20 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Не нужен им берег родной. Граждане Турции не хотят возвращаться из Казахстана на родину

Казахстан может столкнуться с потоком беженцев, откуда вообще не ожидали: экспаты из Турции не хотят возвращаться на свою родину, и ради этого готовы просить убежища у не самой благополучной по многим параметрам страны.

После неудавшейся попытки военного переворота в Турции изречение Бисмарка о том, что «если вы не занимаетесь политикой, то политика займется вами», стало актуальным для турецких граждан, проживающих в политически пассивном Казахстане.

Никто не застрахован

Триггером к беспокойству стал случай, произошедший в Алма-Ате с Алимом (имя изменено), временно проживающим с семьей в Казахстане и работавшим врачом. По истечении срока действия паспорта он обратился в консульство своей страны с прошением о его продлении. Но сотрудники дипмиссии изъяли у Алима все документы и предупредили, что по нему поступил запрос об экстрадиции: на родине его заподозрили в симпатиях к религиозному деятелю Фетхуллаху Гюлену, что почти равносильно участию в попытке переворота. Такой же запрос получила и казахстанская прокуратура, вынесшая постановление об аресте Алима. Его арестовали, но буквально в последний момент он успел подать документы в миграционную полицию, ответственную за принятие заявлений о предоставлении статуса беженца.

С этого момента работники дипмиссии Турции изменили свою тактику. Теперь, чтобы не создавать лишних проволочек с «мятежниками», представительства Турецкой республики в Казахстане отказываются заниматься документами своих потенциально неугодных граждан, любезно предлагая им вернуться на родину. Для верности просроченные паспорта у «неблагонадёжных» изымают.

В Казахстанском международном бюро по правам человека и соблюдению законности сообщили «Фергане», что за неполные два месяца 2017 года в эту правозащитную организацию уже обратился десяток делегатов от различных групп турецких граждан. Ещё чаще звонят. Все они обеспокоены случаем ареста своего земляка и ждут, когда придёт их черед.

Сами ходоки говорят, что в таком подвешенном состоянии оказалось до двух тысяч их соотечественников. Все они вполне законопослушны, но никто не чувствует себя уверенно на фоне тех репрессий, что развернул президент Реджеп Эрдоган в отношении своих реальных и мнимых оппонентов. Одни из обратившихся работают в казахстанско-турецких учебных заведениях, которые власти Турции подозревают в связях с Гюленом, другие - врачами или юристами – то есть представители интеллигенции, не вызывающей у Эрдогана особого доверия, третьи заняты в различных сферах бизнеса и могут быть заподозрены в финансировании гюленистов.

Случаются и более абсурдные ситуации. Дети учились в Турции в частной школе, лицензированной государством. После неудавшегося переворота власти обвинили руководство школы в пропаганде гюленизма, а родителей учащихся стали привлекать к ответственности за обучение их детей в «неправильной» школе. Некоторые посчитали, что нужно срочно покидать страну и пережидать смутные времена. Так муж с женой и их дети оказались в Казахстане.

Кстати, после неудавшейся попытки госпереворота и начавшихся в Турции зачисток посол Турции в Казахстане Невзат Уянык призвал власти Казахстана принять «срочные и конкретные меры» в отношении казахстанско-турецких учебных заведений - в рамках борьбы с влиянием Фетхуллаха Гюлена. Только один университет, по мнению посла, открыт при участии турецкого государства, все остальные якобы действуют от имени организации Гюлена «ФЕТА». После проверки казахстанской стороной все совместные лицеи и вузы продолжили работать, но дипломатические работники срочно забрали из них своих детей. Однако информация о тех гражданах Турции, чьи дети продолжили обучение, могла быть тоже трактована как доказательство нелояльности.

Все обратившиеся к правозащитникам заявляют, что никогда не занимались и не интересовались политикой. Однако позиция дипломатических структур Турции, настойчиво стремящихся вернуть их на родину, вызывает оторопь.

- По этому вопросу нам ежедневно звонят по несколько человек. Приходили за консультацией и представители от имени 100-200 человек. На днях один из обратившихся сказал, что с подобными проблемами на территории Казахстана находится несколько тысяч человек. И это только начало. Если такая буча пойдет и дальше, то количество обращающихся может увеличиться, - говорит юрист Казахстанского международного бюро по правам человека Гульмира Куатбекова.

Правозащитная организация предупредила миграционную полицию Алма-Аты, что та может столкнуться с новым для себя направлением – соискателями из Турции. Ранее главными странами, откуда в Казахстан прибывали беженцы, являлись Афганистан и Узбекистан, в последнее время лидирует Сирия.

Первый пошел?

Но вернёмся к Алиму. Как мы уже говорили ранее, он был арестован казахстанскими силовиками по запросу турецких властей. На родине ему вменяли содействие терроризму и активное в нем участие, предусмотренные статьями 314.2 Уголовного кодекса Турции и 5.1 закона Турции «О борьбе с терроризмом». Несмотря на такие тяжёлые обвинения, районный суд в Алма-Ате 11 февраля вынес неожиданное постановление: отказать требованию казахстанской прокуратуры об экстрадиции, ссылаясь на то, что Алим обратился в компетентные органы о предоставлении ему статуса беженца и обращение находится на рассмотрении.

Прежде Казахстану ничего не мешало высылать лиц, ищущих убежище или подмандатных беженцев ООН в страны, приславшие запрос. И потому такое решение судьи со ссылкой на статью 13 Международного Пакта о гражданским и политических правах могло серьёзно повлиять на судебную практику в отношении беженцев и в то же время отразиться на казахстанско-турецких отношениях.

Впрочем, здесь мог сыграть свою роль прагматизм судьи: для экстрадиции суду потребовалось бы искать доказательства вины Алима, а уполномоченным органам, соответственно, вести следствие. Много лишней работы.

20 февраля ситуацию «исправил» городской суд Алма-Аты, отменив предыдущее решение. Алим, пребывая под арестом, может надеяться только на то, что ему позволят остаться в качестве беженца. Для этого ему ещё предстоит пройти комиссию по делам беженцев и доказать факты нарушения своих прав в стране происхождения или преследования по политическим мотивам.

Астана партнёра не обидит

Если турецкие власти займут твёрдую позицию по возврату на родину всех заподозренных в связях с Гюленом, ни Алиму, ни другим его соотечественникам, скорее всего, не избежать высылки на родину. Очевидно, что официальная Астана не захочет портить отношения со своим давним тюркским партнером. Астана вообще крайне не любит портить с кем-то отношения, особенно из-за такой «мелочи», как беженцы.

В основной своей массе казахстанские власти «в знак дружбы» экстрадировали из страны по первому требованию даже тех беженцев, которые официально получили данный статус от Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Один из самых громких случаев произошел 9 июня 2011 года, когда были экстрадированы 29 узбекских беженцев-мусульман, более года находившихся под арестом в ожидании своей участи. Многие из них имели статус лица, ищущего убежище, выданный управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Казахстане. В мае того же года Казахстан экстрадировал уйгурского беженца из Китая Аршидина Исраила, которому на родине были предъявлены обвинения в терроризме. Примечательно, что УВКБ ООН в Казахстане на тот момент отозвало его статус мандатного беженца.

В не меньшей степени беженцы из стран-партнеров Казахстана по Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) имели свойство просто исчезать, иногда материализуясь в китайских или узбекских тюрьмах, а то и без следа.

«Запросы об экстрадиции отклоняются редко, поскольку хорошие отношения и осознанный общий интерес в борьбе с терроризмом полностью перевешивают права граждан, чья экстрадиция запрашивается. Когда передаче этих лиц что-то препятствует, к примеру вмешательство Европейского суда по правам человека, для обеспечения выдачи применяются циничные интерпретации международного права», - отмечала в 2013 году в своем отчёте «Возвращение к пыткам» Amnesty International, исследуя практику экстрадиций беженцев из стран Центральной Азии.

Оставаться в Казахстане для многих экспатов из Турции становится все менее желательно. Но и перебираться в третьи страны для них не выход.

Некуда бежать

- Дело в том, что государство, куда они прибудут, может обосновать свой отказ в предоставлении статуса беженца тем, что ими не был подан соответствующий запрос в Казахстане. Ведь наша республика ратифицировала Конвенцию о статусе беженцев, протокол, касающийся статуса беженцев, от 1967 года и иные международные обязательства. Казахстан является стабильной страной и участником ООН. Поэтому они должны были здесь попросить статус беженца. И только в случае отказа они могли бы уехать, если бы смогли, - прокомментировала патовое положение турков Гульмира Куатбекова.

Гражданам Турции, которые опасаются за свою свободу и безопасность в случае возвращения на родину, можно посоветовать лишь одно: избегать лишних контактов со своими дипломатическими службами, а при возникновении угрозы депортации обращаться в казахстанские компетентные органы за статусом беженца - хотя бы для того, чтобы протянуть время.

Между тем, 20 января этого года в Алма-Ате случилось происшествие, вызвавшее довольно скромный медийный интерес. Гражданин Турции Иса Тумен, выражая протест равнодушию сотрудников консульской службы своей страны, плеснул на себя какой-то жидкостью и поджег. Тушили его охранники соседнего заведения, он получил около 20 процентов ожогов тела. Поджёг и поджёг, сейчас этим в Казахстане никого не удивишь, разве что впервые попытку выразить свое несогласие таким путем предпринял житель другого государства. Однако в связи с вышесказанным паспортные коллизии, по одной из версий, приведшие к драме, могут иметь несколько иной подтекст.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА