23 Август 2017

Новости Центральной Азии

Теракт в Стокгольме: Общество в шоке, но шведы едины в борьбе с общим злом

Как Швеция переживает акт терроризма в Стокгольме, устроенный выходцем из Узбекистана? Как жители страны оценивают работу своей полиции и спецслужб? Почему Стокгольм не очень охотно верит официальным заявлениям из Ташкента? Эти и другие вопросы мы задали господину Торгны Хиннему - известному шведскому журналисту, специалисту по странам бывшего СССР.

* * *

- Как восприняли этот теракт в Скандинавии? Что после теракта больше всего волнует общество Швеции?

- Многие поняли, что риск террористического акта был очень велик. Ведь Швеция участвует в боях против ИГ (ИГИЛ, ISIS, «исламское государство» - террористическая организация, запрещенная в России. - Прим. «Ферганы») в Ираке. Это, конечно, очень маленький контингент, небольшая, но очень хорошо обученная группа военных. Общество сегодня находится в состоянии шока. Но в то же время, я в течение долгого времени не видел, чтобы шведы были так же объединены.

- Как жители Стокгольма оценивают работу полиции, спецслужб?

- Очевидно, что наши сотрудники полиции были готовы к такому сценарию. Они сразу нашли виновного. Тридцать лет назад не удалось расследовать убийство нашего премьер-министра Улофа Пальме, потому что спецслужбы изначально не работали методично.

- Были ли за последнее время в Швеции еще громкие теракты?

Да. В 2003 году в Швеции убили министра иностранных дел Анну Линд: нападавший набросился на нее с ножом. В декабре 2010 года в районе улицы Дроттнинггатан, той самой, где совершил свой теракт Акилов, взорвался один террорист-смертник. По счастливой случайности, он убил только самого себя. Но потом именно из-за этого люди ждали, что снова будет теракт и именно на этой улице. Это бульвар только для пешеходов, в центре города, там удобно гулять. Все гуляют. Много народа...

- Полиция сразу заявила, что у них почти нет сомнений в том, что именно Акилов был за рулем автомобиля и совершил наезд на людей. Что полиция расследует в данный момент?

- Они пытаются выяснить, имел ли Рахмат Акилов контакты с другими террористами в Швеции и за рубежом.

- Но ведь глава узбекского мида уже заявил, что Акилов был членом террористической организации?

- Заявление Абдулазиза Камилова о том, что Узбекистан предупреждал Швецию об Акилове, вызвало тут удивление и неопределенность. Власти Швеции заявили: если мы действительно получали документы из иностранных спецслужб, то комментировать не станем, потому что это секретно. Но я думаю, что они не получали никакой прямой информации из Узбекистана. Потому что, если бы это действительно было так, то наши власти бы серьезно реагировали на такой сигнал.

Вы же знаете, что 11 лет назад в Стокгольме был задержан узбекский оппозиционер Мухаммад Салих. Когда он делал пересадку в Стокгольме, шведская полиция получила материалы из Узбекистана (М.Салих был отпущен через сутки. Шведская сторона тогда заявила, что «произошло какое-то недоразумение». - Прим. «Ферганы»). После этого неприятного случая наша полиция не верит информации из Узбекистана, если они не могут точно доказать свои обвинения. Кроме того, у нас еще было покушение на имама Назарова.

Конечно, сейчас ситуация новая - после смерти Каримова. Я уверен, что шведские власти ищут контакты с официальным Ташкентом. Но очень многое тут зависит от самого Узбекистана - они должны предоставить документы, неопровержимые доказательства. Одного заявления узбекского мида мало.

Кстати, были и другие ситуации. Например, несколько лет назад власти России прислали в Швецию запрос о выдаче одного человека. Но их документы были неубедительны и этот запрос был отклонён.

- До заявления МИД Узбекистана в СМИ прошла утечка от анонимного источника в узбекских правоохранительных структурах. Источник утверждал, что Акилов якобы имел статус беженца в Швеции, поэтому из Турции его экстрадировали именно в Стокгольм...

- Про статус — это непонятно. Мы знаем, что в присвоении статуса беженца и выдаче вида на жительства Акилову было отказано в прошлом году. Но ранее, если он даже и подавал заявление, у него не могло быть никакого шведского документа, по которому он мог бы путешествовать.

Торгны Хиннему
- Как долго может длиться расследование?

- Вчера представитель полиции сказал, что расследование может продолжаться в течение года.

- Вызвал ли данный трагический теракт политическую дискуссию по вопросам миграции и безопасности?

- Вопрос миграции стал у нас особенно актуальным еще в прошлом году, когда в Европу хлынули беженцы из Сирии и других стран. В нашем законодательстве тогда чуть-чуть поменяли условия регулирования потоков мигрантов. И сегодня им уже не так легко получить постоянное право на проживание у нас в стране. И надо его все время обновлять.

До теракта у нас были дискуссии на тему: а что делать с людьми, которым отказали в убежище? Высылать ли их обратно в страну, где не соблюдаются права человека? Европейский суд уже однажды запретил депортировать человека в Узбекистан, даже если ему отказано в проживании в Швеции.

Да, эти вопросы обсуждаются в СМИ, но именно политическая дискуссия, вероятно, начнется позже - поближе к парламентским выборам, которые пройдут в Швеции в 2018 году. Сейчас все политические партии хотят показать главное: все они едины в борьбе против терроризма.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА

Паблик «Ферганы» в Фейсбуке