24 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Таджикистан: Где пасти скот, или Не пора ли приватизировать холмы и луга?

20.04.2017 15:54 msk, Азиз Рустамов

Границы Экономика Таджикистан Законы

Каждый год с наступлением весны у скотоводов приграничных районов северного Таджикистана возникает одна и та же проблема. Они озадачены тем, на какие пастбища выгнать свой домашний скот в весенне-летний период, чтобы стада вернулись к ним в том же количестве, которое отдали пастухам. Дело в том, что выделенные под пастбища территории в этих районах ограничены, и местные жители на свой риск вынуждены доверять выпас животных киргизским пастухам.

До распада Советского Союза жители Исфаринского, Канибадамского, Бободжонгафуровского, Джаббаррасуловского районов Таджикистана свободно пасли свой домашний скот на пастбищах, прилегающих к территории Баткенской области Кыргызстана. Никто не боялся перейти на территорию соседней республики, поскольку как таковых границ между ними не было. Со временем условия перегона и выпаса скот для таджикских животноводов стали ужесточаться. Пограничники сопредельного государства стали пресекать проникновение «чужого» скота на свою территорию. Хотя во многих местах на таджикско-киргизской границе имеются спорные участки, принадлежность которых до сих пор не определена, и жители обеих стран считают эти земли «своими».

Услуги по устному договору

По словам зампредседателя джамота (сельской управы) Чоркух Исфаринского района Согдийской области Таджикистана Абдухалила Шарипова, на территории их джамоата с населением более 36 тысяч человек нет места для пастбищ, и они вынуждены доверять выпас своего домашнего скота киргизам, которые живут рядом с ними в прилегающих селах Самаркандек, Актатыр и Аксай Баткенского района. Здесь таджикские и киргизские села условно разделяют либо арык, либо тропинка, и жители соседних государств активно контактируют. Граждан Киргизии, например, ежедневно можно встретить на улицах и рынках сел Исфаринского района.

Местные киргизские чабаны — порядка 15 человек, здесь все их знают — с наступлением весны приходят в таджикское село Чоркух и предлагают услуги выпаса домашнего скота в течение 5-6 месяцев на своих частных пастбищах, которые находятся на территории Кыргызстана.

Абдухалил Шарипов
- У каждого жителя нашего села есть свои знакомые чабаны. Заключают с ними устный договор. Никаких бумаг не подписывают, надежда только на ответственность и совесть чабана. Никто не дает никаких гарантий. В случае пропажи скота приходится смиряться. Таджики отдают на выпас киргизским чабанам в основном свой крупный рогатый скот. За месяц выпаса коровы либо теленка киргизские пастухи берут со своих сограждан примерно $2,5, а с граждан Таджикистана — 40 сомони ($5), - говорит Абдухалил Шарипов.

Судя по рассказам жителей джамоата Чоркух, поголовье мелкого рогатого скота из года в год уменьшается, так как его содержание стало нерентабельным. Население джамоата держит в основном коров, чтобы обеспечивать семьи свежим молоком и молочными продуктами. Животноводство в этом джамоате постепенно угасает — сельчане больше стали делать ставку на выращивание плодовых деревьев.

- Нельзя ли взять в аренду определенные площади земель на сопредельной стороне? - спрашиваю Абдухалила Шарипова.

- Это нецелесообразно. Во-первых, у нас не осталось своих чабанов. Во-вторых, все пастбища Кыргызстана приватизированы, и если остались земли, то они непригодны для выпаса скота, - говорит замглавы джамоата.

Председатель ассоциации дехканских хозяйств джамоата Чоркух Негмат Олимов также обеспокоен тем, что у таджикских дехкан отсутствуют гарантии сохранности возврата поголовья после выпаса на пастбищах соседней республики.

- Наши дехкане хотели бы пасти свой скот хотя бы на тех участках, которые считаются спорными. Однако сейчас доступ к этим землям ограничен киргизскими пограничниками. Чтобы люди без каких-либо опасений пасли на них скот, необходимо ускорить процесс делимитации и демаркации госграницы. Тогда население будет конкретно знать, где чья территория, - говорит Негмат Олимов.

Народная дипломатия спасает

Заместитель председателя джамоата (сельской управы) Ворух того же Исфаринского района Киргизбой Ортиков говорит, что домашних скот жителей одноименного села еще с советских времен традиционно пасут чабаны, проживающие в соседнем киргизском селе Аксай. На территории самого джамоата существует пастбище площадью около 20 тысяч гектаров земли. Но гораздо больше пастбищных земель расположены в таких местностях, как Назирпар, Тех, Ходжаи Гор, Ларвазаминон, Амолук, Томлик, которые относятся к спорным территориям, но Кыргызстан их считает своими.

- В письме, адресованном Межгосударственной паритетной комиссии по демаркации и делимитации таджикско-киргизской границы, мы упомянули о том, чтобы эти пастбища могли использовать дехкане обеих республик. Отмечу, что до сих пор на удавалось решать возникающие трения и проблемы по вопросу выпаса домашнего скота на территории Кыргызстана, благодаря народной дипломатии. В последний раз во время совместного празднования весеннего праздника Навруз мы с уважаемыми людьми из соседнего села Аксай договорились, что несмотря на имеющиеся мелкие бытовые споры будем продолжать многовековую испытанную историей дружбу и будем решать спорные вопросы на основе добрососедства. Обстановка сразу вошла в свое нормальное русло. Киргизские чабаны, берущие на свое попечение коров и телят, пообещали возвращать их целыми и здоровыми. А в случае внезапной смерти животных они будут предоставлять хозяевам доказательства. Если никаких документальных доказательств не будет, то они должны возместить нанесённый материальный ущерб, - отмечает Ортиков.

Мирзо Абдуллаев
Житель села Селкент Джаббаррасуловского района, этнический киргиз Мирзо Абдуллаев говорит, что в их селе компактно проживает 136 его земляков. Предки Мирзо переселились сюда более 90 лет тому назад. Мирзо родился в семье чабана. Мать всю жизнь работала дояркой в местном колхозе. Вместе с мужем она воспитала 8 детей. После окончания средней школы Мирзо поступил на географический факультет Бишкекского государственного университета. Получив диплом учителя географии, вернулся на родину. Работал завучем, директором школы, председателем колхоза и на разных руководящих должностях органов власти Джаббаррасуловского района.

- Хотя мы уже 90 лет живем в Таджикистане, сохранили родственные отношения с жителями села Исхака Раззакова Баткенской области Кыргызстана. Нас условно делит только река Ходжабакирган. У нас есть испытанные и вошедшие в доверие народа чабаны. Они почти круглогодично пасут домашний скот жителей приграничных сел Джаббаррасуловского района. Хозяева пастбищ берут с наших чабанов определенную сумму, одинаковую для всех арендаторов. Нет никаких проблем с переходом границ с обеих сторон, - рассказывает Мирзо Абдуллаев.

Чья земля — того и трава

Сезон перегона скота на пастбища каждый год начинается в конце апреля и завершается в конце второй декады июня. По данным Главного управления сельского хозяйства Согдийской области, площади пастбищ в этом северном регионе Таджикистане составляет 785,6 тыс. гектаров земли. Из них 404,1 тыс. га являются летними, 95,9 тыс. га — зимними, 6,5 тыс. га — круглогодичными, около 280 тыс. га — весенне-летними пастбищами. Помимо этого есть места отдыха и специальные дороги для перегона скот, которые также подпадают под категорию пастбищ.

Для выпаса скота в северном Таджикистане выделены земли под пастбища в Айнинском, Горноматчинском, Шахристанском, Ганчинском, Матчинском, Бободжонгафуровском, Аштском районах. На этих пастбищах пасут более 690 тыс. голов мелкого рогатого скота, около 6,7 тыс. коров, свыше 900 лошадей — это примерно 70-75 процентов от всей численности сельскохозяйственных животных Согдийской области. Однако в ряде районов северного Таджикистана нет своих пастбищ. В течение многих лет традиционно в летнее и осеннее время жители Джаббаррасуловского, Исфаринского, Канибадамского, Бободжонгафуровского районов перегоняли свои стада на пастбища Кыргызстана, у которого Таджикистан арендовал порядка 70 тыс. гектаров земли.


Стадо на перегоне к пастбищу

По утверждению экспертов в аграрной отрасли, Таджикистан в советское время имел свои пастбищные земли на нынешних территориях не только Кыргызстана, но и Узбекистана, и даже Казахстана. После распада Союза все дороги, ведущие к ним, были закрыты. Пока не завершен процесс делимитации и демаркации госграниц с Кыргызстаном и Узбекистаном, таджикские дехкане, пасущие свой скот на спорных приграничных участках, рискуют нарваться на серьезные инциденты.

В связи с участившимися в последние годы конфликтами на линии границ Таджикистана с соседями, в том числе связанными с выпасом скота в приграничных зонах, а также из-за отсутствия гарантий возвращения животных хозяевам многие таджикистанцы стали воздерживаться от перегона своих стад на территорию Кыргызстана.

С целью решения пастбищной проблемы в последнее время несколько раз проводились переговоры между местными органами власти двух соседних республик. Однако они не дали адекватных результатов. Это связано с тем, что в Кыргызстане все пастбища приватизированы, и вмешательство государственных органов в их хозяйственные дела законом запрещено. Хозяева пастбищ совершенно свободны в выборе условий предоставления своих земель.

Вместе с тем, как сказал «Фергане» председатель ассоциации пользователей пастбищ Баткенской области Баатырбек Эшматов, киргизские собственники пастбищ заинтересованы в предоставлении своих угодий гражданам Таджикистана. Однако пока доступ таджикистанцев к киргизским пастбищам затруднителен из-за того, что между Кыргызстаном и Таджикистаном нет никакого соглашения по вопросу их совместного использования.

Пастбищеоборот должен быть рациональным

По словам начальника регионального филиала Пастбищно-мелиоративного треста Минсельхоза Таджикистана Комилджона Ибрагимова, при рациональном использовании существующих на территории республики пастбищ можно удовлетворить потребность в выпасе скота в пределах собственной страны. Однако скотоводы мало думают о том, в каком состоянии будут находится пастбища через несколько лет.

Комилджон Ибрагимов
- Основная наша проблема заключается в отсутствии у граждан, в частности чабанов, необходимых знаний по рациональному использованию пастбищ, - сетует Комилджон Ибрагимов. - Пользователь должен соблюдать так называемый пастбищеоборот. К примеру, есть пастбище площадью 1000 га. Наши сограждане одновременно используют всю территорию, тогда как, по правилам, один год необходимо использовать 500 га, а на следующий год — оставшиеся 500 га. В течение года освободившаяся территория зарастает разного рода растениями, которые еще больше разрастутся в следующем году. Вход на эту землю должен быть ограничен ограждениями, хотя бы металлической сеткой.

В Таджикистане более 3 млн 700 га пастбищ. Ежегодно для их улучшения из госбюджета выделяется порядка 200 тыс. сомони ($24 тыс.), но этого недостаточно, чтобы реанимировать пастбища. Четыре года тому назад был принят Закон «О пастбищах». Но он не предусматривает наказания для тех, кто не соблюдает пастбищеоборот и приводит пастбища к эрозии и деградации.

Чтобы сберечь земли от эрозии и сохранить биоразнообразие пастбищ, настало время подумать об их приватизации и передать их в частные руки. Необходимо учредить ассоциацию пользователей пастбищ, изучать опыт киргизских скотоводов по их рациональному использованию. Данные ассоциации должны заниматься делением территорий пастбищ с учетом имеющегося на балансе дехканских хозяйств поголовья скота, - заключил Комилджон Ибрагимов.

Азиз Рустамов

Международное информационное агентство «Фергана»

 


 

РЕКЛАМА