29 Апрель 2017

 

Новости Центральной Азии

Голоса миграции. Он уехал, оставив семью на произвол судьбы

Таджикские трудовые мигранты едут в Россию, чтобы заработать деньги на содержание своей семьи. Большинство из них ежемесячно отправляет на родину часть заработанных средств. Но есть и такие, которые, попадая в Россию, вскоре забывают о тех, кого оставили дома, и ответственности перед ними. Некоторые заводят вторые семьи, другие просто начинают жить в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая. Историю об одном таком человеке «Фергане» рассказал мигрант из Таджикистана Шариф.

* * *

Я поехал в Россию, чтобы подзаработать, а потом приехать домой и жениться. Отец все время сокрушался, что не может женить своего младшего сына, устроить хорошую свадьбу, и я решил, что сам на нее заработаю. Что могут сделать мои старые родители на свою пенсию в 400 сомони ($50) на двоих? Если бы не помощь братьев, не знаю, как бы мы жили.

Когда я закончил школу, хотел сразу же уехать, но летом по дому было много работы. Семьи трех старших братьев жили по соседству. Я помогал невесткам и родителям сажать огород на всю нашу большую семью в количестве 15 человек. И на всех только я и папа – мужчины, так как братья были на заработках. Осенью, собрав урожай овощей, я, наконец, решил ехать. Братья отговаривали, хотели, чтобы я остался с родителями. Я самый младший и, как говорит мой старший брат Саид, ахиллесова пята семьи. Он всегда сыпал непонятными русскими словами, потому что в своей прошлой жизни был учителем русского языка. Но отец сказал, что они еще с мамой не старые, им поводырь не нужен.

Дружная бригада

У меня было к кому ехать — трое моих братьев были в России, и это меня подбадривало. Они поговорили с бригадиром Сашей, с которым работали уже 7 лет, и он взял меня разнорабочим к плиточникам в звено брата. В общем, я был на подхвате. Братья старались оберегать меня, но и спуску тоже не давали. Они учили меня всему тому, что умели сами.

Наша отделочная бригада была большая — 50 человек — штукатуры-маляры и плиточники. Каждое звено выполняло свою работу. Саид говорил, что, когда 7 лет назад они начинали с Сашей, бригада была малочисленная, неопытная. Всего 20 человек. Мало было профессионалов. Клиентов не было. Приходилось быть на подхвате у других бригад. Со слов Саида, его научил работать украинец Коля. «Он красиво умел работать и меня зажег. Обычный кафель в его руках был инструментом художника. Это уже в последние годы те, кого мы взяли на работу, научились работать. А раньше профессионалов в бригаде можно было по пальцам пересчитать. Коля руководил звеном до меня. Жаль уехал три года назад домой», - рассказывал мне Саид.

Вообще на работе было хорошо. Как-то по-доброму относились у нас в бригаде друг к другу. Это благодаря дяде Саше — он нас сам не обижал и в обиду тоже не давал. Наш бригадир — очень порядочный и справедливый. Мы старались его не подводить. Тетя Вера, его жена, была у нас поваром. Тетя Вера — добрая и общительная, она напоминала мне мою маму, такая же, как она, уютная и домашняя. Она очень вкусно готовила. Это было удобно, мы никуда не уходили обедать. Иногда Бахтиер, другой мой брат, готовил плов. Он у него вкусный, с горной зирой из дома. Бахтиер и Самад — узбек из звена штукатуров — соревновались, у кого лучше плов получается.

Бригада наша многонациональная — тут и русские, и украинцы, и белорусы, узбеки, киргизы, таджики. Я был младший в своей бригаде, и почему-то меня прозвали Витек, хотя мое имя и рядом не стояло. Первой так меня назвала тетя Вера: «Ты, как мой сын Витек, такой же худой и нескладный». Я возмущался вначале, а потом привык. Даже братья иногда забывали и называли меня так. В бригаде все были фанатами футбола. Иногда у нас разгорались жаркие споры. Кто-то болел за «Барселону», а кто-то — за «Реал», и спорили до хрипоты, кто лучше.

Иногда мы выезжали из Москвы. Строили в Подмосковье, в Казани. В общем, где платили, туда и ездили. Один раз даже в Чечню поехали. Единственный дискомфорт, который я чувствовал, — я плохо говорил по-русски. Братья же говорили хорошо, они были советские, а я родился во время независимости. Поздний ребенок у родителей. Мне трудно давался язык. Но я жил в чужой стране, и в любое время меня могли остановить, задержать. Поэтому братья не разрешали от них отходить. А у меня и не было нужды уходить куда-то.

Мы жили в тех домах, где делали ремонт. Обустраивали, прежде всего, нижний этаж и жили там. Единственным удовольствием для нас были телевизор и телефонные разговоры с родными. Потихоньку я начинал уже говорить по-русски. Произношение было не то, коверкал слова, но говорил. Братья приучали меня всегда следить за собой — чистотой одежды, опрятным внешним видом. Дядя Саша всегда говорил, что наша бригада должна иметь свое лицо, и клиенты по одежке встречают. На стройке у нас была спецодежда, после работы мы ее меняли. Я сам научился стирать свои вещи и гладить. Конечно, и братьям я тоже стирал. Но это было редко. Они сами себе стирали.

Странный Мирзо

В нашем звене был еще один таджик, которому на вид было лет 40-45, его звали Мирзо. Он был младше дяди Саши, но старше других. Работал он хорошо, Саид всем нам говорил, чтобы мы учились у Мирзо. Он не учил никого специально, но можно было просто стоять рядом с ним и смотреть. Так как я был новичок в нашем деле, я учился у него многому.

Он меня удивлял всегда, мне казалось, что он был странный. Если мы с братьями откладывали свою зарплату, чтобы отправить домой, оставляя себе малую толику на продукты и на зарплату тете Вере, то Мирзо никогда не посылал деньги домой, не звонил на родину ни разу. Во всяком случае, мы этого не видели. Он не жил с нами. Дядя Саша говорил, что он живет с какой-то женщиной у нее в квартире. Иногда он мог не приходить несколько дней, а потом приходил помятым и хмурым. Саид его, конечно же, покрывал. А другие и вовсе молчали — он был старше всех нас, и никто не лез в его жизнь.

Мы все время были рядом, не отделяя Мирзо. Были откровенны с ним, но он очень редко говорил о себе, о своей семье. Из-за своего природного любопытства я по крупицам из разрозненных обрывков его разговоров сложил картину его жизни. Мирзо вырос в Душанбе, у него там есть сестры. Мать воспитывала их одна, потому что отец, когда они были маленькими, попал под машину и умер. Мирзо был единственным мужчиной в семье. Надо сказать, что в таджикских семьях у мальчиков и у мужчин особый статус, им всегда почет и уважение.

Он вырос, закончил индустриальный техникум, получил диплом радиотехника, устроился работать в Дом радио. Затем уже замужние сестры и мать женили его на скромной и порядочной девушке Сурайё, которая жила по соседству с его сестрой и которая понравилась всем его родным. Ей исполнилось 18 лет, и она только закончила школу. Справили скромную свадьбу. Мирзо с женой жили с его матерью. Родился сын, которого назвали Хусейном, а потом еще друг за другом родились три дочери. Жена сидела дома, присматривала за матерью и детьми.

Когда мама Мирзо умерла, он решил поехать на заработки в Россию, оставив жену с малолетними детьми. Оказывается, уже 10 лет Мирзо безвыездно жил в России. Как-то Саид не выдержал и сказал Мирзо: «Слушай, брат, ты интересуешься своей семьей, отправляешь домой деньги? На что там живут твои родные?». «Не твое дело. Не лезь не в свои дела», - отрезал Мирзо, и брат перестал его спрашивать. Не нравился моим братьям его образ жизни. Но, как говорится, яйца кур не учат. Это его жизнь, решили они, и пусть сам разбирается.

Брошенная семья

Каждый год кто-то из нас, братьев, ездил домой. В этот раз была очередь Зафара. Мирзо перед отъездом дал ему 3000 российских рублей, назвал адрес, куда нужно было отнести деньги. Через полтора месяца Зафар вернулся. От него пахло родным домом. Мы всю ночь не спали, Зафар рассказывал нам о родителях, о доме, о детях. Он снял всех на мобильный телефон и показывал нам. Саид спросил его о семье Мирзо. «Я много видел в своей жизни подлецов, но Мирзо — худший из них», - Зафар нахмурился.

Он рассказал нам, что семья Мирзо бедствует. Сыну его едва исполнилось 13 лет, а он на базаре возит тележки, таскает тяжелые сумки, чтобы как-то помочь семье. Сердобольные соседи рассказали Зафару, когда он искал квартиру семьи Мирзо, о том, какая это хорошая семья, какие послушные и исполнительные дети. Каждый из соседей старался помочь Сурайё. И она тоже, как могла, благодарила соседей — кому постирает, у кого уборку сделает. «Сын очень хороший мальчик, такой трудолюбивый растет, и своей маме помогает, и сестер смотрит. После школы он идет на базар и там зарабатывает. Все заработанное несет домой маме. И вот на то, что он зарабатывает, и что матери дают за уборку квартир, они и живут», - рассказал нам Зафар.

На следующий день пришел Мирзо. Он даже не стал расспрашивать о своей семье. Зафар сам подошел к нему и стал рассказывать о бедственном положении его жены и детей. Мирзо молча слушал, перебирая кафель. Повисла неловкая пауза. И тут не выдержал я: «Что же вы делаете, дядя Мирзо! Они же у вас маленькие. Почему вы им не помогаете? Почему ваш маленький сын таскает тяжелые сумки? Он же еще школьник. Им же много чего надо сейчас. А вы так поступаете, как будто это не ваша семья. Пьете тут, живете с какой-то женщиной. Ни разу за 10 лет вы не были дома».

Мирзо осатанел: «Щенок, какое твое дело? Ты кто такой, чтобы меня учить? Своих заимей, а я посмотрю, как ты их будешь воспитывать». Размахивая кафелем в руках, он двинулся на меня. Между нами встал Саид: «Тронешь его, будешь иметь дело со мной. Он, конечно же, не имел права тебе говорить такие вещи — слишком молод. Но он сумел тебе сказать то, что я хотел и не решался». Вечером Зафар показал нам копию паспорта и номер телефона Сурайё. Скорее всего, он уже в Душанбе решил, что будет помогать им.

В следующем месяце мы собрали деньги — кто сколько смог. Вся бригада собирала. Дядя Саша и тетя Вера тоже добавили. Получилась солидная сумма. Дядя Саша взял копию паспорта, пошел на почту и отправил деньги. Зафар позвонил Сурайе, и когда она услышала о почтовом переводе, заплакала навзрыд. Из телефона доносились ее всхлипывания.

А Мирзо от нас ушел — не выдержал нашего молчаливого неодобрения.

* * *

От редакции: Если вы хотите поделиться своей историей, случаем из жизни, рассказать о проблемах, в которыми вы столкнулись, будучи трудовым мигрантом, о том, как живет ваша семья, оставшаяся на родине или приехавшая вместе с вами в Россию, напишите или позвоните нам, и мы обязательно опубликуем ваш рассказ. E-mail редакции — fergananews@gmail.com, главного редактора – dan@kislov.ru. Телефон редакции: +7(495)132-62-58. Связь с редакцией также возможна с этой страницы.

Международное информационное агентство «Фергана»



Новости от партнеров «Ферганы»