28 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

Недетское дело. Олимджон из Таджикистана уехал в Россию на заработки в шестнадцать лет. Почти столько же времени его ищет родня

В 2001 году 16-летний юноша, житель поселка Нов Спитаменского района Согдийской области Таджикистана Олимджон Хатамов, получив национальный паспорт и аттестат об окончании 9-го класса, отправился на заработки в Россию. Так как он был самым старшим ребенком в семье, и за ним росли еще пять его братьев и сестер, Олимджон решил начать финансово помогать родителям, которые работали в дехканском хозяйстве и едва сводили концы с концами. До Москвы Олимджона сопровождала их соседка Сумбатой, которая в те годы занималась отправкой и сопровождением мигрантов в поездах, отправлявшихся в Россию.

Полтора десятилетия безвестности

Мать Олимджона, 66-летняя Мархамат Амонкулова, признает, что совершила большую ошибку, согласившись отправить несовершеннолетнего сына на заработки в чужую страну.

- Сумбатой, помимо сопровождения наших мигрантов, помогала трудоустраивать их. Мы доверяли ей. Она сопроводила Олимджона до Балашихи в Подмосковье, трудоустроила его в пекарню, - говорит Мархамат Амонкулова.


Мархамат Амонкулова

Работал Олимджон разнорабочим. В течение двух лет, то есть до 2003 года, он регулярно отправлял деньги домой. Тогда мало у кого были сотовые телефоны, поэтому Олимджон звонил родителям на домашний телефон соседа. Последний раз он позвонил 28 мая 2002 года. Но вскоре соседи переселились в Россию, и связь связь Олимджона с родителями прекратилась.

Прервавшаяся связь с сыном насторожила родителей Олимджона. В 2003 году они решили отправить на его поиски своего младшего сына Собира, поскольку их отец Мирзохалим не мог отправиться в Россию, чтобы не потерять работу в хозяйстве. Тогда Собиру было всего 14 лет. Поразительна беспечность и наивность этих простых дехкан, которые сами никогда не были не то, что за пределами Таджикистана, но даже за пределами своего района, однако не побоялись отправить сначала одного, а затем другого несовершеннолетнего сына за несколько тысяч километров от дома - в другое государство.

К счастью, с Собиром ничего плохого не случилось. Он нашел последнее место работы брата, но там ему сказали, что об Олимджоне уже давно никто ничего не знает. Так и не найдя брата, Собир через несколько месяцев был вынужден вернуться в Таджикистан.

Олимджон Хатамов
Мархамат Амонкулова все эти годы ждет возвращения пропавшего сына. Каждый раз, когда из России в Спитаменский район приезжают мигранты, Мархамат Амонкулова спешит узнать, не видели ли они случайно Олимджона, не слышали ли чего о нем. Однажды кто-то из знакомых земляков сказал ей, что видел Олимджона издали и заметил, что у него отсутствовали два пальца руки.

В течение последних двух лет Мархамат Амонкуловой оказывают морально-психологическую поддержку сотрудники женского Центра «Гулрухсор» города Худжанда. По словам руководителя этого центра Сабохат Бободжоновой, Мархамат попала к ним в состоянии депрессии, нервного и душевного срыва. Психологи и юристы оказали ей психологическую и правовую помощь, в результате чего состояние женщины улучшилось. Юристы подсказали Мархамат написать в районный суд заявление о признании ее сына Олимджона Хатамова без вести пропавшим человеком. Это дало возможность семье Хатамовых получать социальную помощь от соответствующих инстанций. В частности, им стало помогать Согдийское отделение Общества Красного Полумесяца. Эта же организация же занимается розыском парня по линии Красного Креста. Помимо общественных организаций, Олимджона ищут сестры Майсара, Дилафруз, Мукаддас, Мухайё, младший брат Собир, отец Мирзохалим Хатамов.

Трудовая миграция не для детей

Ежегодно ряды трудовых мигрантов из Таджикистана пополняют все новые молодые люди, среди которых немало несовершеннолетних. Едва закончив среднюю школу, а то и после 9 класса, юноши отправляются помогать своим отцам и старшим братьям. Этим озадачились и таджикские парламентарии, которые в настоящее время рассматривают законодательные поправки, запрещающие выезд в трудовую миграцию лицам, не достигшим 18-летного возраста.

По мнению координатора программы по трудовой миграции Центра по правам человека города Душанбе Нодиры Абдуллаевой, такой законодательный запрет необходим, поскольку трудовая миграция лиц до 18 лет чревата большими негативными последствиями:

- Кроме того, что молодые люди будут оторваны от образования, выезжая на заработки в Российскую Федерацию, их здоровье может быть ухудшено, они более подвержены трафику и трудовой эксплуатации. Ведь в России иностранные граждане могут официально работать только по достижении 18 лет, то есть несовершеннолетние работают только нелегально, а это большой риск попадания в рабство.

- Вы долгое время изучаете причины пропажа наших сограждан в России. Каковы эти причины?

Нодира Абдуллаева. Фото © Deutsche Welle
- Они могут быть различные. В нашей практике встречались случаи, когда мигранты, действительно, попадали в рабство, были случаи, когда они заболевали и теряли память, не помнили, откуда они и кто они. Также был случай, когда мигрант, попав в сложную экономическую ситуацию в России, «бомжевал», и ему было стыдно возвращаться к родным. Был случай, когда родители обратились к нам с просьбой найти совершеннолетнего сына, а потом оказалось, что он уехал в Турцию и оттуда предположительно примкнул к каким-то запрещённым группировкам. Такие варианты могут быть применимы и к тем, кто еще не достиг 18 лет. Каких-то специальных исследований по этой проблеме не проводилось, мы не знаем о ее масштабах и тенденциях. Из своего опыта я могу предположить, что если они пропадают, то наверняка с ними случилась беда. Большинство из нас в Таджикистане воспитаны таким образом, что у нас очень сильны родственные связи, и просто так прервать связь с родителями - это, скорее, исключение, чем норма.

- Что надо делать родителям, чтобы поиск их пропавших детей увенчался успехом?

- Я бы рекомендовала в таких случаях обратиться в ОВД и в Миграционную службу Минтруда Таджикистана по месту жительства, для того чтобы был начат процесс поиска пропавшего лица. Параллельно можно и нужно обращаться в негосударственные организации, которые могли бы оказать содействие. Общественные и международные организации (например, Международная организация по миграции (МОМ), если речь может идти о трафике и трудовой эксплуатации) очень быстро реагируют на такие обращения и перенаправляют их в нужные инстанции. Есть горячая линия МОМ, куда также можно позвонить (телефон в Таджикистане +992 900800800), есть горячая линия нашего Центра по правам человека (+992 933001393), куда также можно обратиться со своей проблемой. Мигранты и члены их семей могут также оставить сообщение через интернет-платформу http://www.muhojir.info/news, и их обращение специалистами нашей организации будут перенаправлены в соответствующие государственные органы.

От редакции: Если вы что-либо знаете о судьбе или местонахождении Олимджона Хатамова (в настоящее время ему уже 32 года), просим сообщить об этом в редакцию «Ферганы».

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»

«Фергана» рекомендует

Youtube-канал «Ферганы»