23 Май 2017

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Отдать долг новой родине. Как парни из Киргизии уехали на заработки, а попали в российскую армию

Многие трудовые мигранты из стран Центральной Азии стараются получить российское гражданство не столько с целью переселения в Россию, сколько ради облегчения пребывания и нахождения более высокооплачиваемой работы. При этом мало кто из молодых людей задумывается, что смена паспорта влечет за собой и новые обязательства перед новой родиной, такие как, например, служба в армии. В преддверии 23 февраля «Фергана» собрала истории молодых людей из Кыргызстана, которые приехали в Россию, чтобы заработать денег, а в итоге попали на службу в российскую армию.

Пропал и нашелся

Бекболот Садыбаев родился в 1984 году в селе Мырза-Аке Узгенского района Киргизии. Будучи пятым ребенком в многодетной семье, после окончания школы в 2001 году он решил отправиться на заработки в Россию, куда уже ездил его старший брат.

- Я учился в киргизской школе и не знал русского языка, но поехать в Россию не побоялся. Брат сказал, что меня встретят его знакомые и сразу устроят работать на фабрику. Но сразу по приезде меня задержали милиционеры, потому что дата рождения в паспорте отличалась от даты на вклеенном вкладыше (в те годы его вклеивали в паспорта кыргызстанцев старого образца при выезде человека за границу). Что от меня хотели милиционеры, я не понимал, переводчика мне не предоставили. Через два дня, проведенных в РОВД, меня все-таки отпустили. Я отправился на местный рынок, познакомился с таджиками, они взяли меня на работу грузчиком. Мы жили в каком-то поселке в частном доме, в четыре часа утра уходили на работу, зарплату мне не платили, я работал за еду и жилье. Когда я немного освоился, то ушел от них и устроился на другую работу на рынке. Снимал комнату у одной русской бабушки, она постоянно помогала мне. До сих пор ее помню.

Дома меня потеряли. Телефонов тогда не было, а как написать и отправить письмо, я не знал. Потом мне рассказали, что все это время отец и мать ругали брата, который отправил меня в Россию и в итоге послали его найти меня. Мы встретились в 2005 году в Новокузнецке. Родители были счастливы, но домой я не смог поехать — у меня уже были собственные торговые точки на рынке. И мы стали работать с братом — возили сюда на продажу товары из Киргизии, - рассказывает Бекболот.

Жизнь братьев изменилась спустя некоторое время, когда брат Бекболота связался с преступной группировкой, которая взяла его в заложники и просили выкуп в размере 200 тысяч рублей.

- Я пошел в милицию и написал заявление. Потом все было как в кино: договорился о встрече с теми парнями, приехал с мечеными деньгами, за мной ехала машина с милиционерами, брата мы освободили. В ту же ночь я отправил его в Москву. Через три месяца и сам к нему приехал, потому что рынок, на котором я работал, сгорел. Это был 2009 год. К тому времени я уже получил российское гражданство, поэтому проблем с трудоустройством у меня не возникло. Я устроился в сетевой магазин, где брат работал продавцом.

Зимой 2010 года меня остановили на улице милиционеры и забрали в военкомат. В Киргизии я не служил — родители меня жалели и оплатили мою альтернативную службу. Сначала я испугался, но в армии оказалось не так страшно, как многие рассказывают. Никакой дедовщины у нас не было. После дембеля я впервые за 9 лет поехал в домой. По такому случаю — когда человек пропадает, а потом находится — родители по традиции зарезали барашка и прочли молитву.


Бекболот (справа). Фото из личного архива

Когда военкомат «по пути» на работу

Белекбек Максутов1986 года рождения, родом из Оша. Во время учебы на третьем курсе Кыргызско-узбекского университета решил уехать в Россию, чтобы заработать на машину.

- В Москве у меня уже работали четыре сестры. Так как в семье я младший ребенок, меня всегда баловали, и когда я захотел машину, сестры были готовы выслать мне денег. Но тут слово взяла мама и сказала, что если я что-то хочу, то заработать на это должен сам. Так я оказался в Москве. В начале работал на стройке, устанавливал системы вентиляции и кондиционирования, потом поваром в японском ресторане. Получить гражданство России я хотел всегда — во-первых, тогда можно претендовать на более высокую зарплату, во-вторых, избежать конфликтов с полицией. Гражданство я получил в октябре 2010 года, уволился из ресторана и устроился бригадиром в монтажную кампанию с хорошей зарплатой.

Иду я 17 декабря на работу к метро «Щукинская», меня останавливает майор милиции, а я так гордо впервые протягиваю ему свой новый паспорт со словами, что я гражданин России. Майор отвечает, мол, «молодец, вижу, что гражданин, но ты не служил, пойдем со мной», и отвел меня в опорный пункт милиции в метро. Я стал говорить, что негоден, и у меня есть справка.

Пока я все это рассказывал, меня доставили в военкомат. Я был уверен, что это недоразумение, и меня отпустят. Военком, как сейчас помню его имя, Кузнецов Валерий Валерьевич, сказал мне, что служить я буду. Вот тогда мне стало страшно, я стал говорить, что у меня мама пенсионер, и я единственный сын в семье. Военком пообещал, что в таком случае служить я буду недалеко от Москвы и смогу навещать мать. Я прошел медкомиссию, меня признали годным, и я позвонил маме. Мама, конечно, начала переживать, звонить мне на работу, чтобы помогли там.

Я решил поскандалить. Тогда военком сказал, что отправит меня служить на Кавказ, «чтобы я прекратил кого-то из себя строить». Я подумал и сказал, что погорячился и готов ехать на службу. Был вариант служить в ВДВ. Это, конечно, было престижно, но я думал о маме, поэтому выбрал космические войска. Военная часть находилась в Чеховском районе, куда меня обритого и в новой форме отправили служить перед самым новым 2011 годом, - вспоминает Белекбек.


Бекболот (в центре), Белекбек (справа). Фото из личного архива

Когда армия – мечта

Чынгыз Чолпонкулов, 1984 года рождения, окончил Каракульский автодорожный университет в Джалал-Абадской области и всегда хотел служить в армии на контрактной основе. Свою мечту он не оставил и в России: переехав в Томск в 2006 году и устроившись работать на стройку, Чынгыз первым делом получил гражданство и потом трижды ходил в военкомат.

- Чтобы попасть на контрактную службу, надо было отслужить на срочной основе. Первый раз я пошел в военкомат в 2007 году, и потом еще два раза был. Каждый раз мне давала отсрочку психиатр, которая оказалась очень душевной женщиной, — переживала, что меня ждет дедовщина из-за моей национальности. Через год я уехал работать на шахту в Якутию. Про армию забыл. После кризиса 2008 года шахту закрыли, я прилетел работать в Москву. Пару лет работал мясником, зарабатывал по 1500 рублей в день. В декабре 2010 года, когда я шел на работу, меня остановили два офицера милиции. Посмотрели паспорт, спросили, а не хочу ли я послужить в армии, на что я ответил: «Конечно, да!». Они мне не поверили и отвезли в военкомат, а я и рад был, - смеется Чынгыз.

Через неделю после того, как Чынгыза забрали в армию, 3 января 2011 года ему исполнилось 27 лет, и он фактически мог не служить, но это была его мечта, которая, наконец, исполнилась. Правда, после срочной службы перейти на контрактную Чынгыз уже не захотел.


Чынгыз (слева). Фото из личного архива

Основной кормилец

Мирзохид Рахимов, 1988 года рождения, из Оша рано стал главой семьи. После 6 класса вместе с матерью, которая одна воспитывала троих детей, он поехал челночить в Россию. Младшие братик и сестренка остались жить с бабушкой и дедушкой.

- С мамой мы торговали в Москве и Самаре. В 2007 году я отправил маму в Киргизию, а сам остался работать на стройке. Зарабатывал 33 тысячи рублей, на 8 тысяч жил, все остальное отправлял семье. Потом мама вместе с подругой приехала работать в Москву и позвала меня к себе. Мама готовила еду для персонала и фасовала товар в одном сетевом магазине. Я устроился туда грузчиком. В октябре 2008 года подал документы на получение гражданства. 15 апреля 2009 года я получил российский паспорт и устроился в пищевой комбинат в Серебряном бору укладчиком и упаковщиком с окладом 13 тысяч рублей. По сравнению с тем, что я зарабатывал раньше, это были небольшие деньги. Я хорошо работал, и через два месяца меня перевели работать оператором упаковочной машины уже за 20 тысяч рублей.

Зимой 2010 года я уже работал на комбинате слесарем-наладчиком. Как-то прихожу на работу, показываю пропуск, иду через проходную. Тут меня останавливают милиционеры, которые в тот день стояли там вместо охранников. Попросили показать паспорт. Я начал возмущаться, меня отвезли в РОВД, потом повезли еще куда-то еще. Когда привезли к военкомату, я спросил: «Что мне здесь делать?». Потом понял, что меня забирают служить. Я сказал, что у меня есть билет о прохождении альтернативной службы в Киргизии. Конечно, всем было наплевать на мой билет.

Потом я «додумался» предложить в московском военкомате деньги. Но мои деньги никого не интересовали. Позвонил маме, сообщил новость, она подумала, что я шучу. Я назвал ей адрес военкомата, куда она приехала и пошла договариваться к начальнику. Но все было напрасно. 20 декабря я прибыл в свою военную часть, через неделю позвонил матери и дал адрес части. 9 января я принял присягу, и целый год маме пришлось зарабатывать в Москве одной.


Слева направо — Мирзохид, Бекболот, Белекбек. Фото из личного архива

Год по уставу

Семья 30-летнего Санжара Далиева, который окончил Джалал-Абадский университет, жила в достатке и не нуждалась в том, чтобы парень ехал на заработки в Россию. Но там уже работали многие его друзья, Санжару тоже хотелось самостоятельной жизни, и в 2007 году он поехал в Москву работать на стройке вместе с дядей.

- Жильем и питанием нас обеспечивали, поэтому «чистыми» я получал 10 тысяч рублей. Когда наступила зима, родители попросили меня вернуться на родину, но я уже устроился работать в пекарню, занимался учетом товара и вел накладные, получал 15 тысяч рублей. Зарплата постоянно росла, в 2010 году я уже получал 45 тысяч рублей. Возвращаться не хотел, тем более что в 2009 году получил гражданство России.

Однажды воскресным днем, когда я шел на работу, меня для проверки документов остановил участковый. Я спокойно отдал паспорт, а участковый спросил военный билет. У меня дома был документ о прохождении альтернативной службы в Киргизии купил, но он не понадобился, да и, как я потом узнал, был недействителен. Меня отвезли в ОВД, потом в военкомат. Конечно, больше всего за меня переживали родители, но мне ничего не оставалось, как год жить по уставу.


Сидят Бекболот и Санжар, справа стоит Белекбек. Фото из личного архива

* * *

Все герои нашего материала попали в одну войсковую часть. Как потом анализировал Белекбек Максутов, в те декабрьские дни 2010 года не просто так осуществлялась поголовная проверка паспортов у лиц неславянской внешности. Проверки были усилены в связи трагическими событиями на Манежной площади в Москве и эскалацией межнациональной напряженности. Чтобы не допустить обострения ситуации, милиция начала проводить рейды и отправлять служить всех задержанных молодых людей призывного возраста.


Слева направо: Белекбек, Бекболот, Мирзохид, Чынгыз, Санжар. Фото из личного архива

В их роте было 82 человека. Призыв оказался интернациональным, только из Кыргызстана было 10 человек. За год службы молодые люди сдружились и всегда помогали друг другу. Дедовщины не было, лишь один раз у них произошла драка с солдатами из другой роты, из-за которой двое наших собеседников попали в госпиталь. После этого их хотели распределить по разным войсковым частям, думали, что, раз в одном месте служит столько киргизов, значит, они виноваты в драке. Однако друзья доказали, что не они были зачинщиками. Так все вместе и дослужили. После демобилизации молодые люди остались жить в Москве, выезжая на родину, только чтобы навестить родственников. Сейчас все они женаты, и ежегодно встречаются в преддверии 23 февраля, чтобы вспомнить свои 365 дней срочной службы.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»



РЕКЛАМА