19 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Анвар Олимов: «Василий Шукшин – таджикский писатель с русским именем»

В декабре минувшего года в Санкт-Петербурге прошла первая международная научно-исследовательская конференция «Диалоги о Шукшине», в которой принимали участие исследователи творчества Шукшина из России, Украины, Великобритании и других стран. Среди гостей форума был писатель и переводчик и большой поклонник творчества Василия Шукшина из Таджикистана Анвар Олимов. В беседе с «Ферганой» литератор рассказал о своем участии в этом научно-культурном мероприятии, а также о состоянии и проблемах художественного перевода в Таджикистане.

Анвар Олимов - это человек, который не на словах, а на деле своим подвижническим трудом вносит вклад в поддержание литературных связей и взаимопроникновение культур России и Таджикистана. Он не только совершенно безвозмездно перевел на таджикский язык произведения Василия Шукшина, но и издал их на родине за свой счет.

При этом Анвар Олимов заведует отделом прозы литературного журнала «Паёми Сугд» («Согдийский вестник») и получает весьма скромную зарплату. Живет он в Бободжонгафуровском районе Согдийской области Таджикистана, в небольшом частном доме без отопления, который согревает буржуйкой. Но бытовые неудобства не доставляют больших неприятностей человеку, который всю свою сознательную жизнь собирал книги и считает домашнюю библиотеку основным своим богатством.

- Вы были приглашены на конференцию как переводчик произведений Шукшина?

- Да, в ноябре я получил официальное приглашение для участия в конференции от председателя правления фонда «Формула успеха» имени Василия Шукшина, внучки писателя Анны Шукшиной и директора этого фонда Константина Трегуба. Я с радостью откликнулся. Для творческих людей участие в таких мероприятиях очень важно – мы обмениваемся опытом, получаем информацию о положении дел в других странах, начинаем лучше понимать, где мы отстаем в нашей республике. Конференция была очень интересной и насыщенной – ней принимали участие филологи, культурологи, киноведы, искусствоведы, студенты и простые граждане – любители творчества Шукшина.


Внучка писателя Анна Шукшина с супругом

- Когда вы начали переводить на таджикский язык сочинения писателя?

- Я большой поклонник творчества Шукшина с юности, когда впервые прочитал его рассказы, а затем посмотрел фильмы с его участием. Еще в советское время я перевел на таджикский язык два его рассказа, они были изданы. Но взяться более основательно за перевод произведений писателя меня подтолкнул случай. Дело в том, что на Родине Василия Шукшина – в селе Сростки в Алтайском крае – ежегодно в июле проходят Шукшинские чтения, которые продолжаются в течение недели. В 2012 году в этих чтениях участвовал тогдашний председатель Согдийской области, ныне премьер-министр Таджикистана Кохир Расулзода. Посещая дом-музей писателя, Центральную библиотеку Алтайского края среди десятков книг Шукшина, переведенных на разные языки мира, он не нашел книг Шукшина на таджикском языке.

После возвращения на родину Кохир Расулзода поручил председателю Согдийского отделения Союза писателей Таджикистана Ахмаджону Рахматзоду перевести рассказы Шукшина на таджикский язык. Рахматзод, безусловно, знал, что я очень люблю Василия Макаровича как талантливого писателя, актера и кинорежиссёра, и предложил мне заняться этим делом. Я собрал почти все книги Василия Шукшина и приступил к переводу. В течение восьми месяцев я перевел двадцать пять рассказов Шукшина. Но за это время Кохир Расулзода стал премьер-министром страны и перебрался в столицу – город Душанбе. Возникла проблема с изданием книги. Было как-то неудобно просить премьер-министра профинансировать ее выпуск. Почти год мы искали спонсора, но наши попытки не увенчались успехом. Я был вынужден обратиться к сыновьям, которые живут и работают в Москве. Книга была издана, но небольшим тиражом – всего 200 экземпляров.

- То есть вы издали книгу рассказов Шукшина за свой счет?

- Да, и не только эту. Прошел год. В Худжанде состоялся форум предпринимателей Таджикистана и Алтайского края. Среди участников форума оказалась сотрудница администрации Алтайского края Екатерина Крапивина. Когда она посещала редакцию русскоязычного областного издания «Согдийская правда», то на столе у главного редактора газеты Исокджона Закирова случайно увидела книгу Василия Шукшина «Андешахо дар танхои» («Думы») в моем переводе. Екатерина изъявила желание встретиться со мной. Мы познакомились, и я подарил ей пять экземпляров книги «Андешахо дар танхои».

Весть о переводе рассказов Шукшина на таджикский язык быстро распространилась на родине писателя. По местному телевидению Алтая показали передачу, в которой шла речь об издания книги Шукшина в Таджикистане. Ведущий передачи рассказал зрителям о намерениях переводчика Анвара Олимова, то есть меня, перевести на таджикский язык еще и киноповесть «Калина красная». Теперь мне отступать было некуда, и я взялся за перевод. Помимо киноповести, я перевел еще десять рассказов Шукшина. На сей раз тоже спонсоров не нашлось, и я издал книгу за счет своих средств. Вы, наверное, думаете, что я странный человек, но я это сделал из любви и уважения к этому прекрасному писателю. Я хочу, чтобы мой народ знал и читал его произведения.

- Думаю, что Шукшин близок простому человеку не только в России.

- Конечно, Шукшин близок и таджикскому читателю. Он рассказывал о жизни простых людей, живущих на селе. Это крестьяне, рабочие, старики и старухи, сельские парнишки и девчонки. Шукшина называют великими «писателем-деревенщиком». Во всем мире у простых крестьян аналогичные, общие проблемы и чаяния. Поэтому когда представитель любого народа, к примеру, таджик, узбек или киргиз читает рассказы Шукшина, он думает, что они написаны именно о жизни его односельчан – такое же село, те же радости и печали, хозяйственные будни, во много схожие обычаи и традиции. Если мы заменим имена героев и персонажей Шукшина на таджикские, то никто и не поймет, что автором этих произведений является русский писатель. Поэтому можно сказать, что Шукшин – таджикский писатель с русским именем.

Величие Шукшина заключается в том, что его рассказы со временем не стареют, а наоборот, становятся актуальными. Поэтому все любят его, как современного писателя. Хотя Шукшин умер в 1974 году, о нем до сих пор говорят «наш современник». Честь и хвала россиянам и родным этого великого писателя за то, что его имя продолжает жить и собирать вокруг себя людей из разных стран на конференции, фестивали и другие мероприятия. Мы должны учиться тому, как нужно чтить память своих великих писателей, поэтов, художников.


Анвар Олимов – писатель, переводчик. В 1986-1988 годах был военным переводчиком в Афганистане. Затем работал в районных и областных газетах. В настоящее время возглавляет отдел прозы литературного журнала «Паёми Сугд». Перевел на таджикский язык произведения Льва Толстого, Антона Чехова, Василия Шукшина, Чингиза Айтматова, Лилли Промет, Андрея Скайлиса. Член Союза писателей Таджикистана, лауреат двух литературных премий

- О чем вы говорили в своем вступлении на конференции?

- Я должен был выступить по теме «О стилистике перевода произведений Шукшина на таджикский язык». В силу того, что аудитория не владела таджикским языком, я расширил рамки этой темы и рассказал об истории литературных связей между нашими народами и о проблемах в литературно-переводческой деятельности. Я рассказал о том, какие шедевры русской классической и современной литературы в ХХ веке были переведены на мой родной язык. Переводом художественной литературы занималась целая плеяда маститых писателей-переводчиков, таких как Хабиб Ахрори, Шамси Собир, Рахим Хошим, Сотим Улугзода, Лоик Шерали, Бозор Собир. Ими были переведены произведения Тургенева, Толстого, Достоевского, Чехова, Есенина и других классиков. А российские переводчики переводили таджикско-персидских классиков. В советские времена переводы художественной литературы издавались во всех республиках. Каждое издательство имело свой план выпуска переводов произведений тех или иных писателей. Заключали договора с переводчиками, которых обязывали выполнить работу в определенный срок.

Сегодня добрая традиция перевода литературных произведений зарубежных авторов в Таджикистане пришла в упадок. После распада Советского Союза были прерваны не только экономические, но и литературные связи между нашими народами. То, что пишут молодые русские и таджикские писатели, совершенно неизвестно нашим читателям. Все участники конференции были едины в том, что необходимо восстанавливать прерванные литературные узы. И это необходимо делать не просто на уровне Союзов писателей, но уже на уровне правительств двух республик. Государство должно взять под контроль вопросы перевода художественной литературы, организации книжных ярмарок.

Помимо официальных выступлений, у нас было много полезных дискуссий и в кулуарах конференции. С коллегами-литераторами мы вспоминали о любви и симпатиях русских писателей к таджикско-персидской литературе – о том, что Николай Чернышевский безумно любил поэму «Шахнаме» Фирдауси, свободно владел и писал с использованием персидской графики; о том, как, находясь в Баку, Сергей Есенин сочинил свои известные «Персидские мотивы»; о том, что Василий Жуковский свободно владел персидским языком и перевел на русский язык поэму «Рустам и Зораб» из «Шахнаме». Наконец, мои коллеги напомнили, что настольной книгой президента России Владимира Путина является сборник рубаи таджикско-персидского поэта Омара Хайяма.

О необходимости ежегодно переводить и издавать хотя бы десять шедевров русской и мировой литературы на таджикский язык я неоднократно поднимал вопрос перед членами согдийского отделения Союза писателей и просил его руководство довести эту проблему до председателя области Абдурахмона Кодири. Я говорю только о Согдийской области, но эта работа должна проводиться по всей республике. Государство должно быть заинтересовано в издании иностранной литературы на таджикском языке и выделять на это средства, а переводчик за свой труд должен получать хороший гонорар. Должна работать система, обеспечивающая взаимовыгодное сотрудничество переводчика, издательства, государства. Ведь миссия литературы заключается в том числе и в сближении народов, воспитании людей в духе толерантности, уважения к другим культурам. Познание истории и культуры соседних народов сегодня, когда между нашими странами происходят масштабные миграционные процессы, приобретает особую актуальность.

- В заключение скажите несколько слов о ваших творческих планах.

- Если говорить о творчестве Шукшина, то почти все его рассказы уже переведены на таджикский язык. Важно теперь переиздавать эти переводы. Однако я не хочу полностью оторваться от творчества любимого писателя. В позапрошлом году меня приглашали на ежегодные Шукшинские чтения в Сростки, но тогда у меня не было заграничного паспорта, и я не смог участвовать. В нынешнем году я планирую принять участие в этих мероприятиях и побывать в доме-музее писателя. Я бы хотел организовать мероприятие, посвященное творчеству Шукшина, и в Таджикистане.

Что касается переводческой работы, то сейчас я изучаю творчество японского писателя, лауреата Нобелевской премии Кэндзабуро Оэ, и собираюсь перевести его рассказы на таджикский язык. Оэ, как Василий Шукшин, родился и вырос в деревне. В книгах Оэ красной нитью проходит тема идентификации и самопознания, гуманизма и преодоления нигилизма в мире, пережившем Вторую мировую войну. Эта тема очень актуальна для наших современников и грядущих поколений.

Азиз Рустамов

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 №68-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийской общественной организацией «Российский Союз Молодежи».

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА