27 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

1991 год. У кого «вырывал микрофон» президент Узбекистана Ислам Каримов?..

Первый президент независимого Узбекистана Ислам Каримов был лидером страны так долго, что за время его правления в стране выросло целое поколение новых граждан. Многие сегодняшние молодые люди ничего не слыхали о тех событиях, которые происходили в начале 90-х годов, а знают историю своей страны исключительно по учебникам или пропагандистским фильмам.

В фильме про Ислама Каримова, который был показан по узбекскому телевидению 29 января 2017 года, есть кадр (52 минута), в котором Каримов говорит по-русски: «И тогда я вырвал микрофон...». Затем, перемежая узбекский и русский язык, он рассказывают свою версию событий 21 декабря 1991 года, когда Каримов приехал на массовый митинг в Намангане. Человеком, у которого глава постсоветского Узбекистана «вырвал микрофон», был лидер тогдашних исламистов Тахир Юлдашев.

На самом же деле ни у кого Ислам Каримов микрофона не вырывал, а смиренно и унизительно слушал долгое выступление ненавистного оппозиционера, которого потом назвал «дорогим молодым братом». А потом еще несколько часов кряду вынужден был общаться с лидерами исламистов приватно, вне митинга. Два видео об этих событиях сохранились и размещены в интернете (также ниже в тексте этой статьи).

Ранее мы уже публиковали отрывок из романа «Дорога к смерти больше, чем смерть», изданного в 2005 году в Лондоне. В этой книге есть фрагмент, в котором приведена документальная текстовая запись именно тех самых переговоров президента Узбекистана Ислама Каримова с будущим лидером Исламского движения Узбекистана (ИДУ) Тахиром Юлдашевым. Мы предлагаем нашим читателям с этим фрагментом ознакомиться.

Фрагмент из третьей главы книги «Дорога к смерти больше, чем смерть», Мир Калигулаев, Изд.: Черный квадрат (Black Quadrat), Wolvehampton, 2005, Стр. 25-30.

...Что, когда и как породило Исламское Движение Узбекистана? Уже написаны горы научно-социологической литературы, посвящённой этому вопросу, но я писатель, и меня интересуют человеческие судьбы. Для меня ничего вне человеческих судеб, взаимоотношений, узлов, не происходит. Именно поэтому, хотя эта книга полна документов эпохи, но выбор этих документов диктуется моей писательской интуицией и, нащупывая узлы этих самых межчеловеческих отношений, я и хочу попытаться ответить на этот самый вопрос. А больше всего меня интересуют события замолчанные, те которые не стали заголовками газет, но влияли на эти самые десять-пятнадцать лет значительно в большей степени, нежели крикливые и ничего не объясняющие заголовки. Одно из таких событий произошло в декабре 1991 года в Намангане. Итак,

21.12.1991, город Наманган

В этот день Президент Узбекистана Ислам Каримов, который днём раньше провёл ряд предвыборных встреч в Намангане, и отбыл в Ташкент, был вынужден вернуться в Наманган под напором многотысячной демонстрации мусульман на центральной площади города. Через несколько дней ожидались президентские выборы, и такой поворот событий был явно не на руку ещё не укрепившемуся в положении Президенту.

Всего месяц-другой назад он пережил и выстоял попытку внутридворцового переворота, когда Парламент взбунтовался против него, а теперь и народ стоял на площади. Сохранилась любительская видеоплёнка всего митинга, на который фактически заложником был вынужден выйти Президент Каримов и произнести на узбекском вот эту речь, которая никогда и нигде не публиковалась.

Президент Каримов: «Во-первых, вчера перед прибытием в Наманган я выслал несколько человек сюда, они должны были встретиться с людьми здесь и договориться с кем я должен встретиться за те два-три дня в моём распоряжении. У кого какое мнение, у кого какие неприятности, поэтому я попросил, чтобы облегчить себе, сообщить мне, куда я должен пойти сначала. Я прошу Вас, еще раз я прошу Вас (успокаивает людей)... Поэтому согласно их инструкций здесь, в этом месте, в этой области, в нашей собственной Наманганской области, относительно того, с кем встретиться... если мы были не правы, Вы должны знать, это - моя ошибка, но я хотел бы сказать, что первым указанием было пойти в мечеть. Встретьтесь с муллами, кого люди уважают, там, где собираются люди, встретьтесь в первую очередь с мусульманами, товарищ Президент. Выслушайте их, тогда Вы можете идти в другие рабочие места, попросили они меня. Так что я сделал, когда я прибыл в аэропорт? Во-первых, я пошел в новую мечеть. Придя в новую мечеть... Я совершил омовение, поскольку я тоже могу... я тоже не могу входить в любую мечеть без омовения, я вошёл в мечеть (толпа кричит: Аллаху Акбар), войдя в мечеть, и встретившись с Улема, стариками, уважаемыми представителями религии, я согласился выслушать их требования, быть в тесном контакте с ними, так что я пошел во-первых, в это место. Если я был не прав, я прошу у всех у Вас прощения (толпа поет такбир). Я ... есть пара других мечетей в Намангане, если б я знал, я должен был бы пойти, во-первых, в те мечети. Если я совершил это действие по незнанию, еще раз я прошу Вас, готовый стать на колени, следующий раз, когда я приеду, я встречусь сначала с Вами. (Скандирование) Но, я был виноват ..., и всё же если я скажу Вам одну вещь, только не поймите меня неправильно, говорят, что только Бог безупречен (толпа кричит Аллаху Акбар), я был не прав, так что я признаю свою ошибку, глядя в ваши лица, в ваши глаза, простите меня.

Теперь по серьезным проблемам, скажу вам откровенно всё, что у меня на сердце. Друзья, братья, родители говорят, что вот уже полтора года я в должности Президента. Какие из моих приказаний, решений или указов были ли направлены хотя бы одного человека? Кто может встать и сказать, что хоть какое из моих решений было направлено против людей? Есть ли хоть кто, кто скажет, что это не так? (В толпе раздаются голоса: Есть!)

Во-первых, ворота должны быть открыты для Афганистана, Пакистана, Ирана, Туркестан (имеет в виду Турцию), становясь их друзьями, получая их помощь, помощь, если мы станем объединенным Мусульманским государством, разве это плохо? Так что есть действия направленные к этому. С этой точки зрения, я еду в Турцию этим декабрём, потом в Пакистан ... недавно приезжал крупный министр Пакистана и просил посетить Пакистан, затем Иранский Министр иностранных дел по имени господин Велаяти прибыл, говоря, давайте дружить с Узбекистаном. Так, в январе с вашего разрешения, если Вы не уволите меня с моей работы, если Вы не станете подрубать топором мои корни, если это написано в моей судьбе, я планирую посетить три Исламских государства, и я буду стараться действовать вместе с ними, чтобы защищать Узбекистан, мусульман Узбекистана, и, кроме того мусульман, живущих во всей Средней Азии. (Толпа кричит: Аллаху Акбар! Тахир Юлдаш берет микрофон, Каримов говорит: "И вы стойте спокойно, позвольте и мне высказаться. Когда Вы говорили, мы слушали, так что позвольте высказаться и нам").

Тахир Юлдашев родился в Намангане, военную службу проходил в рядах Советских войск в Афганистане. Увлекся идеями радикального ислама, после распада СССР создал в Намангане параллельные властные структуры, в составе которых исполнял функции шариатского судьи. В Уйчинском районе Наманганской области находилась тюрьма, где содержались осуждённые преступники и противники установленного Т.Юлдашевым режима. В 1993 году бежал в Афганистан. Вместе с Джумой Намангани в 1996 году создал Исламское движение Узбекистана. Был убит в августе 2009 года в Пакистане
Теперь наш более молодой брат (указывает на Тахира) говорит, почему Вы не говорите о мясе, о рогатом скоте. Так только вообразите, вот - Россия, вот - Белоруссия, вот - Украина, мы все связаны. 60-65 % одежды, которую носим мы и наши дети, привозятся оттуда. Это - путь колониализма, который продолжался 74 года. Так, если это будет продолжаться, Украина, например, стала независимой, они переходят на собственную валюту, они отказываются от старой Советской валюты и вводят их собственную. Так какими будут последствия для Узбекистана? Итак, скажите мне, уважаемые старцы, если завтра Ельцин поднимет цены ... мы получаем 10 млн тонн нефти, и он хочет поднять её цену в десять раз. Наш южный мусульманский сосед, мой друг Ниязов из Туркмении поднял вдесятеро цену на нефть. Так что Узбекистан должен защитить себя в этом отношении или нет? Конечно, должен. Что мы сделали? Я пошел против самого себя, я сказал, пусть моя власть убудет, но люди не должны страдать, я сказал: "Завтра мешки, дипломаты, сумки денег прибудут из России и подметут подчистую наши полки, затем я сказал: У вас сегодня 1000 рублей, завтра они могут стать копейками, так что я обратился нашему народу, сказал, берите все свои сбережения и тратьте, иначе завтра эти деньги будут подвержены инфляции. Я сказал, скупайте всё в наших магазинах. Если завтра они приедут и сметут всё с наших полок, кто будет виноват? Я буду виноват... За все, что неправильно в республике я виноват в первую очередь.

Поэтому... наш молодой брат (указывает на Тахира Юлдаша) поднял этот вопрос. Хорошо, мясо - дорогое, но знайте, за полтора года из-за возможностей, которые мы дали нашим дехканам, домашний скот увеличился вдвое. Мы должны защитить себя, это - моя обязанность. Хорошо, даже если завтра я не буду Президентом, но я буду служить вам до конца моей жизни, хотите ли Вы того или нет!

Цены на рынках растут, но я приказал оплачивать наиболее нуждающимся из нашего бюджета 1,5 кг мяса, некоторый объём пшеницы, сахара, я знаю, что этого не достаточно, но завтра, если необходимо, я возьму наше золото к швейцарцам, получу кредиты и затем, обменяв их на деньги, я должен завершить эту работу. Тогда я постараюсь регулировать цены. Поэтому я не чувствую себя виноватым за то, что я говорил вам по телевидению, необходимо говорить с людьми и сообщать им правду, поэтому я прошу Вас, Вы не должны понять меня неверно, если б завтра я сообщил плохую новость без предупреждения, не только в Намангане, но и во всём Узбекистане ничто бы не было оставлено. Не поймите меня неправильно, это временное, на неделю, полторы недели, две недели, сейчас я договариваюсь, чтобы покупать пшеницу в Казахстане, таков мой ответ всем вам.

Второй вопрос. Вчера, когда я встретил представителей религии в мечети, я сказал им: когда я давал свою присягу, я держал Коран перед собой. Я никогда не откажусь от своего мусульманства, я никогда не буду сожалеть, что я - мусульманин и никогда не буду стыдиться этого. Любой человек не должен отказываться от своей религии, я всегда повторяю это. Если мы пойдём по этому пути, ничего не случится.

Теперь, Вы должны знать, что три славянских - они возвращают старые слова - три славянских республики: Россия, Белоруссия и Украина встречаются в Белоруссии. Мусульмане, узбеки не знают об этом, моё мнение таково: если это необходимо... я говорил уже с пятью Центральноазиатскими руководителями, мы могли бы встретиться в Ташкенте или в Ашхабаде, или в другом месте, и мы станем разговаривать на нашем центральноазиатском, мусульманском языке, и я буду стараться защитить (Тахир Юлдаш пытается вернуть его к исходной теме) эти мусульманские страны.

Что я хотел бы сказать. Если ситуация будет ухудшаться подобно тому как сейчас, Вы должны знать, нет никакого другого пути для Узбекистана, как отречься от СССР. Поэтому я говорю, глядя прямо в ваши глаза, если завтра случится агрессия с Севера, что мы должны делать? Мы должны защитить себя. С этой точки зрения у меня ещё одна просьба: нет никаких неразрешимых проблем, дайте мне время, во-вторых, будьте терпеливыми, мы сделаем всё это вместе и если это необходимо, я положу свою жизнь на это!

Итак, ваше главное требование, объявить наше государство Исламским государством. Я хотел бы выразить свои взгляды относительно этого. Я должен быть откровенным при этом большом собрании. Я обещаю Вам, я лично подниму этот вопрос перед Парламентом (скандирование: Аллаху Акбар!), если Парламент единодушно с участием ваших Наманганских представителей решит провозгласить Исламское государство, так тому и быть, но большинство наших людей должно проголосовать за это.

Другая проблема, выслушайте... сейчас, (толпа неудовлетворена)... есть требование, отложить президентские выборы. Я должен сказать... сколько республик в СССР, ещё не выбравших своих президентов? Вчера последняя - Молдова избрала. Что это значит? Если я захотел стать Президентом, или Солих, или кто-либо ещё, это даёт власть Вам. Я должен ехать в Турцию, в другие Исламские государства, они спросят меня, кто - Вы такой? Был ли я избран народом или 500 депутатами? Этот вопрос - естественен. Мы должны бы провести это три месяца назад. Не поймите меня неправильно, мы стоим на грани голода, я должен бороться с этим, я должен предпринять все возможные меры. Только пример. Они говорят, что СССР задолжал 43 миллиарда рублей. Вы должны оплатить эти деньги, они говорят. Узбекистан - среди остальных. Есть три места, производящие золото, включая Узбекистан (Россия и Казахстан) Так что они говорят, что мы должны оплатить долги. Я борюсь против этого. Я не собираюсь подписывать это также как Азербайджан. Но должен я иметь вашу поддержку за собой? Если Вы имеете другие представления по этому вопросу, пусть будет так, но моя просьба - кто бы ни стал Президентом, он должен как можно скорее, быть уполномоченным народом и действовать от их имени, иначе мы будем разбиты. Последняя проблема. (Человек прибывает от толпы и говорит: Милиция блокировала людей, прибывших встретить своего Президента, просит пустить их сюда). (Скандирование)

Каримов: Мы решим это... Впустите их, скажите милиции, это - мой приказ, здесь мы говорим откровенно, чего я должен бояться? Дорогие друзья, последний вопрос. Объявить Ислам государственной религией. Если большинство за это, и проголосует за это, я не против этого, если каждый проголосует за это, с какой стати я должен быть против этого? Затем вопрос - распустить Парламент. На седьмой сессии Парламента - Вы видели это - это было 30 октября, (обращается к Тахиру Юлдашу) скажите мне Вы, мой молодой брат, мой дорогой молодой брат говорит, что там есть мои сторонники, совсем нет! Если Вы видели сессию, у меня совсем нет множества сторонников в Парламенте. Вы видели, какого рода атакам я подвергся, какой они затеяли заговор против меня, какую попытку переворота. Борьба за места исторически уничтожила нашу страну. Большие люди борются за место, но кто страдает? Бедный обыкновенный человек страдает. Поэтому я прошу Вас, если мы хотим завоевать нашу независимость, мы должны объединиться. Например, в Пакистане, когда они боролись за свою независимость, все их партии объединились, и потом после независимости, решили уже делить места и должности. (Здесь митинг прервался, поскольку опять к микрофону подошёл кто-то из публики, а потом должны были начаться вопросы и ответы, но после переговоров было решено, что представители митинга встретятся с Президентом Каримовым лицом к лицу немедленно сейчас в здании и затем сообщат митингу о решениях).

Итак, после этого митинга Президент Каримов был вынужден провести ещё несколько часов в переговорах с представителями мусульманской общественности Намангана, сидя плечом к плечу с Тахиром Юлдашем, тогда руководителем неформальной организации "Ислом лашкарлари" - "Воины Ислама".

К чести Каримова надо сказать, что он как политик довольно быстро справился со своим первоначальным унижением и страхом и мало-помалу перехватил инициативу, по существу разбив пункт за пунктом и сведя на нет все требования митинга, но как человек, как человек амбициозный, как человек властный, как человек злопамятный и мстительный, он никогда и ни за что не мог бы простить ни этого откровенного унижения, ни этого принародного страха. Требовалось лишь недолгое время сбора сил... (...)»

* * *

Полная PDF-версия книги «Дорога к смерти больше, чем смерть» опубликована в Сети, в частности, на этом сайте.

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА