12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Узбекистан: Ограбленная банком пенсионерка безуспешно добивается компенсаций. Но верит в Мирзиёева

Хвалёная виртуальная приёмная президента Узбекистана Шавката Мирзиёева разочаровала Любовь Чуракову, 79-летнюю пенсионерку из городка Чирчик Ташкентской области. В январе она обратилась туда за помощью, подробно описав все свои беды и страдания, причинённые ей Национальным банком внешнеэкономической деятельности (НБУ) в сговоре с прокуратурой и судами.

Это уже её одиннадцатое по счёту обращение в виртуальную приемную президента. Все они остались практически без ответа. А были еще и десятки обращений в другие органы власти - и от них получены лишь отписки.

Адекватного разбирательства по сути вопроса Чуракова не дождалась и от виртуальной приёмной. Примечательно, что на своё обращение от 25 января она получила письменный ответ от прокурора Ташкентской области Файзиева, датированный 25 декабря (?), при этом на конверте стояла дата 24 февраля, а письмо дошло до адресата 28 февраля…

Но не на ту нарвались: пережившая ребёнком фашистскую блокаду, Любовь Александровна готова идти до конца, чтобы восстановить свои права. Даже если для этого придётся, по её словам, стать «живым костром» на площади перед Сенатом.

История обмана

Эта почти детективная история с кражей денег с банковского счета Любови Чураковой продолжается без малого десять лет. Из них шесть потрачены на судебные тяжбы, о чём «Фергана» рассказывала здесь и здесь. Напомним ещё раз.

В начале 2010 года Любовь Александровна занималась предпринимательской деятельностью, имея в Чирчике собственную торговую точку, а в местном филиале НБУ - расчётный счет, на который в 2007-м она положила 11,5 миллиона сумов (примерно $9,6 тысячи по курсу в тот период) после продажи своей квартиры, машины и домашнего скота.

«В 2006 году был кризис, и я положила деньги в банк, вняв обращению государства о привлечении свободных средств в коммерческие банки. НБУ давал гарантию сохранности вклада и выдачи его по первому требованию - согласно постановлениям президента №1090 от 6 июня 2009 года и №147 от 5 августа 2005 года. Сдать-то сдала, а вот назад получить уже не смогла, несмотря на обещанные гарантии», - рассказывает Чуракова.

О пропаже денег со счёта она случайно узнала в феврале 2010 года. Как позже выяснилось, таких пострадавших, как она, оказалась не одна сотня. Представители филиала банка до последнего скрывали факт незаконного снятия его руководителем принадлежавших частным вкладчикам средств, а на вопрос о точном числе ограбленных отвечали, что это «банковская тайна», которая «разглашению не подлежит».

Выяснилось, что управляющий чирчикским отделением НБУ Олимжон Султанходжаев похитил деньги со счетов вкладчиков – и долларовых, и сумовых, - ещё в 2008 году, однако новая администрация банка не посчитала нужным уведомить об этом своих клиентов. Украденные вклады были восстановлены лишь к маю 2010-го, хотя банк, неся ответственность за работу своих филиалов, обязан был возместить похищенное немедленно.

Топ-менеджмент НБУ под разными предлогами отказывался комментировать произошедшее, пытаясь избежать нежелательной огласки и ограничившись увольнением проворовавшегося руководителя и бухгалтера с кассиром. А пострадавшую Чуракову попросили «никому о случившемся не говорить» и «не волноваться»: мол, после ревизии и прокурорских проверок всё положенное вернут ей сполна, бывший управляющий Султанходжаев уже занимается сбором денег для возмещения ущерба. Кстати, его сначала осудили на три с половиной года лишения свободы, обязав возместить долги всем вкладчикам, а через некоторое время амнистировали. Обычное дело для крупнокалиберных воров. Похоже, он благополучно живёт-поживает, прощая всех, кому остался должен…

Граждане, не доверяйте свои сбережения банкам!

При этом банк совершенно не заботило, что деньги клиентов неумолимо обесцениваются.

«Когда десять лет назад я положила деньги в банк, доллар стоил всего 1200 сумов по официальному курсу, а к 2010-му году он вырос до 1560. Я не могла «оптом» поменять свои лежавшие тогда мёртвым грузом почти 13 миллионов сумов на доллары: мне отказывали в этом, ссылаясь на то, что менять можно не более двух тысяч долларов раз в квартал. Человеку, причём пожилому, отказывались выдать его же заработанные честным трудом деньги! Они же неизбежно обесцениваются: инфляция, доллар растёт, сегодня официальный курс доллара уже в три раза превышает тогдашний! На базаре менять запрещено - это равносильно преступлению, а в банке не меняют», - сетует пенсионерка.

Ей очень нужно было снять с восстановленного счёта все сбережения и приобрести на них доллары, чтобы отправить проживающей в России дочери с тремя детьми, один из которых - инвалид с детства. Но за несколько лет унижений ей удалось обменять лишь малую часть этой суммы.

Стоит напомнить, что с тех пор в узбекском законодательстве многое изменилось: в частности, граждан лишили права менять по государственному курсу даже 2000 долларов в квартал.

Кто ответит за «судебно-арифметическую» ошибку?

Полностью потеряв доверие к банку, весной 2011 года Любовь Чуракова подала иск о возмещении морального и материального ущерба, поскольку она, терпя убытки, не могла свободно распоряжаться собственными деньгами, похищенными с её счёта и зачисленными обратно лишь через два года. Причём банк затягивал выдачу средств вплоть до 2012 года, объясняя это продолжающимися по следам хищения прокурорскими проверками в банке.

В ноябре 2011 года Чирчикский межрайонный суд по гражданским делам удовлетворил иск Чураковой, но запрашиваемая сумма в 25 миллионов сумов (на тот момент - около $9000 по курсу «чёрного рынка») была урезана более чем вдвое - до 10,5 миллиона сумов, о чём истица узнала лишь в декабре, явившись за письменным решением суда.

«Судья, не моргнув глазом, объяснил это допущенной при расчетах «арифметической ошибкой», но исправлять её почему-то не посчитал нужным. Я уверена, что суд первой инстанции умышленно, в сговоре с банком, уменьшил сумму неустойки и штрафных санкций на 60 процентов, обосновав этой «ошибкой», которую, мол, впоследствии исправит кассационная коллегия», - рассказывает пенсионерка.

Она была в шоке от поведения на суде юриста банка, который заявил, что пенсионерка «подрывает бюджет страны» и «отправляет деньги неизвестно куда – возможно, террористам».

Не принесла никаких результатов и кассационная жалоба в Ташкентский областной суд по гражданским делам, поданная пострадавшей вкладчицей для пересмотра дела – с целью исправления допущенной судом первой инстанции «арифметической ошибки» и выплаты ей полной суммы по исковому заявлению. Коллегия суда, вместо того, чтобы взыскать с ответчика требуемую сумму и вынести решение в пользу ограбленной клиентки, продолжила начатый коллегами произвол, недвусмысленно подыгрывая банку.

Клиент для банка или наоборот?

По словам Чураковой, в течение 2012-2013 годов банк выдавал ей вклад частями, моральный вред тоже был частично удовлетворён, но штрафные санкции и неустойка всё еще оставались не погашенными, что и является главной причиной конфликта между ней и НБУ.

«Поскольку просроченное время при выдаче вклада в моем случае превысило сто дней, то, в соответствии с пунктом 6 постановления правительства №264 от 22 июня 2001 года, банк был обязан выплатить штраф в размере 0,1 процента от минимального размера уставного капитала банка. Уставной же капитал банка утвержден указом президента №726 от 07.11.2007 года в размере 5 миллионов евро в сумовом эквиваленте. А за каждый день просроченного времени (ст. 260-263 Гражданского кодекса) банк обязан выплатить неустойку в 1 процент от суммы вклада», - поясняет она.

«Подсчитав мои проценты - доходы от вклада, - суд объявил их «прибылью» и сделал голословный вывод, что я, оказывается, не потребитель (то есть, не физическое лицо), после чего отказал мне в выплате неустойки, - возмущается Чуракова. - Коллегия суда не удосужилась даже разобраться в разнице процентов на вклад физлица и прибыль юрлица. Ведь в статье 22 Гражданского кодекса ясно сказано: «Юридические лица получают прибыль от доходов и облагаются налогами, а физические лица - только проценты (доходы) от депозитного вклада, которые не облагаются налогом. Также закон о защите прав потребителей от 1996 года подтверждает: «Потребитель (физлицо) использует услуги банка в личных целях, не связанных с извлечением прибыли» – это ещё одно доказательство в пользу моей правоты как физического лица. То есть, я являюсь потребителем, не извлекавшим прибыли за время пребывания клиентом банка, а получавшим вполне законные, не облагаемые налогом доходы от своего вклада. Если кто и обогащался за счет моего вклада, то это Нацбанк».

Вот вам и пресловутое «клиент для банка».

А был ли прокурорский протест?

В ноябре 2016 года Чуракова вроде бы добилась прокурорского протеста, но вскоре выяснилось, что это был очередной трюк сотрудника надзорного органа.

«Пообещав внести прокурорский протест к судейской коллегии с целью отмены сфальсифицированного и несправедливого определения Ташкентского областного суда от 18 мая 2012 года по делу «о выплате штрафных санкций и неустойки», меня снова попросту цинично «кинули», - возмущается Любовь Александровна. – Вместо протеста заместитель генпрокурора У.Суннатов в декабре минувшего года подал заявление с формулировкой «по вновь открывшимся обстоятельствам» в кассационную инстанцию Ташкентского областного суда по гражданским делам о пересмотре определения Ташоблсуда. Основание – заключение так называемого экспертного совета Центрального банка. Зампрокурора подчеркивает, что Генпрокуратурой на основании моего заявления проведена специальная проверка по поводу взыскания с Чирчикского филиала Нацбанка суммы штрафа и пени за украденный и несвоевременно выданный вклад. Заметьте, речь идет об уголовном преступлении, однако в вердикте судейской коллегии этот факт отражен очень мягко: «С её (то есть, моего) расчётного счета без её согласия были сняты денежные средства».

По словам пенсионерки, в Центробанке на скорую руку состряпали «экспертный совет» из 17 человек. Все они банковские сотрудники, то есть лица заинтересованные. Их подтасованное заключение и легло в основу надуманных «вновь открывшихся обстоятельств».

«Это вопиющее нарушение, самая настоящая подтасовка фактов, - уверена Любовь Чуракова. – Проще говоря, чтобы избежать наказания в виде выплаты штрафов и пени за нарушения закона и договорных обязательств, на основании своей внутренней инструкции банкиры-эксперты нагло подменили 5-й и 6-й пункты правительственного постановления от 22 июня 2001 года №264 «О дополнительных мерах по укреплению налично-денежного обращения и повышению ответственности коммерческих банков». Ко мне решили применить 5-й пункт, который гласит: «За несвоевременную выдачу банками наличности на заработную плату и другие предусмотренные законодательством нужды клиентам,… при наличии средств на их счетах банк уплачивает штраф в размере 0,005 процента от установленного минимального размера уставного капитала банка (в НБУ сегодня - это 10 миллионов евро в сумовом эквиваленте). Причинённый же мне за долгие годы ущерб, по их оценкам и логике, составляет всего около 1,7 миллиона сумов. Спрашивается: какое отношение пострадавшая по вине банка вкладчица-физлицо имеет к выплате заработной платы, если речь идет о несвоевременной выдаче её депозитных сбережений? Разве это не подлог (должностное преступление)? Ведь в документе ясно говорится, что данный пункт применим исключительно к предпринимателям и юридическим лицам, которые платят налоги и извлекают прибыль из своей деятельности, а не к физическим лицам-держателям депозитных счетов (получающим доход в виде процентов от вкладов), как пытаются перевернуть с ног на голову эксперты ЦБ».

А в 6-м пункте того же постановления, продолжает Чуракова, подчёркивается: «Согласиться с предложением Центрального банка РУз об установлении к коммерческим банкам [каковым является и НБУ] штрафных санкций с выплатой пострадавшей стороне в размере до 0,1 процента от минимального размера уставного капитала банка за нарушение установленных требований по своевременной выдаче клиентам… наличных денег, при наличии средств на депозитных счетах в банках», и соблюдении установленного порядка зачисления и списания средств со счетов клиентов». Но почему-то совет экспертов банка, как и прокуратура с коллегией суда, дружно проигнорировали этот пункт, поставив выше свои корпоративные интересы и положения – в нарушение принципа верховенства закона. Где это видано, чтобы внутренние банковские инструкции прокуратурой и судом были восприняты с большим трепетом, нежели государственные постановления, подписанные президентом, - вопрошает пенсионерка.

По её подсчётам, сегодня ей причитается компенсация ущерба в размере около 39 миллионов сумов (около $11 тысяч по официальному курсу). Любовь Александровна утверждает, что эта цифра подтверждена расчётами банковских сотрудников. Сумма меняется в сторону увеличения чуть ли не еженедельно - параллельно росту официального курса доллара. Понятно, что нарушители готовы лечь костьми, лишь бы не согласиться с законными требованиями потерпевшего от их действий клиента и не платить по счетам.

Одна надежда на Мирзиёева

Перепробовав все законные способы решения вопроса в десятках высоких инстанций, формально стоящих на страже интересов человека, Чуракова убедилась в «дистанции огромного размера» между словами и делами госслужащих. По её мнению, большинство чиновников - безграмотные и черствые, свою задачу видят в очковтирательстве и бумажной волоките, а не в реальной помощи нуждающимся. В знак протеста против ущемления своих законных прав и интересов она не раз устраивала одиночные пикеты перед зданием Генеральной прокуратуры. Ей не раз обещали взыскать с Чирчикского филиала НБУ материальный и моральный ущерб, но так и не выполнили обещанного. Однажды Чуракову даже отправили на обследование к психиатру, но тот подтвердил дееспособность надоевшей чиновникам пенсионерки.

У неё осталась лишь одна надежда – что проблемы решатся после личной встречи с президентом страны Шавкатом Мирзиёевым. Позвонила в аппарат главы государства. «Мне сказали прийти 30 марта на «живую» запись, по телефону нельзя, о точной дате приёма сообщат дополнительно. Не знаю, правда, сколько придется еще ждать – очереди, говорят, тут просто гигантские – вся страна к нему водопадом», - рассказала Любовь Александровна «Фергане».

Придя в аппарат президента, Чуракова оказалась 58-й в очереди. Ей удалось записаться, но пока только на приём к сотрудникам аппарата. «Личный приём у Мирзиёева – в близкой перспективе», - обещали пенсионерке.

Она ждёт и верит.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА