13 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

«Они неадекватны»: Экстремистов в Казахстане плодят безграмотные эксперты

Сотни дел, которые ежегодно возбуждаются в Казахстане по экстремистским статьям, и нередкое отсутствие в них доказательной базы заставили нескольких казахстанских адвокатов объединиться в специализированный пул. В первую очередь они хотят изменить ситуацию с экспертизами, благодаря которым колонии пополняются религиозными адептами в режиме нон-стоп, а среди запрещённых материалов оказались файлы под названием «001», «10», «Документ Microsoft Word.doc»...

Курс на 20-процентную дерадикализацию населения

По данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры Казахстана, в 2016 году в местном судопроизводстве находилось 554 дела по экстремистским статьям, до суда дошло 241. В 2015 таких дел было в два раза меньше - 317 в производстве и 113 оказались в суде. Примерно такие же цифры фигурировали и ранее. Если учесть, что оправдательные приговоры выносятся в единичных случаях, а по экстремистским статьям не выносятся вообще, и что по одному делу может проходить до десяти подозреваемых, то в прошлом году в места лишения свободы по таким обвинениям могло попасть 500-800 человек. Всего за 10 лет подобной практики через суды прошло не менее двух тысяч человек. Хотя почему прошли? Многие остаются в заключении и поныне, так как сроки дают всем серьёзные, под амнистии эти осуждённые подпадают в последнюю очередь.

В 2016 году председатель Комитета по делам религий Казахстана Галым Шойкин заявил, что в Казахстане живут 15 тысяч последователей салафизма (в которых тут видят радикалов). Осенью 2015 года аким (глава администрации) Актюбинской области Бердыбек Сапарбаев похвастал, что в его регионе численность салафитов снизилась в два раза. Сколько это в цифрах – не уточнил. Снижение произошло, якобы, благодаря работе нескольких неправительственных организаций (НПО), действующих с помощью разъяснений и доброго слова. Действительно, Актюбинская область стала не только эпицентром сторонников «чистого ислама», но порой выступает полем сражения между ними и силами правопорядка. Последнее такое столкновение произошло 5 июня 2016 года.

Но если принять слова чиновника на веру и предположить, что тот же процесс наблюдается и в других проблемных регионах, тогда не очень понятно, чем обусловлен рост числа возбуждённых дел. Коли всё можно исправить благодаря НПО, зачем тогда спецслужбы создают госпрограмму по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2017-2020 годы, обещая к концу отведённого срока снизить популяцию радикалов (причём лишь «разделяющих экстремистские идеи, направленные на разжигание религиозной вражды или розни») всего на 20 процентов?

Эта программа - палка о двух концах: либо силовые органы потерпят поражение в борьбе с экстремизмом, в чём они, конечно же, не признаются, либо будет установлен план по заполняемости тюремных камер. А ещё интересно, как будут вычислять, свершится обещанное 20-процентное снижение или нет, от каких цифр оттолкнутся?

Другой индикатор успешности программы представлен загадочной формулировкой: «Уровень готовности к реагированию на акты терроризма, а также минимизации и (или) ликвидации последствий терроризма на территории Республики Казахстан к концу 2020 года достигнет 95%».

Надо полагать, губернатор Актюбинской области подсчитывал численность салафитов по каким-то своим методикам, допустим, высчитывая число бородатых мужчин или носителей укороченных штанов.

Но если господин Сапарбаев говорил о благой роли НПО в деле улучшения «религиозных» показателей, скромно замалчивая деятельность спецслужб, то последние, как показало появление госпрограммы, не считают своё присутствие в этой плоскости лишним.

«Аминь» и «государственная религия»

Суды и тюрьмы в некотором роде гасят нетерпимость: если на воле представители разных течений даже внутри одной религии относились друг к другу без особой любви, то, оказавшись в заключении, братья по несчастью - салафиты, члены «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги джамаат», - стараются держаться друг друга.

Среди них, словно мелкие экзотические вкрапления, есть осуждённые суфии, протестант, возможно, скоро к ним присоединится приверженец «Свидетелей Иеговы», но в основе своей - это члены мусульманских ответвлений, запрещённых в Казахстане. Непосредственное отношение к терроризму могла иметь пара-тройка десятков человек; ещё 15-20 процентов относятся к идейным радикалам, а остальные попали за распространение запрещённого видео и литературы, неосторожные беседы или просто по факту своей принадлежности к «нехорошим» организациям.

Судьба последней прослойки и заботит отдельных адвокатов, невольно ставших специалистами по религиозным процессам. Стоит ожидать увеличения числа посадок по таким обвинениям.

Несколько известных в стране адвокатов не выдержали напора структур, борющихся с радикальными идеями в религии. И они объединились в небольшой пул защитников со специализацией на «религиозных процессах».

- Те люди, которые не укладываются в рамки ханафитского мазхаба (одна из четырёх правовых школ в суннитском исламе, официально признанная в Казахстане. – Прим. автора), и есть какое-то своеобразие в их учении, все стали экстремистами, - замечает адвокат Айман Умарова.

Её коллега Галым Нурпеисов помогает в рамках административных дел пятерым жителям Жанаозена - города, где в 2011 году забастовка нефтяников завершилась применением оружия со стороны полиции. Судья наложил на них штрафы по заявлению местного имама, возмущённого тем, что посетители срывают намаз, раньше времени произнося слово «аминь». Имам обратился в полицию с жалобой на то, что таким образом отдельные прихожане препятствуют его деятельности, поскольку нарушают правила мечети.

- Представитель официального духовенства во время процесса так и заявил, что в Казахстане государственной религией является ханафитский мазхаб, - возмутился Галым Нурпеисов.

На суде возник спор: а что, если в мечети будут присутствовать последователи трёх других мазхабов? Однако представитель духовенства ответил, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

Правда, с «аминь» не всё так просто. Пишут, что таким образом сторонники салафизма демонстрируют свою принадлежность этому течению. Однако в данном случае спор был, всё же, скорее в теологических рамках, но вместо убеждения или подавления «противника» знаниями священнослужитель предпочёл прибегнуть к помощи сугубо мирских органов, Бог ему судья.

Столичный адвокат Бауыржан Азанов занимается двумя молодыми людьми, обвиняемыми в возбуждении религиозной розни, а один из них – ещё и в пропаганде терроризма. Это уже Уголовный кодекс и минимум пять лет лишения свободы.

- Их обвиняют в том, что в своей риторике они постоянно ссылаются на Коран и сунны, хадисы, аяты. Это цитаты, - поясняет адвокат. - В зале судебного заседания у нас возникли вопросы к свидетелям-имамам. Например, что говорил [один из подсудимых] Башпаев? Свидетель подтверждал, что это цитаты из Корана.

Далее он уточнил: цитировать Коран можно, но не всегда и не везде.

И снова во многом философско-теологический спор (если всё именно так, как говорит адвокат, сам процесс полностью проходит в закрытом режиме) переместился в область госбезопасности.

Адвокат Айман Умарова ведёт сейчас сразу три «религиозных» дела. Её подзащитный Денис Коржавин (русский, принявший ислам) обвиняется в возбуждении религиозной розни путём распространения материалов, признанных запрещёнными. К последним стоит присмотреться внимательнее.

Экстремистский материал «Документ Microsoft Word.doc»

По логике властей, верующие, если хотят поделиться чем-то материально-духовным (брошюра, аудио-, видеозапись и тому подобное), должны сначала свериться со списком материалов, признанными экстремистскими. Таковых набралось пока 684 наименования, они отображены на сайте Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры. Среди них, к примеру, брошюра «Смерть», брошюра «Листовки», аудиофайл «Молитва», книга «Пікір» («Мнение»), книга «Ант» («Клятва»)… Идём дальше - «Чечня» (не объясняется, что это - издание, файл, видеоролик), «Талмуд 2», «Геополитические мифы», публикация «Мнение ученых о разрушении буддийских статуй в Афганистане», «Политика и международная политика», «Экономическая система в исламе», «Методы поиска и вербовки информаторов»... То есть что-то, возможно, сугубо научно-популярное или, максимум, пересекающееся в названиях с запретным. Сюда же попал документальный фильм дагестанского журналиста Абдуллы Алишаева «Обыкновенный ваххабизм», получивший главный приз фестиваля «Киномарафон-2009». А вот Бостандыкским районным судом Алма-Аты признана экстремистской «книга А.Гитлера под названием «Майн Кампф». Это ещё как-то можно объяснить. Половину запретных материалов составляют файлы типа «_WWW_IMAMTV_com poyas», «dag_mujah_address», «001», «10» и даже «Документ Microsoft Word.doc» и подобный бред, а по-другому не скажешь.

Судя по всему, как эти материалы представили в рамках следствия, так суд их и принял, не потрудившись дать хоть какую-то расшифровку. Генеральной прокуратуре тоже больше всех не надо, поэтому приходится ориентироваться на то, что есть. Но на основе таких улик можно на полном серьёзе «загреметь» лет на пять-десять. Хотя некоторые, конечно, могут возразить, что казахстанские следователи и судьи - далеко не эксперты в таких делах, поэтому спрос с них небольшой. И ведь эти некоторые правы, если посмотреть на то, что предлагают «эксперты».

Российского журналиста приравняли к апостолу

Первым на список религиозной литературы, который получил одобрение Агентства по делам религий и теоретически может распространяться в специально отведённых местах - в храмах либо специализированных точках, - обратил внимание известный казахстанский журналист и интеллектуал Вадим Борейко.

Он добросовестно изучил 3837 наименований и был, мягко говоря, ошарашен. В списках книг, которые экспертиза духовного министерства отнесла к «религиозным», находятся 1019 изданий исламского направления, 630 – православного, 40 – католического, 2148 прочих. Борейко выявил, что этот список формировался так же, как и предыдущий, то есть - как Бог на душу положил. Поэтому запрещено распространять вне специально отведенных мест брошюры «Из истории древних культов Средней Азии: Христианство» (составитель Л.И.Жукова), «История ІІ Ватиканского собора. Т II», исследования «Фильмы Андрея Тарковского и русская духовная культура» итальянского профессора кино Симонетта Сальвестрони и «Достоевский: от двойственности к единству» француза Рене Жирара. Сюда же включили работы Алистера Кроули, Папюса и других мистиков, а также научные трактаты «Иудаизм. Древнейшая мировая религия» и «Реформы Лютера, Кальвина и протестантизм». Да о чём можно говорить, если сюда попали книга певицы Анны Герман «Жизнь, рассказанная ею самой» и учебник «Арабский для начинающих». А вот Чарльза Диккенса с его «Жизнью Господа нашего Иисуса Христа» внесли в список как образец православной литературы.

По этим спискам можно судить об уровне экспертов, состоящих на службе Министерства по делам религий и гражданского общества (преемника Агентства по делам религий), а также сотрудников силовых структур. После этого вряд ли кого можно удивить тем, что в городе Кызылорде местные «эксперты», обнаружив в книжном магазине произведение российского журналиста Владимира Соловьева «Евангелие от Соловьева», без долгих разбирательств признали его религиозной литературой, магазин по решению суда прикрыли на три месяца, а его владельца оштрафовали.

Борьба будет беспощадной

Во всех упомянутых уголовных делах тоже были экспертизы, впрочем, в данном случае это слово правильнее будет взять в кавычки. Все «экспертизы» проводятся в одних и тех же учреждениях, к ним привлекаются одни и те же эксперты, которых тоже следует брать в кавычки. Благо, понимая, что на основе их заключений люди легко могут оказаться в тюрьме, такие эксперты стараются частично снять грех с души, указывая, что в материалах присутствует не «возбуждение розни», а её «признаки». А дальше всё зависит от степени благосклонности следствия и суда. Как правило, благосклонность – не их конёк.

- Всё, что не укладывается в эти рамки, которые вводят одни и те же религиоведы, считается экстремистским, - высказывается адвокат Айман Умарова.

- Они неадекватны просто-напросто, - более лаконичен Бауыржан Азанов.

Аким Актюбинской области похвалялся, что численность салафитов – заслуга местных НПО, работающих с мусульманами. Одно из таких – «Ихтияр» - закрылось в связи с тем, что их лидера в конце 2016-го осудили на три года: Санат Досов был обвинён по экстремистской статье «Возбуждение розни». Хотя по роду деятельности организация должна была способствовать снижению количества привлечённых по таким статьям…

Арман Бейсинбинов

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА