18 Август 2017

Новости Центральной Азии

Цензура в Сети: Как, кого и за что блокируют в Казахстанском интернете

Информация о том, что благодаря поправкам в законодательство по противодействию терроризму и экстремизму Комитет национальной безопасности (КНБ) Казахстана получил новые полномочия по отключению в часы «Х» региональных интернет-сервисов и сетей связи, с опозданием, но взбудоражила общественность. Эта норма вошла в принятый комплект поправок ещё в декабре прошлого года, но, видимо, «спряталась» за более актуальными, грозящими большинству граждан проблемами.

Пресс-служба КНБ успокоила общество 21 января: «Вышеуказанная норма права не предусматривает массового отключения региональных интернет-сервисов и сетей связи, так как в действующем законодательстве для генерального прокурора и уполномоченного органа в области связи уже предусмотрены правовые основания для ограничения использования сетей и средств связи при проведении антитеррористической операции, возникновении массовых беспорядков и иных нарушений законодательства в области СМИ». Тем более что всё и так давно «работает», и только в последние годы государство стало приводить многолетнюю практику к какой-то законодательной базе.

Со временем казахстанские блокировщики - специалисты Комитета связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию - научились многому. Они не только по давней традиции перекрывают доступ к неугодным интернет-сайтам, но экспериментируют и с иными возможностями, позволяющими ограничивать распространение информации в Сети. Теперь в их арсенале есть «точечная» блокировка материалов и страниц в социальных сетях, отключение на определённое время соцсетей и отключение регионов от интернета.

1999. В начале бесславных дел

Оппозиционные сайты появились в стране вместе с формированием собственного интернет-пространства. Но разгул сетевой демократии продлился очень недолго.

Вероятно, первым оппозиционным интернет-сайтом независимого Казахстана был Infoclub, который, появившись в конце 1997 года, продержался всего четыре месяца и тихо закрылся, о нём сейчас практически никто не вспоминает.

А в 1998 году заработал быстро набравший популярность сайт Eurasia, принадлежащий перешедшему в оппозицию бывшему премьер-министру страны Акежану Кажегельдину. Первый такого рода и масштаба политический интернет-проект вобрал в себя многих журналистов, оказавшихся не у дел после того, как власти поставили крест на независимых телеканалах и радиостанциях. К тому же рынок оппонирующих президенту печатных СМИ тоже оказался ограничен несколькими изданиями, так что интернет в то время представлял огромные возможности.

В свободном доступе сайт продержался не более года и стал, скорее всего, первым в стране, подвергшимся блокировке. Доступ к нему закрыт по сей день, хотя о Казахстане он уже не пишет, а издание Eurasia преобразовалось в Neweurasia.info, до которого защитникам стабильности уже нет дела.

Тогда же госорганы попытались придать своим действиям законность, приняв особый документ, затронувший и интернет-СМИ. «Постановление Кабинета министров №1937 появилось 20 декабря 1999 года и было прозвано «электронной таможней». В нём ещё даже интернет-сайты назывались не сайтами, а как-то иначе, что-то связанное с электронной продукцией, произведённой за рубежом. Правда, «Евразия» стала блокироваться несколько ранее», - вспоминает алма-атинский журналист Андрей Свиридов.

Он припомнил первого «мученика» блокировки: в 1999 алма-атинский программист Сергей Мусорин написал национальному провайдеру «Казахтелеком» жалобу в связи с перекрытием доступа к его любимому сайту, пригрозив судебными исками и иными последствиями. Провайдер отреагировал оперативно: обвинил жалобщика то ли в попытке взлома их сайта, то ли в рассылке вирусов. Как бы то ни было, Мусорин стал первой фигурой, обвиненной в IT-преступлениях, даже, кажется, было вынесено судебное решение, не связанное с лишением свободы (поскольку прошло много времени, а информации по этому делу в открытом доступе нет, за абсолютную точность этих данных не ручаемся).

За «Евразией» последовал сайт «Навигатор» - еще один интернет-долгожитель, здравствующий и поныне в виде Zonakz.net, сменивший по суду несколько названий и без суда - основное политическое направление.

Затем дошли руки и до трёх других оппозиционных проектов - «Свободной Азии» (Freeas.org), «Заграничного бюро казахстанской оппозиции» (Zagranburo.org) и «Клуб универсальной безопасности» (Kub.info). Все три принадлежат политэмигрантам независимого Казахстана первой волны, причем «Куб» создал и редактировал кинорежиссер Рашид Нугманов (известен по культовому фильму «Игла»), который поддержал Акежана Кажегельдина и эмигрировал по политическим мотивам во Францию. В настоящее время из этих трёх сайтов функционирует только Zagranburo.org, утратившее своё влияние, по крайней мере, внутри Казахстана.

Вместе с ресурсами демократической оппозиции под блокировку попал неоднозначный проект «Азиопа», приписываемый ныне покойному зятю президента Назарбаева Рахату Алиеву. На откровенно «мочильном» ресурсе доставалось всем – и оппозиции, и членам большой президентской семьи, за исключением Рахата Мухтаровича, который всегда представал там «на белом коне». Отсюда и подозрения в том, что за сайтом стоит именно он.

Со знаком качества

С развитием интернет-технологий появлялись новые «нелояльные» сайты, и уже никого не удивляло, что почти сразу же они подвергались блокировке. Практика эта сохранилась и по сей день, и надо сказать, что блокировка политического сайта порой воспринимается как государственный знак качества: осознают влияние, боятся, уважают.

С этой позиции наиболее уважаемым был оппозиционный интернет-портал «Республика», финансировавшийся банкиром и политиком Мухтаром Аблязовым, который только недавно освободился из французской тюрьмы и снова грозит Акорде определёнными проблемами. Этот сайт на долгое время стал номером один для всех госчиновников высшего уровня: кто-то с опасением ждал появления информации о себе, кто-то сливал компромат на своих конкурентов. В борьбе с этим интернет-порталом власти за ценой не стояли: помимо блокировки он едва ли не систематически подвергался DDOS-атакам. Но снова возобновлял работу, а пользователи пробивались сквозь блокировки, используя анонимайзеры и специальные шлюзы. Не помогло даже то, что в 2012 году после жанаозенской бойни это издание было признано экстремистским вместе со всеми своими «зеркалами», а также печатными версиями (всего 8 газет и 23 интернет-ресурса, проходящих в качестве «единого СМИ»). Разве что его авторы стали более тщательно скрываться под псевдонимами. В прошлом году редакция интернет-портала «Республика» объявила о прекращении деятельности (совпавшем с неожиданным освобождением лидера незарегистрированной оппозиционной партии «Алга!» Владимира Козлова). Однако, как это происходило с другими изданиями, совсем недавно возник проект Kz.expert (совпавший с освобождением Мухтара Аблязова), который возглавила бывший редактор «Республики» Ирина Петрушова.

Еще один сильно «напрягающий» казахстанские власти интернет-портал связан с социалистами - Socialismkz.info, который, естественно, закрыт для казахстанцев. Несколько недель назад ресурс едва оправился от мощных DDOS-атак, выведших его из строя на несколько месяцев.

«Блокировать на территории Казахстана наш сайт начали с 16 декабря 2011 года, в день жанаозенских событий, и эта блокировка длилась более года, причем зайти на сайт было невозможно даже через прокси-серверы, - вспоминает администратор ресурса, находящийся в изгнании лидер казахстанских социалистов Айнур Курманов. - Также были заблокированы в Казахстане на несколько месяцев сайты других левых организаций России и Европы, которые перепечатывали наши материалы о событиях в Жанаозене. Второй раз нас заблокировали наглухо в июле 2013 года - после публикаций о митингах и недовольстве рабочих корпорации «Казахмыс» в Жезказгане и Сатпаеве. Не помогли даже зеркала, которые заблокировали через несколько дней после их возникновения. Весной 2016 года мы использовали новые технологии, и сайты стали доступными в обход всех блокировок. Но с 12 октября 2016 года власти начали использовать тактику постоянных массированных DDOS-атак. Целью их было не только «положить» наши веб-ресурсы, но, как заявили специалисты, перехватить руководство сайтами. Те же специалисты говорят, что такие атаки стоят до 2000 евро в сутки. А начались они после схода со сцены «Республики» - теперь мы стали главными целями атак, задачей которых является зачистка информационного поля».

