2010 года Салянова, будучи и.о. министра юстиции, дала добро на возобновление действия адвокатской лицензии Алексея Елисеева, находившегося на тот момент в розыске за совершенные преступления.

Здесь нужно сделать небольшой экскурс в прошлое: 41-летний Алексей Елисеев был одним из приближенных людей беглого Максима Бакиева, сына экс-президента Курманбека Бакиева. Он занимал ряд высоких должностей — заместитель руководителя Центрального агентства по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ), заместитель председателя совета директоров ОАО «АзияУниверсалБанк», генеральный директор ОсОО «V.I.P. Consulting» и др.

Приказом Министерства юстиции в августе 2002 года юристу Елисееву Алексею Александровичу была выдана лицензия на право занятия адвокатской деятельностью на основании решения Квалификационной комиссии. В феврале 2010 года действие лицензии было приостановлено в связи с назначением Елисеева заместителем руководителя ЦАРИИ.

После апрельских событий 2010 года Елисеев из страны сбежал, но в июне того же года, когда с заявлением об этом по просьбе самого Елисеева в Минюст обратился один из столичных юристов, его адвокатская лицензия была возобновлена. Именно этот факт и стал ныне камнем преткновения: как так, задаются власти вопросом, человек обвиняется в серии тяжких преступлений и вообще сбежал из страны, а ему продлевают документ на право заниматься адвокатской работой.

Но, кажется, в противостоянии «Генпрокуратура vs Салянова» елисеевское дело является далеко не самым главным. Подоплека возбуждения уголовного дела против некогда атамбаевской фаворитки в другом.

Контрасты

Аида Салянова является креатурой Омурбека Текебаева, бывшего близкого соратника президента Атамбаева. В обществе склоняются к мысли, что Салянова стала жертвой в противостоянии бывших сотоварищей.

Во время своей итоговой конференции в декабре 2014 года Алмазбек Атамбаев на вопрос журналистов о возможной отставке генпрокурора заявил, что стране нужен такой президент как Аида Салянова.

«Аида Женишбековна попросилась в отпуск, — заявил тогда Алмазбек Шаршенович. — И я ее понимаю. Она просто сказала, что устала. И это вполне может быть. Работы у нее много. И вообще – затюкали человека. Она должна отдохнуть. Но Салянова нужна стране. И я желаю этой стране такого президента, как она. Выборы пройдут чуть больше, чем через два с половиной года. К этому моменту, я думаю, граждане уже будут знать, кто есть кто, и выбор будет сделан достойный».

Ранее Атамбаев не раз называл имя Саляновой, что вызвало различные инсинуации в публичном пространстве.

Однако прошло ровно два года, и уже на пресс-конференции по итогам нынешнего, 2016 года, президент Атамбаев заявил, что ошибался в Аиде Саляновой.

«Я не пророк, я человек, и я ошибся насчет нее, — эмоционально заявил глава государства. — Я верил ей во всем. Первый раз у меня поменялось мнение о ней после случая с ее мужем. Мне бывший министр энергетики Осмонбек Артыкбаев признался, что кто-то сильно мешает провести тендер на поставку угля на ТЭЦ Бишкека. Я у него спросил: кто? Он ответил, что не знает, но кто-то, кого боятся больше, чем президента. Оказалось, это муж Саляновой. Я тогда ее пригласил и рассказал обо всем. Но сразу не уволил, дал ей время подумать. Она могла вернуться из отпуска и сказать: я - это я, муж - это муж и она не будет защищать его. Но Салянова выбрала мужа. Для многих людей на первом месте деньги, мужья, родственники. Когда речь идет об интересах страны, такого выбора не должно быть. Я понимаю, она просто красиво играла, изображая из себя белого и пушистого идейного борца с коррупцией. Я ошибался».

Кто подбросил уголёк

Противостояние президента с Аидой Саляновой началось ещё в бытность её Генпрокурором. Следственные органы страны возбудили уголовные дела против её супруга Бакыта Абдыкапарова. Первое дело касалось вопроса поставок «некачественного угля» на столичную ТЭЦ, а второе — по статье «мошенничество»: якобы Абдыкапаров вымогал деньги от подследственных чиновников муниципального предприятия «Тазалык» для положительного решения вопроса о снятии с них обвинений. В итоге Абдыкапаров получил срок — семь лет условного лишения свободы.

В середине ноября Кыргызстан сотряс очередной скандал, в народе прозванный «Белизгейт», в котором вспыли имена оппозиционеров. Глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев представил президенту страны документы о том, что трио оппозиционных депутатов — Омурбек Текебаев, Алмамбет Шыкмаматов и Аида Салянова — в 2012 году имели комерческий интерес в продаже акций сотового оператора «Мегаком».

Спецслужбы ссылались на документы из Белиза, якобы подтверждающие, что названные личности имели акции в компании Southfield Management, владеющей более половиной акций «Мегакома» до его национализации. В свою очередь, упомянутые парламентарии заявили, что документы — подделка, и назвали действия властей грубой фальсификацией.

«Ответка» от Саляновой не заставила себя долго ждать. Сразу после президентской «прессухи» Салянова на своей странице в социальной сети «Фэйсбук» написала, что президент «врал», говоря о том, что ее муж имел отношение к незаконным поставкам угля на ТЭЦ Бишкека.

«Если кто и имел отношение к незаконным поставкам угля на ТЭЦ Бишкека, то это сам Атамбаев! В сентябре 2014 года ко мне дошла информация о том, что интересы компании “Прогресс Компани”, у которой в последние годы закупался уголь методом из одного источника, лоббирует сам Атамбаев. По крайней мере, именно об этом угрожая руководству “Электрических станций” открыто говорил Артыкбаев (министр энергетики – Прим. «Ферганы») и о том, что вопрос находится на контроле у самого президента. По факту незаконного вмешательства в вопросы поставок угля на ТЭЦ Бишкека я готова была уже начать проверку в отношении Артыкбаева, как вдруг президент неожиданно уволил его. Я это оценила как наказание за неумение держать язык за зубами. С этого времени в отношении меня началась беспрецедентная кампания по дискредитации моего имени. Позже, в декабре, когда Атамбаев стал озвучивать мне ничем не обоснованные подозрения в отношении моего супруга, я попыталась доказать лживость этих подозрений. Но ему это не нужно было. Такое легковесное отношение президента к очернению моего имени говорило о его личной заинтересованности».

Фигуранта — в студию!

Сама Салянова отмечает, что нынешнее уголовное дело против неё - не что иное как преследование по политическим мотивам. В интервью «Фергане» Аида Салянова заявила, что оснований для возбуждения уголовного дела по поводу возобновления лицензии Елисееву не существует.

— Лицензия была возобновлена с соблюдением всех норм законодательства и, соответственно, это уголовное дело заведомо имеет политически-мотивированный окрас, — считает Аида Женишбековна. — Нет ни состава, ни события преступления. Дело просто высосано из пальца. Тем более, что закон об адвокатской деятельности не предусматривает ни единого основания, по которому нельзя было возобновлять лицензию.

— В чем же причина возбуждения уголовного дела против вас?

— Понятно, что это из-за критики властей. Давление усилилось после озвучивания мной открытой позиции по вопросу конституционного референдума, когда я выразила несогласие с политикой действующей власти.

— Имеется ли судебная перспектива у данного дела?

— Её нет, но учитывая, что судебной реформы в стране не было и поэтому говорить о том, что суды будут действовать на основании законов, было бы наивно.

Взгляд со стороны

В том, что уголовное дело против Саляновой не имеет юридической перспективы, уверен один из бишкекских юристов, пожелавший остаться неизвестным. Назовем его условно Алтынбек.

— Я считаю, следственные органы в деле против Саляновой попросту говоря облажаются, состава там и близко нет, в частности, нет последствий в виде ущерба охраняемым законом интересам общества или государства — комментирует наш источник. — Не важно, лично Елисеев подписывал заявление о возобновлении его адвокатской лицензии или нет — главное он выразил свою волю. Никакой «подделки» или иного криминала в этом нет. И оснований для отказа в возобновлении лицензии — не было. В законе «Об адвокатской деятельности» указан исчерпывающий перечень этих оснований. Ни под одно из них Елисеев не подпадал. Политические мотивы в законе естественно не отражены. Есть другой интересный момент: в законе «Об адвокатской деятельности» порядок приостановления и возобновления лицензии не прописан. Значит, должна была быть отсылка к нормативным документам Минюста. Я таковых не нашел. И если таких нормативных документов действительно нет, значит, должно происходить по умолчанию или, в лучшем случае, в уведомительном порядке: поступил человек на госслужбу, уведомил органы юстиции, те должны приостановить действие лицензии, ушел с госслужбы, уведомил — лицензия возобновляется. Поэтому не понятно, какие еще приказы, проекты которых ей готовили, издавала министр юстиции по этому поводу.

Еще немного бэкграунда

Впрочем, имя Саляновой интересно не только и не столько в связке с выдачей лицензии бывшему бакиевскому юристу. К примеру в 2012 году имя Аиды Женишбековны звучало в свете многих скандалов. Я перечислю некоторые наиболее запомнившиеся.

История с бегством из «больнички» брата экс-президента Бакиева Ахмада в марте 2012 года. В августе 2011 года суд признал Ахмада Бакиева виновным по целому букету уголовных статей:«Мошенничество в значительном размере», «Незаконное создание вооруженного формирования», «Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору», «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств». Срок наказания осужденного должен был закончиться 3 сентября 2014 года. Но его перевели в колонию-поселение, откуда «в связи с ухудшением здоровья» он был госпитализирован в одну из бишкекских больниц. Тогдашний Генпрокурор Аида Салянова обещала: «в мае расследование уголовного дела о побеге Ахмада Бакиева завершится». Итоги дела, увы, никому не известны.

Другое не менее громкое дело, в котором фигурировало имя Саляновой, - освобождение криминального авторитета Азиза Батукаева, который отбывал наказание в Нарынской тюрьме. В апреле 2012 года Батукаев был выпущен на свободу «по состоянию здоровья»: адвокаты предоставили суду документы о наличии у Батукаева рака крови последней степени. Выйдя на свободу, Батукаев сразу же покинул Киргизию – чартерным рейсом «Бишкек-Грозный». Генпрокурор Аида Салянова заявила, что никакого нарушения в освобождении Батукаева нет, поскольку он «лечению в условиях страны он не подлежал».

Не менее политизированное дело, связанное с именем Саляновой, - арест и последующее осуждение трех парламентариев. Депутаты Камчыбек Ташиев, Садыр Жапаров и Талант Мамытов были арестованы после митинга по поводу национализации золоторудного месторождения «Кумтор», прошедшего в октября 2012 года в Бишкеке. Около тридцати митингующих перелезли через забор здания, где располагаются парламент и администрация президента Кыргызстана.

Но наибольшее возмущение у общественности вызвала история, случившаяся в августе 2012 года. Два сотрудника ДПС стали жертвой мести Генпрокурора Саляновой. Патрулируя столичные улицы, они увидели белый джип с затонированными передними стеклами, что, как известно, запрещено. Они дали знак остановиться, но «Лексус» не остановился, а только прибавил скорости. Милиционеры начали преследовать нарушителя и только под угрозой применения пистолета (направили «ствол» на переднее колесо авто) заставили водителя остановить машину.

И только тут выяснилось, что на пассажирском сиденье автомашины сидела Аида Салянова. Машина была служебная, но номера на ней были подложные, о чем, естественно, сотрудники милиции не знали.

Впоследствии патрульных долго мурыжили, и в конце концов, несмотря на клятвенные обещания Саляновой – всё-таки уволили.

Снова прямая речь

«Фергана» поинтересовалась, что скажет сама Аида Женишбековна о некоторых вышеназванных делах.

— Есть какой-то похожий момент в случае с Батукаевым и Елисеевым, — заявила Аида Салянова. — По Батукаеву были несколько заключений врачей, в том числе и межведомственные. И если на основании этих заключений ГСИН подало представление, а суд вынес решение, то какая вина может быть у прокуратуры? В постановлении парламента по рассмотрению дела по освобождению Батукаева говорится, что я должна рассмотреть ответственность подчиненных мне в то время прокуроров. Для того, чтобы привлечь их к ответственности, я должна была обосновать их вину. А как я это должна была сделать? Ведь в первый же день своей работы я предупредила всех, чтобы опирались исключительно на закон, а в случае нарушения — ничто им не поможет. И в такой ситуации, озвучив свои принципы и следуя им, что я должна была делать? Поэтому моя позиция была такова: в соответствии с теми материалами, которые на тот момент были собраны, вину прокуроров я не видела. Я так и заявила – они действовали в соответствии с законами. Другое дело, что через какое-то время, когда стало ясно, что Батукаев, который по заключению врачей должен был умереть, на самом деле спокойно поживает, появились сомнения по обстоятельствам освобождения Батукаева. Тогда было возбуждено уголовное дело именно по факту освобождения криминального авторитета. Сейчас я провожу некую параллель с делом Елисеева: глава ГКНБ в парламенте кричал, неужели вы не знали, кто такой Елисеев? Извините, в законах не написано, что нельзя продлевать лицензию исходя из того, кто кому ближе, кто с кем работал и тому подобных политических мотивов. Юрист должен основываться на законе, а не на политической целесообразности. Поэтому в обоих случаях были приняты такие решения. Что касается Ташиева, миллионы людей видели его призывы к свержению власти. Были и конкретные действия. Назвать эти действия элементарным хулиганством было нельзя. Поэтому было дело по попытке насильственного захвата власти.

— Но ведь многие считают, что откровенное беззаконие в Генеральной прокуратуре начались именно при вашем руководстве органом. И мол теперь вы стали жертвой того беспредела, который сами когда-то породили.

— О том, что беззакония начались именно при мне, говорят те люди, которых я привлекала к ответственности. У них достаточно финансовых и информационных ресурсов, чтобы создать в обществе такое впечатление, будто эти нарушения начались при мне и продолжаются до сих пор. И дескать я стала жертвой режима, который сама же и создала. Я же считаю, что на самом деле прокуратура в период моего руководства бралась за такие дела, какие никогда раньше не вела и никакой орган за них не брался. Вероятно, другие боялись противостоять. Но мне было абсолютно не важно, что со мной произойдет потом, потому что важно было, чтобы люди увидели — закон работает и един для всех. Я уверена, что какой-то части общества у меня получилось доказать, что когда люди захотят, могут заставить законы работать.

* * *

Как будут развиваться события? В нынешней политической ситуации прогнозировать сложно. У каждой из сторон в рукаве есть какие-нибудь козыри, которые они могут выкинуть в самый неожиданный момент. Что-то может их заставить договориться полюбовно и вновь вместе начать делить государственную кормушку, а что-то — может всех потянуть на дно.

А пока что зрителям остается запасаться попкорном и занимать удобные места, чтобы лучше наблюдать за всем действом, которое происходит на политическом Олимпе Кыргызстана. Как говорится, чем дальше в лес, тем злее волки…

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»