24 Май 2017

Загрузка...

Новости Центральной Азии

«Ничего ты не получишь, хоть поджигай себя!» Ограбленной банком пенсионерке в Генпрокуратуре Узбекистана указали на дверь

В Ташкенте уже вторую неделю все обсуждают недавние громкие заявления президента Узбекистана Шавката Мирзиёева о «погрязших в грязи и коррупции» чиновниках, ничего не делающих для решения проблем простых граждан, которых глава государства пригрозил через пару лет сменить новыми кадрами. Особенно впечатлило народ заявление президента о переходе госслужащих на 24-часовой режим работы.

Но, судя по наблюдениям в узбекских коридорах власти, президента услышали далеко не все чиновники. Особенно плохой слух у работников прокуратуры и судов, изо дня в день занимающихся бесполезными отписками. Большинство из них не трогают чувства и страдания посетителей, среди которых немало ходоков из регионов, да ещё и с детьми, сотнями толпящихся у парадных подъездов, не имея возможности попасть внутрь желанных апартаментов.

Прокуратура на страже интересов. Чьих?

Пенсионерка из небольшого городка Чирчик, что под Ташкентом, Любовь Чуракова знает не понаслышке про все эти мытарства-муки обращающихся за справедливостью в высокие чиновничьи инстанции (о многолетней борьбе пожилой женщины за возврат украденных с ее банковского счета денег подробнее о ней можно прочитать здесь, здесь и здесь). Она сталкивается с этим почти ежедневно, поскольку вынуждена ездить в столицу, как на работу, на протяжение вот уже почти семи лет. А что делать, если вопрос о компенсации штрафной суммы и неустойки за исчезнувший много лет назад из чирчикского филиала Нацбанка Узбекистана (НБУ) вклад пенсионерки до сих пор так и не решён?

- Четырнадцатого апреля я в очередной раз поехала в Генеральную прокуратуру, и то, что там потом произошло, меня сильно подкосило, - рассказывает чуть не плача пострадавшая от банка и бездействия чиновников Чуракова. – Я просто сидела на камушке перед зданием, когда из прокуратуры вышла сотрудница 14-го отдела по приёму жалоб Умарова — я ей уже давала отвод в связи с её безграмотностью — со словами: «Давайте, пошли разбираться!». Она начала при других посетителях грубо тянуть меня то за одну руку, то за другую. Я сопротивлялась: «Не надо оставлять на мне синяков, я не желаю с вами разбираться, никуда не пойду!». К нам подошёл милиционер-капитан, который уговорил меня зайти внутрь в его сопровождении.

Меня завели в 14-й отдел, где вальяжно восседали ещё двое мужчин. У одного фамилия то ли Джураев, то ли Курбанов, или Джурабаев, Джурабеков — у них же нет бейджиков, и они не представляются, а другого я вообще впервые видела. На просьбу представиться он, ухмыльнувшись, коротко отрезал: «Необязательно». Не дав мне толком высказать свои претензии, он с ходу истерично, в наглой, ультимативной форме затараторил, причём на «ты»: «Протеста ты не получишь, сколько бы ни пикетировала, куда бы ни жаловалась, уголовное дело против банка не заведём, денег никаких не получишь, даже если подожжёшь себя! Тебе дали миллион семьсот тысяч – будь довольна! Бьёшь на старость? На старость давить не надо! Ты проценты получала? Получала!». Он кричал так, словно с цепи сорвался. Мои попытки возразить, что прописанные законом проценты от моего депозитного вклада не имеют никакого отношения к нарушению закона и моих клиентских прав, не возымели действия. Мне ничего не оставалось, как уйти из кабинета, и никто из моих обидчиков даже не сделал попытку извиниться за хамское поведение, - сетует женщина.

Правоту признают, но закон исполнять не спешат

По словам Любови Александровны, только за текущий месяц она неоднократно обращалась за содействием в решении ее проблемы в Аппарат президента, Олий Мажлис, Национальный центр по правам человека, прокуратуру Ташобласти, а сколько раз в Генпрокуратуру — и не считала. Подумать только: за всё время функционирования виртуальной приёмной она подала туда в общей сложности 18 жалоб! Везде слушают, сочувствуют, качая головой, но вместо реальной помощи ограничиваются обещаниями «разобраться» или отправляют однотипные отписки. Более того, звонят домой с требованиями не приходить к ним, не выходить на пикеты, всё «кормят завтраками», хотя уже прошли все сроки обещаниям дать «ускоренный ответ».

Вот уже 11 месяцев пенсионерке под разными предлогами отказывают в возможности попасть к генеральному прокурору Ихтиёру Абдуллаеву. Оно и понятно: в случае, если бы личная встреча Чураковой с главным прокурором страны состоялась, но при этом ей было бы отказано в протесте на предыдущие неправомочные решения судов, то неудовлетворённая действиями надзорного органа заявительница имела бы по закону полное право обратиться в международные правозащитные институты, к примеру, в международный суд по правам человека. Чиновникам надзорного ведомства такая огласка не нужна.

- Тогда всем участникам этой мошеннической пирамиды пришлось бы признать свои противозаконные действия и лишиться сытых должностей, - комментирует ситуацию сама потерпевшая. - Разве они могут позволить предать гласности тот факт, что, заручившись круговой порукой, целых 7 лет водили меня за нос. Банкиры тоже не могут допустить торжества справедливости: если каждый обманутый, следуя моему примеру, будет требовать положенных по закону выплат, они же обанкротятся! Ещё немного, и банк обязан будет выплатить мне (согласно пункту 6 постановления Кабмина Узбекистана №264 от 22 июня 2001 года и статьям 260-263 Гражданского кодекса) почти полсотни миллионов.

А ведь схожих случаев по стране — тысячи, вот и готовы лечь костьми, лишь бы не платить. Иначе чем объяснить такую безапелляционную дерзость и развязность сотрудников правового ведомства, призванного стоять на страже закона? Вывод напрашивается сам собой: значит, у них есть основания верить в свою безнаказанность. Хотя и признают мою правоту, но исполнять закон не желают. Несмотря даже на то, что президент ежедневно, ежечасно повторяет о незыблемости закона, о необходимости сближения с народом, оперативно решать проблемы простых людей, относиться к человеческой личности с уважением. Только на моей памяти в Генпрокуратуре снято с должностей около десятка сотрудников, а порядка и уважения к людям как не было, так нет и поныне, - говорит Чуракова.

Когда чиновники «поют соловьём»

А до описанного выше визита пенсионерки в Генпрокуратуру, 10 апреля во Дворце химиков в Чирчике состоялась общественная конференция (по требованию главы государства, такие встречи с отчётами ответственных лиц по жалобам граждан должны стать ежемесячными) с участием должностных начальников разного уровня практически всех сфер. Были там и прокуроры, и судьи, и банкиры, даже сотрудники президентской службы и директор виртуальной приёмной. Собралось около 400 человек, из них 150 с жалобами — в основном жители Чирчика и Кибрая.

- Я никогда раньше не видела такого хорошего отношения к людям, - продолжает Любовь Александровна. – Целых пять часов продолжалось собрание, чиновники были сама любезность и обаяние: никого не прерывали, отвечали на все вопросы с улыбкой, будто всю жизнь только и мечтали об этой встрече. Многие проблемы решались прямо на ходу! А «мой» банк разве что не плясал около меня. Перед началом мероприятия два прокурора и банковский работник стали меня упрашивать, чтобы я не выступала. Но я там такую лекцию прочитала — мол, весь мир уже знает о моей проблеме с ограбившим меня узбекским банком, а вы после этого инвестиции хотите?

Моё эмоциональное, с подробностями нарушений и произвола, выступление произвело такой фурор, что госсоветник президента даже во всеуслышание заявил: «Учитесь отстаивать свои права у этой женщины. Она полностью права по закону!». Поддержал меня, похвалил за смелость, клятвенно заверил разобраться по существу вопроса, ответственных обязал предоставить ускоренный ответ, который и по сей день не предоставили. У меня тогда впервые за долгие годы будто выросли крылья. Но словоохотливый госсоветник, судя по моим продолжающимся мучениям, на этом и завершил свою миссию «посла доброй воли». Никто ничего не сделал, чтобы обязать виновных рассчитаться по долгам, - рассказывает женщина.

Прокурор Ташобласти признал факт должностного подлога

Меж тем, вместо ожидаемого адекватного разбирательства по сути вопроса и обещанного прокурорского протеста, как уже сообщала «Фергана», Чураковой предъявили высосанное из пальца «заключение» некой экспертной комиссии Центробанка, состоящей из заинтересованных банковских сотрудников. На его основании заместитель Генпрокурора У.Суннатов в декабре минувшего года подал противоречащее закону заявление с формулировкой «по вновь открывшимся обстоятельствам» в кассационную инстанцию Ташкентского облсуда по гражданским делам о пересмотре предыдущего определения облсуда по делу об ограбленном счёте Чураковой.

- Суннатов просто обязан был внести прокурорский протест по моему заявлению на неправомочные действия банкиров и предыдущие решения областного суда, он не имел права сам обращаться в суд с заявлением, где главным был вопрос «сколько мне платить?», - утверждает Любовь Александровна.

В результате подтасовки фактов причинённый пенсионерке за долгие годы ущерб члены экспертного совета оценили в 1,7 миллиона сумов. На сегодняшний день реальная сумма ущерба (штраф и пени за украденный и несвоевременно выданный вклад), подлежащая взысканию с чирчикского филиала Нацбанка, по словам самой пострадавшей, равна 49 миллионам сумов (примерно $6.533 по курсу «черного» рынка).

- Будучи 4 апреля у прокурора Ташобласти Файзиева, я его прямо спросила: «Как вы могли совершить должностной подлог? Почему подтасовали факты, вместо того, чтобы, вмешаться в сфальсифицированную ситуацию и решить моё дело по закону?». На что получила потрясающий ответ: «А что мне оставалось делать — я просто выполнял команду своего начальника (замгенпрокурора Суннатова. – Прим. «Ферганы»)». «Вы должны были выполнять закон, а не частные приказы вашего руководства». – «Вы меня тоже поймите — я всего лишь исполняющий». Вот вам и блюститель закона, – возмущается Любовь Александровна.

10 лет хождений по мукам

Эта удручающая история тянется с далёкого 2007 года, когда, поверив гарантиям государства, пенсионерка Чуракова положила на книжку в чирчикском филиале НБУ 11,5 миллиона сумов после продажи своей квартиры, машины и домашнего скота. Об исчезновении вклада со своего счёта она узнала совершенно случайно лишь спустя 3 года — в феврале 2010-го. Оказалось, что таких, как она, пострадавших по вине алчных управленцев банка — не одна сотня. Представители банка до последнего скрывали факт незаконного снятия принадлежавших частным вкладчикам средств, а на вопрос о точном числе ограбленных отвечали, что это «банковская тайна», которая «разглашению не подлежит».

Выяснилось, что управляющий местным отделением НБУ Олимжон Султанходжаев похитил деньги со счетов вкладчиков ещё в 2008-м – и в долларах, и в сумах, однако новая администрация банка не посчитала нужным уведомить своих клиентов о пропаже денег. Украденные вклады были восстановлены лишь к маю 2010-го, хотя любому понятно, что банк несет ответственность за работу своих филиалов и за своих сотрудников и обязан был возместить украденные деньги немедленно.

Высокопоставленные чиновники НБУ под разными предлогами отказывались комментировать произошедшее, пытаясь избежать нежелательной огласки, и ограничились тем, что проворовавшегося руководителя убрали с глаз долой, уволив вместе с ним и бухгалтера с кассиром. А пострадавшую Чуракову попросили «никому о случившемся не говорить» и «не волноваться», мол, после ревизии и прокурорских проверок всё положенное вернут ей сполна (начали возвращать лишь в 2013 году, и то по частям, «запамятовав» компенсировать остальной ущерб). Дескать, бывший управляющий Султанходжаев как раз и занимается сбором денег для возмещения ущерба.

С тех пор, а это без малого 10 лет, жизнь пожилой женщины (2 декабря Любови Чураковой исполнилось 79 лет) превратилась в ад: вместо того, чтобы наслаждаться путешествиями и отдыхом, она протоптала дорогу уже во все высокие чиновничьи кабинеты и суды. Однако её обращения никто не желает слышать по сей день.

Не позорьте страну!

«В течение двух ближайших лет вы будете работать круглыми сутками, и без моего разрешения никто не посмеет уйти с работы домой. Как было раньше — теперь так не будет. Либо вы, наконец, станете работать, либо освободите своё место. Все вы погрязли в грязи, в коррупции!» - заявил буквально на днях президент Мирзиёев во время очередного «разноса» бездеятельного чиновничьего корпуса.

А ещё раньше, 11 апреля, на расширенном селекторном совещании с участием руководителей палат Олий мажлиса, госсоветников президента, руководителей Кабмина, прочих министерств и ведомств, компаний и ассоциаций, хокимов областей, Ташкента, городов и районов, узбекский лидер жёстко прошёлся по «безразличному и безответственному отношению» должностных лиц, особенно в части, касающейся социальной сферы и рассмотрения обращений граждан.

Только с начала текущего года в виртуальную приёмную президента поступило от граждан свыше 315 тысяч обращений, в народные приёмные президента, открытые по стране, — более 47 тысяч. По сообщениям СМИ, Мирзиёев поручил премьер-министру Абдулле Арипову и госсоветнику Турсинхану Худайбергенову (тому самому, что хвалил Чуракову за принципиальную позицию при отстаивании своей правоты. – Прим. «Ферганы») «в течение месяца изучить системные проблемы, которые становятся причиной обращений граждан, особенно повторных, и предложить комплексные предложения по их решению».

- То, о чём говорил президент, разве не относится ко всем этим безграмотным госслужащим, что восседают в Генпрокуратуре и уже почти 7 лет издеваются надо мной? Если только от меня одной в виртуальную приёмную поступило 18 жалоб, а я буду обращаться до тех пор, пока не получу вразумительного ответа, то о какой эффективности работы госчиновников может идти речь? Гнать таких надо в шею, чтобы не позорили страну! - заключила измученная, но не желающая сдаваться пенсионерка из Чирчика.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»



РЕКЛАМА