29 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

Голоса миграции. Приехать в Москву и найти новую родню

У каждого трудового мигранта в России – своя история и свой опыт. У кого-то он сугубо негативный, как у героини одного из предыдущих рассказов рубрики «Голоса миграции», другие же, напротив, считают, что у них все сложилось удачно, и им повезло. София относит себя ко второй категории. Приехав на заработки в Москву из горного таджикского села, женщина не потерялась в суете большого города благодаря тому, что попала на работу в сердобольную московскую семью, принявшую ее, как родного человека. «Фергана» предлагает своим читателям рассказ Софии.

* * *

Отправиться в Москву на заработки меня, как и многих моих земляков, заставила нужда. Пока все документы оформляла, прошла неделя. Сначала я растерялась от этой беготни, шума и гама большого города. Поселилась со своими земляками в квартире на окраине Москвы. Здесь было не так шумно и суетно, как в центре. Жизнь на Памире медленная, размеренная. Я привыкла к такому течению жизни, к тишине и покою. Мне нравилось заниматься домашним хозяйством, воспитывать детей, и не хотелось никуда ехать. Но мужа из России депортировали, работы в кишлаке нет, а у нас маленькая дочь, родители. Пришлось мне подумать, как помочь мужу и родным. Вот так я оказалась в России.

Знакомство

Земляки помогли найти работу домработницы у одной пожилой женщины. Моя работа заключалась в том, чтобы убирать у нее дома, покупать продукты, готовить еду. Когда я пришла в первый раз, меня встретила седая, благородной внешности женщина лет 75 и провела в квартиру.

- Меня зовут Любовь Сергеевна. А как вас зовут?

- Меня зовут София. Я из Таджикистана, с Памира.

- Ааа... Вы оттуда, где большие горы, – заулыбалась Любовь Сергеевна. – Ну, что же, деточка, приступайте к своей работе.

Она показала мне свою большую трехкомнатную квартиру с двумя балконами. На стенах много фотографий, на которых запечатлена вся жизнь хозяев дома. Квартира была очень уютной. Я убирала весь день – вымыла окна, полы, вытерла пыль. Закончила поздно вечером. Любовь Сергеевна угостила меня чаем, и я пошла домой.

Утром Любовь Сергеевна вручила мне деньги и попросила сходить в магазин. Так как я еще плохо знала город, я проплутала и вернулась нескоро. Объяснила ей все, она посмеялась. Мы вместе стали готовить обед, я чистила овощи, а Любовь Сергеевна рассказывала мне о себе. У нее недавно умер муж, он был военным на пенсии. Сын с семьей живет отдельно. А она осталась одна.

- Тяжело одной. Мои подруги, друзья уже далеко – отсюда не видать, а мешать никому не хочется. Только вот иногда очень тоскливо одной. Сын, конечно же, навещает, и внуки приходят. Но в наше время не наездишься, не находишься, – сказала Любовь Сергеевна.

Мне ее стало жалко. На моей родине непринято, чтобы пожилые люди оставались одни. Старики живут с сыновьями, и это не обсуждается. Но здесь все иначе. Она вырастила сына, воспитала его и теперь живет одна. «Бедная Любовь Сергеевна» - подумала я. Но вскоре поняла, что сделала преждевременные выводы.

Я очень старалась, когда готовила обед. Любовь Сергеевна похвалила мою стряпню. Мы вместе пообедали, и когда я мыла посуду, в дверь позвонили. Я открыла. На пороге стоял высокий военный лет пятидесяти.

- Здравствуй, ты и есть мамина Софийка? – спросил он – Она весь день вчера мне тебя хвалила. А я Олег Михайлович.

- Вот и сын пришел, - Любовь Сергеевна обняла его.

- А с Софийкой ты уже познакомился?

- Ну да, мам, я такой ее и представлял. Она и вправду Софийка. Давайте попьем чаю. Я вам пирожные привез. Твои любимы корзиночки, мам.

Я накрыла на стол, и мы стали пить чай. Олег Михайлович расспрашивал о моих родных, о родине. Мое смущение прошло, и я рассказывала им обо всем – о муже, которого депортировали, о пятилетней дочери, оставшейся с ним дома, о родном селе. Они слушали меня с живым интересом. Долго мы сидели на кухне и разговаривали. Было тепло и уютно в кругу этих малознакомых, но уже близких мне людей.

Работа в удовольствие

Через неделю Олег Михайлович предложил мне переехать жить к его маме. Мне было хорошо с Любовью Сергеевной, и я с радостью согласилась. Для меня было удовольствием жить с ней рядом. Она меня многому научила – печь пироги с капустой, которые очень любил ее сын, готовить настоящий украинский борщ, рассольник и русские блины. Раз в неделю нас навещал Олег Михайлович, и мы с Любовью Сергеевной готовились к его приходу.

Почти каждый день я звонила домой, разговаривала с мужем, со своей маленькой дочерью – я очень скучала по ним. По воскресеньям ходила к своим землякам. Мы вспоминали свою жизнь на родине, тосковали, пели наши народные песни. Они радовались за меня, что мне так повезло с работой у таких добрых и приветливых людей.

Как-то летом Любовь Сергеевна сказала мне собраться, и мы поехали на дачу в Подмосковье. Олег Михайлович прислал за нами машину. Ехали мы часа три. Когда приехали, я ахнула. Там такая красота – цветы, зеленые деревья, пахнет свежей травой и лесом. Дача большая, двухэтажная.

- Мы приезжаем сюда часто – Олег с семьей и я. Но в этом году припозднились из-за дождей, – сказала Любовь Сергеевна. – Это, конечно же, не Памир, – улыбнулась она, – но хоть подышишь чистым воздухом и отдохнешь.

Любовь Сергеевна ходила по саду, трогала цветы и тихо радовалась солнцу и свежему воздуху. Я зашла вовнутрь дачи. Там было пыльно – видно было, что давно сюда никто не приезжал. Я нашла тазик, тряпки и принялась за работу. Перемыла окна, полы. Выглянув из окна, я увидела задремавшую в кресле в беседке Любовь Сергеевну. Я закончила и вышла во двор. Любовь Сергеевна попросила чаю, я приготовила, а потом поставила суп к ужину. Вечером приехал Олег Михайлович со своей семьей – женой, сыном и дочерью. Он поблагодарил меня за уборку, но сказал, что надо было дождаться остальных – одной-то тяжело убирать такой большой дом. За садом ухаживает сосед – он и цветы посадил, а вот дом давно никто не убирал, объяснил Олег Михайлович.

Супруга Олега Михайловича Елена Васильевна помогла мне накрыть на стол. Мы сидели все вместе за столом, они хвалили мой суп, а мне было приятно рядом с ними. Я полюбила их – они стали для меня родными. Два дня мы гостили на даче. Семья сына осталась, а мы с Любовью Сергеевной уехали. Она называла себя урбанисткой, и все над ней шутили по этому поводу.

«Она наша родная»

Я жила у Любови Сергеевны уже три месяца. Она часто расспрашивала меня о моей семье, о дочери. Я рассказывала ей с радостью. За эти месяцы долгих бесед я стала намного лучше говорить по-русски. Любовь Сергеевна давала мне читать книги, которые сама любила. Олег Михайлович меня за это хвалил. Как-то он сказал, что теперь его душа за меня спокойна – если меня остановят на улице, я не растеряюсь и смогу поговорить на хорошем русском языке.

Как накликал. Через некоторые время меня действительно остановили. Попалась я в руки полиции, когда шла в магазин. Даже не проверив мои документы, они меня сразу же отвезли в отделение и поместили в изолятор. Но позвонить мне разрешили. Я позвонила Олегу Михайловичу, и он приехал буквально через час. Когда он вошел в своей военной форме, тамошние полицейские поднялись с мест от неожиданности. Он громко стал их ругать за меня.

- Вы же нашу родную Софийку обидели. Как же так можно? – возмущался он.

Меня отпустили.

- Ты как, Софийка, не испугалась? Страшно было? – спрашивал он меня, когда мы ехали домой. Вот такой добрый человек Олег Михайлович.

Через полгода после того, как я стала работать у Любови Сергеевны, она вдруг спросила меня, не хочу ли я привезти в Москву свою дочь. Она видела, как я тосковала по ней, и сочувствовала мне. Я была тронута, но сказала, что Любови Сергеевне нужна тишина, а если тут будет жить маленький ребенок, то покоя в доме не будет. Но она настаивала. Приехавшая из Таджикистана родственница привезла и мою девочку. Радости моей не было предела. Любовь Сергеевна через свою приятельницу устроила ее в детский сад, а по вечерам возилась с ней. Мне было удивительно, но они быстро подружились – Любовь Сергеевна и моя плохо говорившая по-русски дочь. Моя девочка говорила с ней по-памирски, а Любовь Сергеевна умудрялась ее понимать. По субботам и воскресеньям они вместе выходили гулять в парк, пока я занималась домашними делами.

- Софийка, хватит драить кастрюли, они уже блестят, - не раз с улыбкой говорил мне Олег Михайлович.

Мне было в радость помогать им. Я многому научилась в этой семье. Я всегда знала, что мир не без добрых людей, но не каждому трудовому мигранту везет в России так, как повезло мне. Повезло встретить таких людей, которые стали мне родными. Моя мама меня всегда наставляла:

- Надо смотреть в прошлое с благодарностью. Русские люди работали на Памире учителями, врачами, строителями в советское время. Они помогли нашему народу строить новую жизнь. Благодаря им мы стали образованными.

Теперь я тоже с благодарностью вспоминаю те два года, которые я прожила у Любови Сергеевны. Мой муж на родине занялся строительным бизнесом, и жизнь стала налаживаться. Я вернулась в родное село. А с Любовью Сергеевной и Олегом Михайловичем мы и сейчас часто перезваниваемся. Надеюсь, что и они приедут ко мне в гости.

* * *

От редакции: Если вы хотите поделиться своей историей, случаем из жизни, рассказать о проблемах, в которыми вы столкнулись, будучи трудовым мигрантом, о том, как живет ваша семья, оставшаяся на родине или приехавшая вместе с вами в Россию, напишите или позвоните нам, и мы обязательно опубликуем ваш рассказ. E-mail главного редактора – dan@kislov.ru. Телефон редакции: +7(495)132-62-58. Связь с редакцией также возможна с этой страницы.

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии