22 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Узбекистан: Махалля - зачем она нужна президенту и обществу?

В первых числах февраля 2017 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал указ «О мерах по дальнейшему совершенствованию института махалли».

Махалля (или махалла) - в исламском мире часть города размером с квартал, жители которого осуществляют местное самоуправление (Википедия).

Указ нового главы узбекского государства предписывает «усилить место и роль органов самоуправления граждан в обществе, превратить их в структуру на местах, оказывающую реальную помощь и содействие народу», отремонтировать здания махаллинских комитетов, вовремя и в полном размере выплачивать пенсии руководящему составу комитетов. Республиканский совет по координации деятельности махаллей получил статус юридического лица с образованием его в форме ассоциации сходов граждан. Главой Республиканского совета назначен премьер-министр Узбекистана, его первый заместитель приравнивается к министру - по статусу, условиям бытового обеспечения, медицинского и транспортного обслуживания, а заместитель председателя совета приравнивается к заместителю министра.

Что же такое махалля и почему ее надо совершенствовать? На этот вопрос мы попросили ответить наших корреспондентов, а также культурологов, политологов и этнологов, разбирающихся в данной теме.

«Современная махалля, а точнее - сход граждан, по своей сути превратилась в подчинённое подразделение сразу нескольких государственных структур - хокимията (администрации), Министерства внутренних дел (МВД), а также Службы национальной безопасности (СНБ). Председатель махаллинского комитета очень много своего времени тратит на разные, в том числе селекторные совещания, проводимые в хокимиятах», - рассказывает наш корреспондент в Андижанской области, хорошо знакомый с деятельностью махаллей.

На махаллинские комитеты возлагают всевозможные «нагрузки». Например, такие как взыскание коммунальных долгов, сдачу металлолома, макулатуры. Их обязывают организовывать подписку на разные печатные издания, заставляют собирать у населения пожертвования на детский спорт и другие благотворительные цели.

«Махаллинские комитеты должны участвовать в благоустройстве города, по разнарядке им поручают отремонтировать несколько больничных палат к очередному приезду главы государства или правительства, - рассказывает наш источник. - Председатели махаллинских комитетов спешат на прикреплённые участки в жилых кварталах, подлежащих к сносу, так как они должны обеспечить рабочими и транспортом тех, чьи дома идут на слом. Мы уже не говорим о хлопковой кампании, в ходе которой половина штатных сотрудников длительное время (порой несколько недель) находится непосредственно на хлопковых полях, а другая половина обходит дома и собирает деньги для отправки поденщиков (для которых сами же нанимают транспорт и отправляют на хлопок, обеспечив их питанием)».

В тревожные для республики дни терактов махаллинские комитеты организуют на своих территориях ночные дежурства. Для этого на местах устанавливаются специальные будки, заводятся журналы для регистрации чужих машин и граждан, посещающих махаллю в ночное время суток.

«Одновременно с выбором председателя махаллинских комитетов создаются многочисленные комиссии, о работе которых простое население обычно ничего не знает. Больше всего людям известно о тех сотрудниках МФЙ (махала фукаролар йигини), которые ответственны за назначение пособий. А условия выплат этих пособий с каждым годом ужесточаются», - рассказывает корреспондент «Ферганы».

С избранием нового президента Узбекистана на председателей махаллинских комитетов местные хокимияты возложили дополнительные задачи: сегодня они обязаны предотвращать подачу жалоб в виртуальные приёмные президента и на портал единых государственных услуг. «В связи с этим наблюдается заметное оживление работы сотрудников в обеспечении нужд населения», - рассказывает наш источник.


Члены комитета махалли «Нурафшон». Фото Marokanda-citadel.com

Эксперты, опрошенные «Ферганой», почти единогласно свидетельствуют о том, что институт махалли сегодня нужен властям как инструмент влияния на общество.

Марьям Ибрагимова, бывший преподаватель политологии в ташкентском вузе (в настоящее время наука политология в Узбекистане упразднена), считает, что махаллинские собрания пока не отвечают своим задачам - из-за пассивности населения.

«Наш народ - очень пассивный субъект политики. Права, как известно, берутся, а не даются. Если со временем наш народ осознает свое право влиять на власть и требовать соблюдения своих прав, то махаллинские собрания и комитеты могут стать органами самоуправления. Но в том-то и беда, что пока махаллинские комитеты реально не избираются, а негласно назначаются хокимиятами. Естественно, они соблюдают не наши интересы, а интересы власти. Обычно председателем становится «благонадежный» гражданин. Его должность бесплатная, но ничего ему не приносит, кроме хлопот. Махаллинские комитеты разбирают всякие домашние склоки, разводы, выдают справки, естественно, доносят властям на «неблагонадежных». Ни в чём они не защищают наши интересы. Даже в таких «мелочах», как регулярное незаконное отключение света, воды, разбитые дороги и так далее», - говорит Марьям Ибрагимова.

Ученый-этнолог, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин, много лет проработавший в Узбекистане и других странах Центральной Азии, считает, что «в обществе, конечно, существуют разные механизмы саморегулирования, и отчасти нынешние махалли выполняют эти функции тоже. Но при этом махалли уже превратились в фактически государственные структуры, и всё-таки в первую очередь являются средством административного и идеологического контроля над населением».

Махалля сегодняшняя, времён независимого Узбекистана, существенно отличается от традиционного института махалли, что имел место в историческом прошлом.

«Восприятие махалли как синтетической общины, построенной на принципах добрососедства, дружбы и часто подкреплённой родственными связями – это лишь часть более сложной картины. Если традиционная махалля является системой народного самоуправления, формой низовой демократии, в которой имеет место делегирование власти, полномочий и даже средств старейшинам, которые негласно соглашаются действовать на основе консенсуса, то ключевая функция современной махалли – это распределение тех же самых денег, власти и так далее сверху вниз, укрепление вертикали власти, но не обязательно именно государственной. Я бы не стал преувеличивать роль махалли как средства жёсткого государственного контроля над обществом, скорее – это компромиссная, гибридная организационная структура, в которой постсоветское администрирование институционализирует традиционные формы самоуправления и даже сливается с ними», - считает культуролог Алексей Улько.

А что думаете о махалле вы, уважаемые читатели? Свои комментарии можете оставить на этой странице или в социальных сетях по ссылкам ниже.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА