24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Суд упразднил крупнейшее независимое профсоюзное объединение Казахстана

12.01.2017 18:30 msk, Андрей Гришин

Политика Казахстан Права человека Законы Суд

В Казахстане ликвидирована единственная официально зарегистрированная независимая профсоюзная ассоциация, а в отношении её председателя возбуждено уголовное дело. Всё это происходит на фоне протестов работников нефтесервисных предприятий на западе страны и судов по ликвидации оставшихся независимых отраслевых профсоюзов.

Расправа над профсоюзом?

Четвертого января в Специализированном межрайонном экономическом суде Шымкента (город на юге республики) состоялось первое и последнее судебное заседание по иску Министерства юстиции, требовавшего ликвидировать Конфедерацию независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК).

«Само заседание походило больше на расправу над профсоюзом. Судья Конысбаева пришла на заседание и уже была готова огласить решение о нашей ликвидации. Было и так понятно, что нас закроют. Нам было отказано судьей в доказательствах нашей невиновности, любые процессуальные действия с нашей стороны получали отказ у судьи. Судья не приняла ничего от нашего представителя. Было понятно, что получен «заказ» на нашу ликвидацию», - пишет председатель КНПРК Лариса Харькова на сайте Конфедерации.

После того как в 2014 году вступил в силу раскритикованный Международной организацией труда (МОТ) новый закон о профессиональных союзах, власти приступили к ликвидации независимых организаций трудящихся, которые не вошли, в соответствии с новыми требованиями, в отраслевые объединения, а те - в территориальные. Однако в 2015 году профсоюзам дали передышку, в том числе и КНПРК, являвшейся, по сути, единственной крупной независимой профсоюзной структурой. 11 февраля 2016 года, после десяти месяцев мытарств, Конфедерация получила новую регистрацию в министерстве юстиции Казахстана, но уже в качестве КНПРК и с заданием - в течение полугода, до августа 2016-го, создать филиалы в девяти регионах. Затем последовала пролонгация срока до конца 2016 года. Параллельно вместе с жестами доброй воли Минюст стал отказывать в перерегистрации тем профсоюзам, которые смогли бы войти в Конфедерацию и тем самым подтвердить её республиканский статус. Вышло вполне по-иезуитски.

Профсоюзный «вкладчик» уполномочен заявить

А вскоре были сделаны новые шаги, чтобы окончательно добить Конфедерацию. Тем более что на западе страны рабочие-нефтяники начали выходить на акции протеста, и теперь уже среди требований значились не только улучшение условий труда и повышение зарплат, но и сохранение профсоюзного объединения.

7 января в Управлении внутренних дел Шымкента, где зарегистрирована КНПРК и проживает её председатель, в отношении Ларисы Харьковой было возбуждено уголовное дело по обвинению её в присвоении и растрате профсоюзных средств. В профсоюзном офисе провели выемку документации, из квартиры профсоюзного лидера вынесли компьютеры.


Лариса Харькова

Выяснилось, что 23 декабря один из сотрудников Шымкентского нефтеперерабатывающего завода и член локального профсоюза «Достойный труд» Бейсембаев вышел из Конфедерации, а в январе обратился в органы с заявлением.

- В его претензии говорилось, что, якобы, я присвоила три миллиона тенге (около $9000). Он должен был написать заявление на председателя [локального профсоюза]: он же ему платил деньги, а не мне, - поясняет Лариса Харькова. Но в полиции во время допросов следователь ссылался на то, что гражданин Бейсембаев является «вкладчиком» КНПРК.

До этого, в декабре 2016 года, профсоюз «Достойный труд» подвергся налоговой проверке, после чего, как только в суд поступил иск Министерства юстиции о ликвидации КНПРК, фискалы пришли с комплексной проверкой и в офис Конфедерации профсоюзов. Там, как рассказала Лариса Харькова, им предоставили все отчёты по уплате налогов, но отказались допускать к другим «внутренним делам профсоюза».

- Это вмешательство государства во внутренние дела профсоюзов. Если человек хотел получить информацию, какие деньги нам перечисляли и сколько, он должен был по уставу обратиться в свой профсоюз. И потом - он выбывший член профсоюза, а выбывший член профсоюза вообще не имеет никакого права на подобную информацию, - озвучила свою позицию председатель профсоюзной конфедерации.

В данный момент Лариса Харькова находится в статусе свидетеля, имеющего право на защиту – в шаге от статуса «подозреваемый». На банковский счет КНПРК и на личный счет её лидера наложен арест.

Ещё не конец?

Можно только предположить, какие дополнительные «методы воздействия» предприняло государство, однако вместо запланированной пресс-конференции в Алма-Ате вчера в Шымкенте внезапно прошел брифинг Ларисы Харьковой, где она, фактически, признала поражение Конфедерации и заявила о прекращении её существования.

- Согласно пункту 2 статьи 10 закона «О профессиональных союзах», в течение шести месяцев - до августа 2016 года, - мы должны были создать филиалы в девяти регионах Казахстана. Однако мы не смогли набрать необходимое количество сторонников. Несмотря на это, органами юстиции нам было отведено дополнительное время - до конца 2016 года. К сожалению, мы не смогли выполнить требования закона РК «О профессиональных союзах». В этой связи органами юстиции подан в суд иск об отмене регистрации и ликвидации КНП, что, на наш взгляд, является обоснованным, - сухо проинформировала журналистов Лариса Харькова.

Вместе с тем она призвала своих сторонников из числа членов профсоюза на западе страны не протестовать и прекратить голодовку.

Но уже сегодня в телефонном разговоре с корреспондентом «Ферганы» председатель КНПРК сообщила об изменении своего решения смириться с ситуацией:

- Я буду до конца идти, раз попали в такую ситуацию. На кого я переложу это всё? Нет, я не буду складывать полномочия, потому что полномочия ещё что-то значат, без них вообще легко задавить, – говорит она уставшим голосом.


Члены локальных профсоюзов «Тупкараган» и «Емир Ойл» в Актау вышли на акцию поддержки, против ликвидации КНПРК. Надпись на растяжке — «Просим прекратить принудительные ликвидации профсоюзов КНПРК и зарегистрировать их без каких-либо препятствий путем переговоров». Фото с сайта КНПРК

Первой из международных организаций на закрытие профсоюзной конфедерации и преследование ее председателя отреагировала международная правозащитная организация Human Rights Watch: «Власти должны немедленно предоставить убедительные доказательства обвинений в хищении или снять их, прекратить преследования независимых профсоюзных активистов и обеспечить профсоюзам возможность регистрироваться и функционировать в соответствии с международными нормами защиты», - говорится в распространенном 11 января заявлении HRW.

Правозащитная организация призвала ключевые экономические партнеры Казахстана, в том числе Европейский союз, государства-члены ЕС и Соединенные Штаты Америки оказать давление на правительство Казахстана, добиваться отмены ликвидации профсоюза и требовать выполнения международных обязательств по соблюдению основных прав работников.

«Бои» местного значения

Разделавшись с Конфедерацией, Министерство юстиции займётся и другими профсоюзами. По словам заместителя департамента регистрационной службы Минюста Калмурзаева, ликвидации подлежат 195 профсоюзов, которые не смогли подтвердить своего статуса.

Только позавчера в Алма-Ате состоялся очередной суд из ряда подобных, где по иску Минюста отменили регистрацию Отраслевого профсоюза работников газотранспорта, строительства и эксплуатации магистральных газо- и нефтепроводов.

Представитель Минюста выставил претензии, что у профсоюзного объединения есть только два региональных представительства, тогда как по новому закону требуется иметь их, как минимум, в половине регионов республики. Председатель профсоюза Булат Иманалиев не отрицал этого факта, но заявил о временном характере проблемы: по его словам, не произведшим впечатления на судью, он ожидает перехода нескольких региональных профорганизаций из крупной нефтегазовой компании «Мунайгаз». Однако судья не стал ждать и вынес предсказуемое решение об исключении этого профсоюза из Государственного реестра общественных объединений.

Последние из тех, кто надеется обратить судебную процедуру вспять, - работники нефтесервисного предприятия «Oil Construction Company» из Актау, которые продолжают начатую 5 января голодовку в знак протеста против лишения КНПРК регистрации. Её участники - члены локального профсоюза, входящего в ликвидированную Конфедерацию, - высказывают свое нежелание вливаться в «официальную» структуру. И на призыв председателя КНПРК прекратить голодовку ответили отказом, мотивируя тем, что проводят голодовку «не ради Харьковой, но с требованием зарегистрировать КНПРК».

Более того, как сообщает «Азаттык» (казахская служба радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода»), 11 января работник «Oil Construction Company» Мейрамбек Куантаев в знак протеста против закрытия профсоюза залез на башенный кран на месторождении Каламкас в Мангистауской области и провёл там сутки.


Мейрамбек Куантаев после спуска со стрелы строительного крана. Каламкас, 12 января 2017 года. Фото «Азаттык»

Надо сказать, что в отличие от вчерашнего брифинга в Шымкенте, растиражированного десятками СМИ, о ситуации с профсоюзами пишут всего несколько изданий; о том, что на западе Казахстана происходят протесты рабочих, сообщают лишь радио «Азаттык» и сайт Социалистического движения Казахстана, для всех остальных эта тема - табу.

В русле общего процесса

Конфедерация независимых профсоюзов Казахстана – одна из старейших общественных организаций страны, возникла в 1991 году. До начала проблем последнего времени в неё входило до ста тысяч человек.

Видимо, последнее обстоятельство больше всего вызывает опасения властей. После уничтожения оппозиционных партий и подавления немногочисленных протестных движений оставались неподконтрольными лишь профсоюзы, выглядящие особенно угрожающими «для стабильности» в свете крутого пике, куда вошла казахстанская экономика.

- Всё идет в русле общего процесса по закручиванию гаек, - считает независимый алма-атинский журналист Сергей Дуванов. - Наши власти разобрались с общественными организациями, приняв закон о финансировании и поставив их под жесткий контроль. Потом с интернетом, приравняв его к средствам массовой информации и поставив его под контроль чиновников. Далее сами СМИ, где господствует негласная цензура: редакции вынуждены учитывать те границы, которые устанавливаются властями. Политическая оппозиция выведена как класс, ее нет теперь в Казахстане. Следующий момент – это регистрация рядовых граждан: устанавливается контроль за их перемещением. Профсоюзы – это один из важных пунктов политики. Всегда власти боялись сильных профсоюзов, которые могли бы консолидировать работников. Вообще, всякая консолидация в глазах власти – это опасность. Чтобы этого не было, принимаются репрессивные меры и соответствующие законы, чтобы с одной стороны ограничивать их деятельность, а с другой - убрать тех людей, которые, скажем так, независимы и нелояльны.

Андрей Гришин

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА