27 Март 2017


Реклама




Архив

Новости Центральной Азии

«Неславянам квартиры не сдаем». Как трудовые мигранты ищут жилье в Москве

В начале 2000-ых мигрант мог подойти к соотечественнику на улице и попросить помочь найти место для проживания. Трудовых мигрантов было мало, а сдаваемого жилья — много. Потом мигрантов стало больше, и они начали селиться по несколько десятков человек в квартиру, начались облавы органов миграции и правопорядка. Сейчас проблему жилищного устройства во многом помогает решать интернет, где можно довольно быстро найти так называемое койко-место или воспользоваться услугами агентств недвижимости, которые принадлежат таким же мигрантам. «Фергана» выясняла, как мигранты из Кыргызстана находят жилье, в каких условиях живут, и как решают возникающие на этой почве проблемы с полицией.

* * *

Сегодня проблема поиска жилья в Москве для трудовых мигрантов из Киргизии решается намного проще, чем еще несколько лет назад. Однако проблема сдачи квартир в Москве только «лицам славянской внешности» существует до сих пор, поэтому трудовые мигранты завели собственные агентства недвижимости с риелторами — такими же трудовыми мигрантами.

Чаще всего на первых порах мигранты живут у родни или знакомых. Хотя зачастую не бесплатно, даже если арендаторы жилплощади — кровные родственники. Мигранты из Киргизии ищут жилье на сайте «Бирге». Там сдают места в гостиницах (о них мы расскажем отдельно), квартиры, комнаты и, пользующиеся наибольшим спросом – койко-места. Цена за койко-место начинается от 4000 рублей и доходит до 6000 в месяц. Она не зависит от района, мигранты работают по всей Москве и койко-место ищут рядом с работой.

А вот стоимость аренды квартиры зависит от ее расположения. Цена однокомнатной квартиры начинается от 25 тысяч рублей, двухкомнатная стоит 33-45 тысяч, дальше — цены выше. Оплата услуг риелтора составляет 100 процентов от стоимости жилья, если вы снимаете квартиру и 50 процентов, если ищете комнату.


Объявления о сдаче в аренду квартир (скриншот с ориентированного на киргизских мигрантов сайта объявлений)

Быть субарендатором выгодно...

Предприимчивые киргизы снимают большие квартиры и сдают их по койко-местам. Основная цель субаренды — самому жить бесплатно. Сверхцель — зарабатывать на этом.

Жолдош приехал в Москву в 2010 году, пару месяцев жил у брата, а когда освоился, нашел работу и съехал. Сейчас Жолдош сам снимает трехкомнатную квартиру за 47 тысяч рублей. Ее он также нашел через риелтора. В одной комнате проживает он с женой, во второй живет семейная пара, в третьей — еще три человека. Место в его квартире — а она после ремонта и со всей необходимой бытовой техникой — стоит 6 тысяч рублей. Его постояльцы не только киргизы, но и россияне — внутренние трудовые мигранты. Жолдош выбирает тех, кто не пьет и не курит, чтобы в квартире было тихо.

Открывать дверь кому бы то ни было, кроме Жолдоша и его супруги, жильцам не рекомендуется. Все вопросы он решает сам. Каждый день по очереди в обязательном порядке проводится уборка общих территорий (кухни, ванной комнаты и коридора). Свои комнаты мигранты убирают сами по мере необходимости, но не менее одного раза в неделю.

Главный вопрос, который меня интересовал, почему даже при наличии хороших доходов люди не снимут пусть небольшую, но отдельную квартиру.

- Во-первых, это не такой уж дискомфорт. Киргизы всегда жили вместе большими семьями и уживаются друг с другом без особых проблем. Во-вторых, сегодня мы готовы пожертвовать своим комфортом, чтобы завтра накопить деньги на собственное жилье на родине. Я лично знаю одну женщину, которая построила дом в пригороде Бишкека, работая уборщицей в Москве. Если бы она снимала не койко-место, а хотя бы комнату, она бы не накопила этих денег. Грубо говоря, если зарабатывать 50 тысяч рублей, из них 6 тысяч рублей отдавать за койко-место, 7 тысяч тратить на продукты и еще 7 тысяч на прочие расходы, то останется 30 тысяч рублей, которые через год будут составлять уже 360 тысяч рублей (примерно $6 тысяч). За три года можно накопить на домик в пригороде Бишкека, - объяснил Жолдош.

...но и рискованно

Во время подготовки статей о мигрантах я сама не раз бывала в квартирах, где они живут. Большинство из них находятся в плохом состоянии. Сдавать их потому и выгодно, что хозяева знают или предполагают, что там будет жить не один или два человека, а группа, поэтому можно запросить больше. Да и на ремонте можно сэкономить — мигрантам выбирать жилье не приходится, туда они приходят только переночевать. Сдают всегда одному человеку, именно он потом решает вопросы с владельцами квартиры и полицией. Такие квартиры обычно с минимальным набором мебели или обставлены двухъярусными кроватями — так поселить можно больше людей.

Айпери работала консьержкой в одном московском подъезде. В комнате консьержей она и жила. Однажды владельцы одной из квартир попросили ее присмотреть за их сыном, который там жил один. Оказалось, что он начал пить и водить домой компании друзей. Родители вернули сына жить к себе, а квартиру предложили Айпери по очень выгодной цене — две комнаты со всеми удобствами за 25 тысяч рублей (после кризиса цену подняли еще на 5 тысяч рублей).

Комнаты Айпери сдает по койко-местам, хозяева об этом не знают, квартплату она им отвозит сама. А если хозяева решают проверить квартиру, то Айпери на несколько часов выпроваживает мигрантов с их вещами.

Про такие квартиры всегда знают участковые. Так, участковый ее двора однажды поинтересовался, нет ли у Айпери еще на примете людей, которым нужна квартира. Квартира была нужна ее брату Каныбеку. Как выяснилось, квартира была в ужасном состоянии, и хозяйка отдала ключи от нее участковому с просьбой найти жильцов.

- Эту «двушку» участковый нам сдал за 30 тысяч рублей. Ему, как посреднику, я отдал еще 15 тысяч рублей. Когда я в нее въехал, то увидел газеты на стенах, из мебели на две комнаты был один шкаф, два стула и кое-какая кухонная мебель. Естественно, что жить в таких условиях мы не могли, и я сам сделал ремонт, который мне обошелся в 25 тысяч рублей. Просил хотя бы часть потраченных денег вычесть из квартплаты, но мне отказали, - рассказал Каныбек.


Объявления о сдаче в аренду койко-мест (скриншот с ориентированного на киргизских мигрантов сайта объявлений)

Сейчас в одной комнате живет он с женой и ребенком, а другую сдает по койко-местам, для чего он опять же на свои деньги купил двухъярусные кровати.

- Иногда я «отбиваю» квартплату за счет жильцов, но ведь и мы рискуем. Если в этом месяце у меня не будет квартирантов, то платить всю сумму за квартиру придется мне самому, - замечает Каныбек.

При таких условиях ни Каныбеку, ни Жолдошу выбирать квартирантов не приходится. А текучка, по их словам, большая. Если сегодня мигранта уволили, и он нашел новую работу на другой станции метро, жить в этой квартиру и тратить деньги и время на дорогу он не станет — сменит одно койко-место на другое.

Плата за безопасность...

- Когда у тебя никого в Москве нет, то ты в том числе и из соображений безопасности будешь жить со своими соотечественниками по 10 человек в квартире. Для только что приехавшего из села в большой город киргиза — это не вопрос личного комфорта. Нам страшно жить по одному или не со своими. А так тебе в первый же день расскажут про правила жизни в Москве, подскажут, где найти работу. Но есть и минусы — это воровство. Такое тоже происходит, люди же постоянно меняются в квартире, - объяснил мне трудовой мигрант Санжар.

Поэтому для мигрантов лучше, когда на одной жилплощади собираются представители одной семьи. С большими киргизскими семьями, в которых сильны родственные связи, это несложно. Сам Санжар приехал в Москву несколько лет назад к сестре. С проблемой «не сдаем неславянам» столкнулась именно она — 10 лет назад в Москве еще не было так много «своих» агентств недвижимости.

- Вместе с риелтором она поехала смотреть квартиру. Увидев ее неславянское лицо, хозяйка ничего не стала слушать и захлопнула дверь. Сестра пришла расстроенная на работу, где ее русская подруга спросила, что случилось. Сестре повезло, подруга как раз съезжала к парню, и у нее освободилась квартира. Ее мы и снимаем до сих пор — уже 10 лет. В одной комнате живет сестра с мужем и двумя детьми, в другой — я с женой, - рассказал Санжар.

Если про реальное количество квартирантов могут не знать хозяева квартир, то о них знает участковый. За свое молчание и снисходительное отношение к мигрантам участковые берут разные суммы. Отказаться от уплаты «дани» невозможно (как за это поплатились трудовые мигранты из Таджикистана, «Фергана» рассказывала в статье «Новые люберецкие? В Подмосковье полицейские мстят отказавшимся платить дань мигрантам из Таджикистана»). Каныбек со всей квартиры платит участковому две тысячи рублей ежемесячно.

...и относительное спокойствие

Темирбек приехал в Москву 8 лет назад. Устроиться на высокооплачиваемую работу сразу было сложно, поэтому он работал в системе ЖКХ и экономил на всем, включая комфортные условия проживания.

- Пять-десять лет назад в Москве был период большого притока мигрантов, и жили мы по несколько десятков человек в квартире. Несмотря на то, что мы платили участковому по 500 рублей с человека, нас все равно ожидали облавы. После ряда облав, о которых постоянно писали СМИ, мигранты стали жить меньшими группами, но участковым мы все равно платили, - поясняет Темирбек.

Все происходит стандартно: при въезде в квартиру нового арендатора участковый зовет его «поговорить» и объясняет, сколько будут стоить его «услуги по обеспечению спокойствия квартирантов».

- Я не против того, чтобы платить за спокойствие. Однажды у нас была облава, и полиция начала проверять документы у жильцов. Естественно, не у всех все было в порядке. Начались допросы, и полицейский спросил, кто у нас участковый. Мы назвали имя, и нас оставили в покое. Потом участковый сменился. Новый был человек скромный и деньги не просил, но тут уже мы сами платили ему, так сказать, за лояльное отношение, - говорит Темирбек.

Спустя 5 лет жизни в Москве квартирные проблемы Темирбека закончились — он не только стал зарабатывать больше и снимать квартиру с родственниками, но и получил гражданство России.

- Теперь ни один участковый не может требовать с меня денег. Квартиру я нашел через риелтора — на станции метро «Перово», двухкомнатную за 35 тысяч рублей, еще 25 тысяч отдал риелтору. В одной комнате живет мой брат с женой и детьми, в другой — я со своей женой. Проблем нет, договор аренды заключен. А с хозяевами не сталкиваемся — квартплату ежемесячно переводим на их карту.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»



 

РЕКЛАМА

«Фергана.Ру» в соцсетях

Фото Центральной Азии