Наверняка в Казахстане с радостью бы перекрыли кислород и Azattyq.org - казахской службе Радио Свобода/Свободная Европа», что время от времени происходит, но очень ненадолго. Очевидно, что государственный департамент США, финансирующий это СМИ, умеет объяснять партнёрам из далеких республик, к чему это может привести.

Если с оппозиционными сайтами всё ясно, то порой удивляет блокировка сайтов, которые, в общем-то, не претендуют на радикальность политической мысли. Уже упомянутый Zonakz.net и быстро набравший популярность Ratel.kz в 2015 году оказались вне зоны доступа почти в одно время и без объяснения причин. Не помогали даже обходные пути – тут явно применили более сильные «заклятия», чем к «Республике», социалистам и прочим «злопыхателям». На все запросы во всех инстанциях разводили руками, утверждая, что всё в порядке. В редакциях сайтов заверяли, что причин не знают (хотя в отношении Zonakz был слух, что его проблемы связаны с личной неприязнью некоего высокопоставленного чиновника к редактору Юрию Мизинову). Но как внезапно сайты заблокировали, так же внезапно их потом и «распечатали».

За исключением «Республики», все остальные СМИ оказались недоступными большинству без каких-то законодательных обоснований.

Помимо родных и опосредованно родных сайтов в Казахстане легко попадают под санкции любые зарубежные издания, чьи публикации несут потенциальную угрозу стабильности режима. В этом случае даже не требуется системности. К примеру, российские сайты «Медуза» и «Фергана» поплатились каждый из-за одной своей публикации.

По словам Айнура Курманова, из-за блокировок и постоянных атак количество просмотров одного материала могло снизиться с семи-восьми тысяч до трёхсот. Другими словами, хоть определённая часть интернет-пользователей и научилась обходить блокировки, власти всё же добились своих целей, тем более что анонимайзеры и прокси-сервера сами оказались вне закона.

Прогресс на службе борьбы с прогрессом

Решением неизвестного суда 10 сентября 2014 года в Казахстане запретили специальные сайты для скрытия IP-адреса, то есть прокси и анонимайзеры. После чего Комитет связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию рьяно приступил к исполнению решения. Сейчас, чтобы найти работающий анонимайзер, приходится перелопатить десятки страниц в «Гугле», хотя, наверняка, у каждого в загашнике есть парочка своих работающих прокси, да и с обходными программами типа Tor или Psiphon блокировщики сделать пока ничего не могут. В то же время в мае 2015 года Совет по правам человека ООН признал анонимность в сети одним из прав человека. Казахстан же, бывший членом Совета ООН по правам человека и ныне являющийся непостоянным членом Совбеза ООН, о том явно не курсе.

По большому же счёту всё то, чем занималось государство, является беззаконием. До 1 января 2016 года блокировать сайты могли лишь по решению суда. Конечно, это никогда не мешало закрывать доступ, но всё же общество хотя бы могло называть вещи своими именами и знать, что власти занимаются противозаконной деятельностью.

Прокуратура выискивала сайты с экстремистским и порнографическим содержанием, после чего по процедуре должна была направлять материалы в суд и ждать судебного решения. С учетом того, что таких сайтов миллионы, а за год борцы за духовную чистоту народа находили не более тысячи подобных, то сотрудники прокуратур могли бы быть обеспеченными работой на сотни лет вперед. Осознав бесперспективность такого направления, власти внесли поправки в закон «О связи», и теперь вся противоправная, с их позиции, информация может оказаться недоступной для пользователей без объяснений.

Вместе с тем длительный опыт борьбы с вредоносными сайтами позволил расширить формы противодействия «разложению» общества в сети. Технические специалисты из Комитета связи, информатизации и информации (или же структур, связанных с нацбезопасностью) овладели навыками точечной блокировки, когда из зоны доступа выводится какая-то одна публикация или определённая страница в социальной сети. Материалы о проведении Антиевразийского форума, сообщения из районов, где имели место столкновения на этнической почве, разгоны протестов против земельной реформы – пользователи жаловались не недоступность посвящённых этим темам статей. Но нередко на всякий случай перекрывается доступ не только к сайтам, но и к социальным сетям и в целом к интернету.

Первой такой операцией по перекрытию всех информационных потоков стали трагические события в Жанаозене, когда силовики расстреляли участников забастовки. Беззаконие людей в форме сопровождалось отключением интернета и мобильной связи в этом регионе и социальных сетей - во всех остальных.

С того момента вырубать сети стали и без повода, последний раз подобное произошло в День Республики, 16 декабря 2016 года, поскольку из года в год власти ожидают, что в этот день могут повториться события 1986 года или 2011-го (Жанаозен).

Но если искать точку отсчёта, то первой соцсетью, отключённой в Казахстане на долгое время, стал «Живой журнал», который блокировался с 2011 по 2015 год - по решению суда, якобы из-за пропаганды терроризма. Согласно неофициальной и более вероятной версии, причиной послужило появление в ЖЖ книги зятя президента Назарбаева Рахата Алиева «Крестный тесть». И хотя в 2015 году «пропаганды терроризма» в ЖЖ меньше не стало, но, видимо, власти посчитали, что к тому времени все, кто хотел, уже ознакомились с запрещённой книгой и, стало быть, нет смысла далее подвергаться насмешкам со стороны.

Зато стоило лишь единожды появиться на Avaaz - сайте по размещению петиций - призыва подписаться под требованием отставки президента Назарбаева, как этот ресурс стал в Казахстане «персоной нон грата». Остальные «неправильные» петиции на других ресурсах стали опять же блокировать точечно, как это случилось с требованием отменить законодательные нововведения об обязательной временной регистрации, серьёзно взбудоражившей общество в январе этого года.

И всё же на фоне всей долговременной блокировочной вакханалии вершиной демонстрации собственных страхов стало судебное решение о запрещении на территории Казахстана ряда фото- и видеостоков - Vimeo, Dailymotion, Tumbrl, Flickr и некоторые другие. Официальное обоснование – всё та же пропаганда в них терроризма и порнографии. С учётом того, что большинство казахстанцев узнало про эти ресурсы благодаря информации об их запрете, то этот шаг расценили как пробный шар на пути к блокировке Facebook и Youtube, сконцентрировавших внутри себя всю протестную общественность.

Опыт прошел успешно: восстания пользователей Vimeo и Flickr в Казахстане не случилось, Запад санкций не ввёл. Может быть, на радостях после этого Vimeo даже разблокировали.

* * *

Всё это длительное противостояние интернет-сообщества и властей Казахстана далеко от завершения. На каждый выпад противников свободы интернета его сторонники находят возможность обойти запреты. Не без потерь, конечно, так как часть пользователей всё же не знает, как добраться до «запретного плода», либо ленится или боится.

Но только за пару месяцев появилось несколько новых, более чем критически настроенных к властям сайтов – Kz.expert, Elbacity.press, Base-kz.info. Все они находятся и администрируются за рубежом, и пока заблокирован только последний. В социальных сетях народ входит в различные «несогласные» группы, активно делится видеозаписями и, несмотря на грозные законы, говорит о властях всё, что думает, не сильно выбирая выражения. Ответная реакция тоже есть: появилась плеяда новых узников, которые в сети поделились или разместили не то, что хотели бы видеть власти. Но в целом на процесс это не сильно влияет. Опять же, если сравнивать со странами с куда более затейливыми формами правления, нежели в Казахстане, то отношение «Большого брата» к интернету и его пользователям здесь довольно щадящее. Тем более что всё основное выпускание пара происходит в сети и не перекидывается на улицы и площади.

Что касается новых полномочий КНБ, то в этом ведомстве утверждают, что «с позиций органов национальной безопасности решение об отключении услуг связи будет приниматься в отношении КОНКРЕТНЫХ АБОНЕНТОВ в целях воспрепятствования информирования ими сообщников или координации их действий, которые могут привести к совершению тяжких и особо тяжких преступлений». Если оценить всю историю блокировок и отключений, то вполне вероятно, что в число этих самых конкретных абонентов могут войти абсолютно все.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке