24 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Birth tourism. Почему женщины Кыргызстана летают рожать в Москву

Кыргызстан по уровню материнской смертности является лидером среди стран Центральной Азии. Добавим сюда коррупцию в роддомах, когда официально роды в стране бесплатные, а в реальности «подарки» приходится давать всем, начиная с санитарок. Всё это вызывает у многих женщин желание рожать в России, где уровень медицины выше, а роды обойдутся дешевле. Корреспондент «Ферганы» разбиралась, как и почему киргизские женщины приходят к решению ехать рожать в Россию.

* * *

Согласно «Программе государственных гарантий по обеспечению граждан медико-санитарной помощью» (раздел 2), роды в Кыргызстане принимаются бесплатно. Но в действительности, по словам рожавших женщин, врачи и медсестры требуют от пациенток оплачивать медицинские услуги и самостоятельно обеспечивать себя медикаментами.

Последние четыре года аппарат омбудсмена Киргизии ежегодно инспектирует родильные дома и анкетирует сотни женщин на условиях анонимности. В июле 2016 года инспектор отдела аппарата омбудсмена по защите от насилия в семье и гендерной дискриминации женщин Токтокан Абдрахманова рассказывала, что «в анкетах роженицы отметили, что ими были оплачены услуги медицинских сотрудников в суммах от 500 до 5000 сомов (сегодня доллар в Кыргызстане стоит 69,20 сома. – Прим. «Ферганы»). Кроме прочего, отдельно при выписке выплачивались денежные средства от 200 до 500 сомов. Таким образом, со стороны медицинских сотрудников родильных домов нарушаются нормы программы государственных гарантий, утверждённой правительством Кыргызстана. В этой программе указано, что беременные женщины имеют право на бесплатное получение медико-санитарной помощи на амбулаторном и стационарном уровнях».

«Определить точную сумму, которую придется оставить в стенах родильного дома, заранее невозможно, - продолжает Абдрахманова. - Она может варьироваться от ста до четырехсот долларов. Пользуясь психологическим состоянием самой роженицы и членов ее семьи, медперсонал неустанно выжимает с них деньги с первого до последнего дня. Складывается ощущение, что этому где-то специально обучают. Каждый сотрудник, от главврача до санитарки, норовит урвать своё».

Роды в клиниках Киргизии

Уроженка Кыргызстана Айпери Ниязова (здесь и далее имена изменены) рассказала «Фергане», что до родов наблюдалась в разных поликлиниках, но никак не могла найти в Бишкеке хорошего врача.

«Один приём стоит 500-800 сомов, плюс анализы. Я рожала в роддоме №2 у Ошского рынка. Непосредственно роды обошлись мне в $250 – супруг отдал их в руки врачу, которая принимала роды. Палата была на двоих – это ещё по 500 сомов с человека. Туалет общий, душа нет, в палате только холодная вода, на окнах висят шторы до середины окна, не было даже стула и мусорного ведра. Еду мне приносили супруг и родственники. А подарки весь персонал, начиная от врачей и заканчивая нянечками, просит сам. Когда мы выписывались, даже медсестра напомнила: мол, вы не забыли о традиции? Пришлось купить ей сок, шампанское и шоколад», - вспоминает собеседница.

Что касается родов в частных клиниках, число которых в Кыргызстане растёт, то один приём гинеколога стоит 1000 сомов, отдельно оплачиваются анализы, сами роды обойдутся в $400-600, палата - по 1500 сомов в сутки. В целом расходы составят около $800-900.

Те, у кого есть средства, предпочитают рожать в частных клиниках. К обеспеченной категории граждан можно отнести и трудовых мигрантов.

Айпери Осмонова уехала на заработки в Россию из Джалал-Абада ещё в 2004 году. Вышла замуж, свадьбу сыграли в Киргизии, потом вернулась с мужем в Москву. Рожать Айпери решила в Бишкеке. Это был 2009 год. Вначале планировала сделать это в государственной больнице, но столкнулась с тем, что там придётся платить за каждую справку, и от того, заплатишь ты или нет, зависит отношение врачей к тебе.

«И я решила заплатить один раз - пошла рожать в частную клинику. Гражданство у меня было российское, и это подняло стоимость услуги с $400 до $450. Плюс стоимость наблюдения и анализов, - рассказывает Айпери. - Чтобы сэкономить деньги, мне пришлось достать свой киргизский паспорт, а потом с российским паспортом я пошла в посольство, чтобы получить свидетельство о рождении. Второго ребенка я уже рожала в России. Оказалось, это намного выгоднее: наблюдение, роды – всё бесплатно, по ОМС (имеется в виду обязательное медицинское страхование. – Прим. «Ферганы»), и отношение врачей хорошее».

«Я понимаю, что мигрантов не любят за то, что мы ещё и рожать едем в Россию. Однако я считаю это естественным желанием матери обезопасить себя и ребенка, - поясняет Айпери. – Перед теми, кто слышал о том, как принимают роды в Москве, больше не стоит выбор, рожать здесь или в Киргизии. Наблюдаться женщины-мигранты могут по ДМС (добровольное медицинское страхование. – Прим. «Ферганы»). Даже в этом случае будет дешевле и безопаснее, чем рожать в клиниках Киргизии, даже в частных».

В 2016 году в Кыргызстане умерли 47 женщин во время беременности, в родах и послеродовом периоде. Это меньше, чем годом ранее, когда скончались 63 женщины. Показатель материнской смертности составил 29,7 на 100.000 живорожденных, снижение на 22,9 процента. Показатель младенческой смертности в 2016 году составил 16,6 на 1000 родившихся живыми (в 2015 году - 18,0). В России материнская смертность в 2015 году составила 10,1 на 100.000 живорождений, что на 6,5 процента ниже, чем годом ранее. Младенческая смертность также снизилась, составив 6,5 на 1000 родившихся живыми. (Из отчёта Минздрава Кыргызстана и сообщения Минздрава России)
По мнению Айпери, проблемы кыргызстанок в том, что они не умеют или не считают нужным наблюдаться до родов: «Со мной в больнице рожала женщина из Киргизии. Языка не знала, историю болезни рассказать не могла, приехала, родила, уехала. А ведь именно дородовое наблюдение позволяет избежать многих ошибок. Моя знакомая родила недоношенного ребенка, его выходили, но так как что-то было сделано неправильно, ребёнок ослеп. Тогда она привезла его на обследование в Москву. Врачи ей сказали, что слепоты можно было избежать, если бы в первые дни жизни ребенка врачи провели некоторые процедуры. А потом было поздно. Она столько денег потратила, но ребенку не смогли помочь. И она решила в последующем рожать только в Москве».

О проблемах планирования семьи в Киргизии подробно рассказывается в материале «Кыргызстан: Нищие, голодные и многодетные».

Цена вопроса

Стоимость полиса ДМС по дородовому наблюдению, согласно информации с сайтов страховых компаний России, зависит от срока беременности и составляет примерно 25 тысяч рублей ($424) – за срок от 22 недель и 33-40 тысяч рублей ($560 и $678) - от 8 недель. При этом процесс непосредственно родов, а они считаются экстренной медицинской помощью, в российских больницах бесплатен для всех.

Добавим, что с 1 января 2017 года вступила в силу новая редакция правил обязательного медицинского страхования, в соответствии с которой временно пребывающие в России и работающие по трудовым договорам граждане Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии могут бесплатно оформить себе полисы ОМС, куда входят бесплатное дородовое наблюдение и роды.

Как сообщил «Фергане» бывший врач станции неотложной помощи, пожелавший остаться неназванным, рожать в Москве всегда было популярно.

«Специально для этого в Москву приезжали ещё в 1988-1989 годах. Причём не только из Средней Азии, но и из остальных союзных республик и российских городов. Это как москвичи при наличии денег уезжали рожать в США, так и все ехали и едут в Москву. Не назову точной статистики, но примерно 10 процентов рожающих в Москве – не местные жители.

Сейчас, если у женщины нет анализов и обменной карты (это часто касается мигрантов), то её отвозят рожать в инфекционную больницу, чтобы не занести предполагаемую инфекцию в роддом. Но проблема даже не в этом. «Скорую помощь» женщины нередко вызывают на последних схватках, многие не готовятся к родам. Приезжаешь, а уже последние схватки и приходится принимать роды на дому, а потом везти маму с новорождённым в больницу», - рассказал собеседник «Ферганы».

«В московском роддоме взяток не просят»

Аида и Алмаз Кадыровы приехали работать в Москву в 2010 году. Тогда они ещё не были знакомы. Оба с высшим образованием: он – экономист, она - востоковед. После окончания университета они долгое время не могли в Бишкеке трудоустроиться. А в Москве нашли и работу, и друг друга. В 2012 году сыграли в Бишкеке свадьбу и через три дня вернулись в Москву, чтобы заработать на квартиру.

«Когда супруга забеременела, мы встали на учёт в киргизский медицинский центр. В Москве таких много, там лечатся мигранты по ценам ниже московских. За консультации мы отдали 35 тысяч рублей, по тому курсу - чуть больше $1000. Эта сумма может показаться неподъёмной, но сюда входят все расходы: консультации, УЗИ, анализы, ведение беременности на протяжении всех девяти месяцев. Когда у жены начались схватки, мы вызвали «Скорую помощь». Мы с супругой основательно подошли к выбору роддома и выбрали №16, который считался одним из лучших. Когда приехала «Скорая», мы сообщили, что хотели бы рожать там, но нам ответили, что решать это не нам, а диспетчеру, который даёт направления. При нас акушер позвонил диспетчеру и тот сам направил нас в этот роддом. Главное, что у нас была обменная карта и все анализы, иначе мы могли попасть в инфекционный роддом.

По киргизской традиции к родам мы начали готовиться заранее, - продолжил Алмаз. - Пакеты с одеждой, посудой, подарками всем врачам. Но в Москве в этом нет необходимости. Везде установлены камеры, никто не просит взяток, даже подарки не берут! Когда супругу привезли в роддом, её переодели в больничную одежду, разрешили взять только тапочки и телефон. И закрыли за ней дверь. Мне, как и другим родственникам, доступ в роддом был запрещён. Отношение врачей хорошее, в палате лежат по три человека, есть туалет, душ, холодильник, кормят хорошо пять раз в день».

Вторую беременность пара планировала заранее, но решила больше не наблюдаться в киргизской клинике: на приёме им попался неграмотный гинеколог, который не вызвал у Кадыровых доверия.

«Знакомые нам рассказали, что в одной московской частной клинике есть хороший гинеколог-киргизка, которая принимает кыргызстанок по более низкому тарифу, - рассказала Аида. - Наблюдение у неё нам вышло даже дешевле, чем в киргизской клинике – 23 тысячи рублей. В родильный дом мы попали по месту проживания – в 26-й при 52-й больнице. Этот роддом тоже считается одним из лучших. Но так как у нас не было ОМС, мы заплатили за пребывание в этой больнице - 15 тысяч за три дня. Но деньги пошли не кому-то в карман, а официально по прайс-листу, который доступен на сайте больницы. Если бы мне делали кесарево, оно обошлось бы по 1000 рублей за каждую неделю беременности. И ещё одна деталь. У меня отрицательный резус, поэтому до и после родов мне необходимо было проколоть специальный препарат. Он стоит около 6000 рублей. После родов в больнице мне его прокололи бесплатно».

На вопрос об отношении к точке зрения, что мигранты создают дополнительную нагрузку на российские роддома и медицину в целом, Алмаз ответил, что это всё ерунда.

«Мигрантов разных национальностей в Москве огромное количество, и они положительно влияют на экономику города: платят налоги в виде ежемесячных взносов за патент, проходят платные медобследования в клиниках Москвы, покупают билеты в метро, снимают квартиры, обогащая владельцев, которые также тратят эти деньги, покупают продукты и так далее. Получая зарплату 30 тысяч рублей, мигрант приносит своему работодателю гораздо больше денег, которые тот тратит или вкладывает дальше. Москва без мигрантов проживёт, но это экономически не выгодно», - считает Алмаз.

Чета Кадыровых уверена, что беременность нужно планировать до зачатия ребенка, необходимо пройти полное медицинское обследование, которое поможет родителям и малышу избежать проблем в будущем. А если посчитать расходы за всё время, то рожать в Москве выгоднее, чем в Бишкеке, даже с учётом перелёта обоих родителей, - считают Аида и Алмаз.

«Я благодарна московским врачам»

Сетора Халилова родом из Оша. После трагических июньских событий 2010 года её муж отправился работать в Санкт-Петербург, она иногда приезжала к нему на некоторое время. В 2012 году забеременела, наблюдалась в Оше. На седьмом месяце беременности, получив справку, разрешающую перелёт, отправилась к супругу. Встала на учёт в местной больнице, каждое посещение врача ей обходилось в 180 рублей плюс анализы. Расходы небольшие. К моменту родов у неё на руках были обменная карта и все анализы, а рожала бесплатно.

Пожив некоторое время в России и получив РВП (разрешение на временное проживание. – Прим. «Ферганы»), в 2015 году Сетора вернулась в Ош – беременная вторым ребёнком. После питерского роддома и рассказов уже рожавших подруг об ошском рожать в Киргизии она побоялась.

«Наша страна не только на первом месте по уровню материнской смертности, у нас страшная коррупция в системе здравоохранения. Будешь платить - за тобой будет хорошее наблюдение, не будешь - на тебя наплюют. Из-за нехватки мест в роддоме рожениц могут выписать на следующий день или оставить лежать в коридоре. В самих палатах проходной двор - за небольшое вознаграждение санитарки могут пустить в палату кого угодно. В России это просто запрещено. А сколько случаев с печальными последствиями! Ош - город маленький, и про всё это я слышала из первых уст, поэтому, забеременев второй раз, решила снова лететь к мужу», - рассказывает Сетора.

О переполненности родильных домов в Кыргызстане свидетельствуют и итоги мониторинга института омбудсмена: «Бишкекские роддома рассчитаны на обслуживание двух тысяч рожениц в год, в настоящее время вынуждены принимать более восьми тысяч беременных женщин. Оборудование устарело и его недостаточно. Не хватает УЗИ-аппаратов и аппаратов, которые обеспечивают уход за недоношенными детьми».

«Так как у меня было РВП, наблюдение и анализы я получила бесплатно, - продолжает Сетора. - а моя соседка по квартире РВП не имела, поэтому ей всё это обошлось дорого. Но она рожала и три дня находилась в роддоме бесплатно. Из-за отсутствия к моменту родов пары анализов меня отвезли в инфекционную больницу. Там роды у меня приняла замечательный врач Лариса Ивановна, благодаря которой я легко родила. На самом деле ехать в «инфекционку» я боялась: среди петербуржцев существует стереотип, что там страшно рожать. Мы с девочками по палате сравнивали потом роддома и решили, что в инфекционной больнице даже лучше: мы прибываем туда с особенными случаями и поэтому нам уделяют больше внимания».

Какого-то негативного отношения со стороны врачей к себе и другим мигранткам Сетора не заметила.

«Врачи - это интеллигентный слой населения, никогда не было ко мне пренебрежительного отношения из-за моей национальности или отсутствия гражданства. А вот в столовой роддома я однажды услышала громкий комментарий повара: мол, мусульмане не должны есть свинину (из которой там делали котлеты на обед), а тут и рожают бесплатно, и даже свинину едят. Я не стала реагировать на это, такие вещи надо игнорировать. А врачам я до сих пор благодарна, мы с девушками из нашей палаты подарили им потом сладости и цветы», - улыбнулась Сетора.

* * *

В российских СМИ периодически, особенно перед какими-нибудь выборами, появляются публикации о том, что мигранты оказывают нагрузку на социальную инфраструктуру страны. В том числе на больницы. Однако винить в сложившейся ситуации надо не иностранных рожениц, поскольку любая мать хочет родить ребенка в комфортных условиях. Вина лежит на властях стран-доноров мигрантов, на том же киргизском правительстве. Оно не только вынуждает свое население искать работу за рубежом, но и не может обеспечить ему качественные медицинские услуги.

Чтобы узнать, какую нагрузку испытывает социальный сектор Москвы, «Фергана» направила 8 февраля запрос в департамент здравоохранения российской столицы с просьбой предоставить данные о том, сколько гражданок Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана воспользовались услугами московских родильных домов в 2014-2016 годах, какой процент от общего числа рожениц составляют приезжие из стран Центральной Азии и сколько средств из городского бюджета было затрачено на роды мигранток в очерченный период. Пока наша редакция не получила ответа, однако в департаменте сообщили, что данные собираются и будут предоставлены нам в скором будущем.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»



  •  


     

    РЕКЛАМА