27 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

Когда в Узбекистане откроют приюты для бомжей?

Сколько сегодня в Узбекистане бомжей, неизвестно. В одном только Ташкенте их не меньше сотни - по самым скромным подсчетам. К примеру, в Яшнабадском (бывшем Хамзинском) районе в 2016 году было выявлено, по меньшей мере, около десяти лиц без определенного места жительства, причём трое прямо на улице и скончались, один из них умер в минувший вторник… А в узбекской столице насчитывается 11 районов и нет ни одного приюта для бездомных.

Умереть на улице – единственный выход?

По словам работников центров соцобеспечения, в Узбекистане до сих пор действует некое распоряжение бывшего президента Ислама Каримова под номером 15/42, согласно которому для помещения одинокого пожилого человека в любой из домов престарелых необходимо наличие у него паспорта с пропиской. А у бомжей, как правило, никаких документов нет.

Больницы не могут решить проблему этих людей – эта задача просто не входит в сферу их услуг и обязанностей. Самое большее, что могут сделать клиники, - приютить замерзающего бомжа на несколько дней, накормить, подлечить и отпустить восвояси. Для человека, не имеющего собственного жилья, и такая помощь немаловажна. Только вот куда деваться потом?

Для нескольких бомжей Яшнабадского района пристанищем стал закуток рядом с салоном красоты «Sunshine» («Солнечный свет»), соседствующим с 4-й городской клинической больницей, где, по всей видимости, они получают первую помощь, а затем вновь оказываются на улице.


Салон красоты «Sunshine» в Ташкенте

По словам работницы этого салона, бездомные появились здесь в октябре 2016 года, когда клиника открылась после длительного капитального ремонта. С тех пор здесь жили шесть человек: две женщины и четверо мужчин. Они ночуют в темном закутке между больницей и «Sunshine». Двое мужчин там же и скончались.

Несколько дней назад работницы салона успели вызвать «Скорую помощь» ещё одному мужчине с повреждённым позвоночником. Врачи приехали, забрали бомжа и, как позже выяснилось, высадили его на следующей же остановке, где он вскоре и умер. Номер машины женщины, естественно, и не подумали записать…


Горбольница №4 в Ташкенте

Буквально на днях в социальной сети Фейсбук неравнодушные люди открыли группу «Поможем бездомным, Узбекистан!», в которой насчитывается более 420 участников. Некоторые из них уже имеют реальный опыт помощи людям без определенного места жительства.

Хорошая история

Вот, к примеру, Ойбек и его жена Нонна Сардарян, одна из администраторов группы «Поможем бездомным, Узбекистан!», занялись судьбами двух живших у вышеназванного салона красоты женщин Мадины Ишмурзиной, страдающей деменцией, и слепой Халимы Хасановой. Однажды они посадили их в свой автомобиль, привезли сначала к себе домой, а затем в религиозный дом «Мать Тереза», находящийся в Мирабадском районе Ташкента, откуда их отправили в Республиканский пансионат для ветеранов войны и труда, что на массиве Каракамыш.

Руководство пансионата по настоянию попечительского совета – общественной организации при Управлении социальной защиты Минздрава республики (под опекой этого совета находятся все пансионаты «Саховат» («Щедрость») и «Мурувват» («Благодеяние»), оставило обеих старушек в своих стенах, где они проживают и по сей день. Подробно о судьбах этих женщин рассказывал сайт «Азиятерра» здесь и здесь.


Мадина Ишмурзина

«Таким людям помогать необходимо, потому что оставлять их умирать на улице просто не по-божески - не по-мусульмански, не по-христиански, - поделился своим мнением с «Ферганой» Ойбек. – Я думаю, многоуважаемый Ислам Каримов не знал о существовании в республике бомжей и нищих – ему просто боялись об этом докладывать. Надеюсь, нынешний президент проявит к ним милосердие и откроет в стране приют для них».

Первый в стране приют для бомжей – миф или реальность?

О возможности открытия в Ташкенте приюта для бомжей, по примеру всех цивилизованных стран, корреспонденту «Ферганы» рассказал один из 130 жильцов, а заодно и добровольный помощник попечительского совета Республиканского пансионата для ветеранов войны и труда Геннадий Юртаев:

«Дней десять назад мы с моим здешним другом Александром встречались в кабинете директора с руководством попечительского совета и рассказали о своей идее приюта. В ответ услышали, что и у них есть похожий план – создать на базе нашего пансионата примерно такой же приют. Хочу подчеркнуть, пока это лишь в их планах – когда будет создан приют и как он будет функционировать, ещё неизвестно.


Халима Хасанова

Но мы с еще несколькими единомышленниками – создателями группы в Фейсбуке – планируем уже сейчас перейти к конкретным действиям: параллельно с оказанием адресной помощи бомжам составить письмо-обращение в Аппарат президента о создании такого приюта. Наша активистка - юрист Марина Кондратова - готова подготовить весь пакет документов.

Собственно, одна из целей нашей группы – выявить с помощью её участников и их знакомых как можно больше ташкентских бомжей, чтобы в своём обращении к властям представить эту статистику. Ведь бомжей по Ташкенту очень много, и устроить их всех в приют, о котором мы мечтаем, - наша основная задача.

Я сам знал множество бомжей. Например, несколько лет назад зимой я лежал в первой горбольнице, в Шайхантаурском районе. И туда привезли одного мужика - вся спина в ожогах: прямо вот полосы кожи свисали и было видно мясо. На спине он лежать не мог, только на животе. Оказывается, он пытался согреться на трубах теплотрассы, - не знаю, была на них стекловата или нет, - но уснул и получил эти ожоги. Вскоре я выписался, и дальнейшую его судьбу не знаю. Наверное, умер.


Геннадий Юртаев

Когда-то на [квартале] Ц-5 у кафе «Ширин» прямо на льду умер один знакомый. Он, видимо, был болен туберкулезом, поскольку харкал кровью. Помню, лежит его труп, а у головы - брызги крови. Вот так умирают бомжи. Каждую зиму.

Как-то я лежал в 17-й больнице на Юнусабаде, и одна врач сказала: «К нам много привозят бомжей, и мы не знаем, куда их девать. Мы, конечно, подлечиваем их, а куда дальше девать – не знаем».

В той же первой горбольнице лежал Саша Скрипкин, которого привезли с массива Янгиабад. У него из-за обморожения началась гангрена, и ногу ампутировали. Так главврач на свой страх и риск продержал его в больнице с ноября по март. Где Саша сейчас, неизвестно.


Сергей, немало времени проживший в шалаше

Еще один бомж – Сергей, жил на Кадышева в шалаше. У него проблема с позвоночником, плюс одна ступня вывернута. Однажды местный участковый забрал его, вывез за кольцевую дорогу и там бросил. Сергей потом еле приполз обратно, и добрая душа Марина Кондратова его подобрала. Её мама сделала Сергею временную прописку в своем доме, благодаря которой Марина устроила его к нам в пансионат, в платное отделение, сама же и оплачивает проживание. А тем временем восстанавливает ему документы, оформляет инвалидность. Когда всё это сделает, даст бог, Сергея возьмут к нам уже на бюджетной основе.

Был бы приют – проблемы бы не было. А так - глаза на неё закрывают, но проблема-то никуда не девается, остаётся…»

А сколько таких бездомных по Узбекистану! Приют, где человек мог бы переночевать, обогреться, поесть и получить первую медпомощь, нужно открыть не только в столице, но и хотя бы во всех областных центрах и в автономной Республике Каракалпакстан.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»

«Фергана» рекомендует