23 Август 2017

Новости Центральной Азии

Голоса миграции. «Если бог дает, то он дает по полной и никого не спрашивает»

Саври и Кадам были женаты уже 8 лет. В Таджикистане Саври работала библиотекарем в районной библиотеке, а Кадам шоферил в местной больнице. Все у них было хорошо, только детей не было. И лечились, и по знахарям ходили, и в санатории ездили, но так ничего и не получалось. Тогда супруги решили поехать в Россию, чтобы заработать и сделать там экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Но вместо хирургических манипуляций супругов ждала другая, совсем нежданная, история. Ее «Фергане» рассказала сама Саври.

* * *

Нам с мужем по 33 года обоим. Всю жизнь вместе – и по соседству жили, да еще и одноклассники. Поездка наша в Россию была вынужденная. Мы очень хотели детей, подумали: поедем, заработаем и сделаем ЭКО. Родителям истинную причину не сказали. Конечно же, наши родители с обеих сторон были против. «Куда поедете, зачем поедете. И работа у вас есть, и жилье свое, и все мы, слава богу, рядом», - возмущались они. Но муж сказал: «Поедем, заработаем деньги на ремонт нашего дома и машину купим — буду людей возить по трассе Хорог-Душанбе». Мы купили билеты и улетели.

Хорошие соседи

В Москве я устроилась уборщицей в роддоме, а муж с нашими земляками стал работать в частной строительной компании. Мы нашли 3-комнатную квартиру, в которой одну комнату занимала супружеская пара из Узбекистана, в другой жили две молоденькие девушки из Таджикистана, а в третьей комнате поселились мы. Кухня была большая, и в ней можно было и готовить, и смотреть телевизор. Вначале каждый готовил для себя. Ядгар и Дильназ — так звали мужа и жену из Узбекистана — были нашими ровесниками, и мы с ними быстро подружились. Они, как и мы, хорошо говорили по-русски. Потом уже мы стали готовить вместе и угощать друг друга, и вместе смотрели телевизор на кухне.

А девочки жили особняком, почти не готовили, ели что придется и зачастую всухомятку. Они плохо говорили по-русски, и однажды их задержала милиция. Они позвонили Ядгару и попросили помочь. Кадам и Ядгар собрали деньги пошли их спасать. На этот раз пронесло — полицейские оказались сговорчивыми. После этого девочки оживились, стали более приветливыми. Звали их Мавлюда и Наргис, они работали в пошивочном цехе, сортировали и раскладывали вещи в каком-то подвале. Они были хорошими девочками, но так как не знали русского языка, у них были частые проблемы. Тогда мы с Дильназ решили с ними говорить по-русски, обучать их. Как это принято у нас, в Азии, девочки очень уважительно относились к нам, не позволяли убирать в квартире.

Неожиданное решение

Но вскоре что-то непонятное стало происходить с одной из девочек — с Наргис. Ее стало часто тошнить, у нее была слабость. Иногда она ничего не ела целыми днями. Я думала — обычное недомогание. Но опытная Дильназ — мама троих детей — оказалась более догадливой. Она мне сказала, что скорее всего девочка беременна. Мы не решались ее спросить об этом. Но как-то вечером, когда наших мужчин не было дома, мы все-таки завели с ней этот разговор. Она долго плакала, а потом призналась, что беременна от одного своего односельчанина, который был женат, но обещал взять ее второй женой. В итоге он обманул девушку, и тогда она со своей одноклассницей уехала в Россию, чтобы дома никто не узнал о ее позоре, и чтобы она могла здесь заработать деньги и сделать аборт. Поэтому девушки были такими малообщительными и скрытными — они скрывались от своих земляков.

Мы с Дильназ были потрясены услышанным и успокаивали ее, как могли. Уже ночью я с горечью подумала: мы с Кадамом хотим детей, но нам бог не дает, а девочка по случайности забеременела и теперь хочет избавиться от ребенка. Я не могла уснуть, ворочалась с боку на бок, слезы текли у меня по щекам. Мне было жалко Наргис и ее еще не рождённого ребенка. От моих вздохов проснулся Кадам: «Что случилось, жена, ты что-то сама не своя сегодня?». Я все ему рассказала, и тут он мне предложил: «Слушай, давай поможем ей. Она хочет избавиться от ребенка, а мы без детей. Чтобы она грех на душу не брала, мы усыновим ее ребенка. Пусть она его доносит, а мы его возьмем себе». Я опешила — как мне самой это не пришло в голову?

Сюрприз

На следующий день утром мы с мужем позвали Наргис на кухню и поговорили с ней. Долго уговаривать ее не пришлось — она даже обрадовалась, что не надо делать аборт. Я отвела ее в поликлинику при нашем роддоме, ее поставили на учет. Обследовали, у нее оказалось все в порядке. Дильназ и Ядгар были очень рады, что все так разрешилось. Мавлюда тоже радовалась, что нашлись люди, которые могут усыновить ребенка Наргис — она жалела свою подругу.

Атмосфера в нашей квартире изменилась, в ней стало очень уютно. Мы все словно породнились. Стали готовить на всех, вместе ужинали, завтракали. По вечерам все вместе смотрели на кухне телевизор. Обсуждали фильмы, работу, рассказывали о своих родных. Дильназ показывала нам фотографии своих детей, по которым она очень скучала. Трудолюбивая Мавлюда почти всю работу по дому взяла на себя, не давала нам с Дильназ ничего делать. Но мы тоже без дела не сидели. Готовили еду на всех.

Наргис долго не делала УЗИ — беременность протекала благополучно, а она не хотела лишний раз ходить к врачам. Каким же сюрпризом для нас стало известие о том, что у нее будет не один ребенок, а двойня — мальчик и девочка. Мы все были ошарашены этим известием. А Кадам со смехом сказал: «Если бог дает, то он дает по полной, и никого не спрашивает».

И еще сюрприз

Настало время уезжать. Мы не знали, сможем ли мы усыновить малышей в России, боялись, что их нам не отдадут. За пару месяцев до срока мы уговорили Наргис поехать рожать в Таджикистан — там нам легче усыновить деток. Сначала она не хотела — вдруг кто узнает, но потом согласилась, поскольку ее родное село находилось далеко от столицы. Я позвонила своей двоюродной сестре, которая работала медсестрой в роддоме, и она пообещала, что поможет с документами. Мы приехали в Душанбе и вместе с Наргис поселились в квартире наших родственников.

И вот настал день родов. Наргис родила сравнительно легко и быстро. В роддоме за небольшую сумму нам помогли со справками на детей. Уже через неделю мы забрали ее домой. Девочку мы назвали ее именем — Наргис, а мальчика — Рашидом. Около месяца мы жили все вместе. Наргис кормила детей и сильно к ним привязалась. Мы это видели. Нам всем было очень тяжело. Но она приняла решение отправиться обратно в Москву, так как возвращаться в родное село она не хотела. Мы жалели ее — это была такая травма для еще неокрепшей души. Я проклинала предрассудки, которые заставляют молодых девушек отказываться от своих детей.

Кадам отвез Наргиз в аэропорт. Мы еще долго потом находились в подавленном состоянии. Одно успокаивало, что мы стали как родные, наш дом всегда был открыт для Наргис, и она могла звонить в любое время. Когда нашим деткам исполнилось 40 дней, я поняла, что беременна. Я сказала об этом мужу. Он обрадовался и опять повторил свою любимую фразу: «Если бог дает, он дает по полной, и ни у кого не спрашивает».

У нас родился сын, мы назвали его Фариз. Вот так у меня появились сразу трое детей. Мы с мужем счастливы. Теперь мы живем дома и работаем. Недавно мы купили поддержанный джип, муж его отремонтировал и теперь ездит в рейсы, как планировал. Я вернулась на свою работу. Из Москвы нам часто звонят Наргис, Мавлюда, Дильназ и Ядгар. Хорошо, что есть Вайбер. Мы постоянно с ними на связи, и детей показываем им. Первое время Наргис плакала, а сейчас она успокоилась. Радуется, что ее дети живые, здоровые и растут в полноценной семье.

* * *

От редакции: Если вы хотите поделиться своей историей, случаем из жизни, рассказать о проблемах, в которыми вы столкнулись, будучи трудовым мигрантом, о том, как живет ваша семья, оставшаяся на родине или приехавшая вместе с вами в Россию, напишите или позвоните нам, и мы обязательно опубликуем ваш рассказ. E-mail главного редактора – dan@kislov.ru. Телефон редакции: +7(495)132-62-58. Связь с редакцией также возможна с этой страницы.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке