22 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Поборы в законе: В Ташкенте врач детской клиники пытается отбить у главврача охоту лезть в карман подчиненных

Сотрудники государственной детской клинической хирургической больницы (ГДКХБ) №2, что в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента, давно уже устали от многочисленных поборов, которые заметно сокращают их зарплаты. У них вымогают деньги и на помощь малоимущим, и на проведение государственных праздников от имени общества Красного полумесяца, и в фонд махалли (квартала, общины), и на озеленение территории, подписку на газеты, сдачу металлолома и макулатуры, сбор хлопка… «Это стало уже необсуждаемой традицией», - возмущается заведующая клинической лабораторией ГДКХБ №2 Лариса Кузнецова.

По ее словам, «в марте, проигнорировав принцип добровольности и мнение коллектива, - а у нас работает около 500 человек, - руководство больницы принудило бухгалтерию перечислить в районный филиал фонда «Махалля» наш однодневный заработок, общая сумма - около 12 миллионов сумов ($3212 по официальному курсу или $1500 по курсу «черного рынка»). О необходимости перечислить эти деньги главврач Даниёр Сабиров объявил на пятиминутке, где присутствовали порядка 90 человек. Кто-то промолчал, кто-то высказался категорически против. Но протокол был составлен таким образом, что все оказались «за». На мой вопрос об основании для вычетов [денег из зарплат] он ответил, что делается это «согласно указу Кабинета министров», и показал письмо от фонда «Махалля», в котором была ссылка на некое постановление правительства от 2 марта 2017 года за номером 208-Ф (в интернет-базе данных его почему-то нет)».

Деньги удерживали даже с ничтожных зарплат санитарок и медсестёр: с кого по 25-32 тысячи сумов, а с кого и по 45-57 тысяч. Врачи не досчитались по 70-80 тысяч сумов. Кроме того, медработников постоянно вынуждают участвовать в разных субботниках и хашарах (добровольных общих работах) с тем, чтобы заработанные за трудовой день средства перечислить на какие-то благотворительные счета.

«Почему районный хокимият (администрация), горздрав или райздрав принуждают детское учреждение заниматься сбором средств на всё и вся? Почему на нас лежит обязанность пополнять махаллинский фонд, решать проблемы с подпиской на прессу или заниматься сбором металлолома и макулатуры? Разве дело врача или учителя?», - вопрошает собеседница.

Порой доходит до абсурда. Осенью прошлого года Лариса Владимировна написала в виртуальную приёмную Шавката Мирзиёева жалобу на поборы. Ответ получила 8 ноября: новый хоким (глава администрации) района Шерзод Кудбиев заверил, что подобные сборы должны проходить «на добровольной основе». Но это не помешало ему самому стать негласным инициатором принуждения к поборам. Аналогичную отписку на своё очередное обращение в районную администрацию она получила 23 апреля, хотя та была датирована 8 апреля.

«Парадокс в том, что руководство больницы не устаёт твердить, что у них нет средств даже на закупку необходимого для работы медицинского инструментария, элементарных одноразовых перчаток, но, когда дело касается интересов различных фондов, деньги находятся всегда», - вздыхает Лариса Кузнецова.

Все понимают, что за поборами стоят горздрав и районная власть во главе с хокимом Кудбиевым. Во всяком случае, так объясняют сотрудники райздрава, которые контролируют выполнение спускаемых сверху распоряжений. Но рядовые работники боятся что-либо предпринимать, чтобы не потерять работу. У главврача же - свои интересы. Поговаривают, что голубая мечта Сабирова, хирурга средней руки, - депутатское кресло, он возглавляет больничную ячейку партии «Адолат». На любые претензии подчиненных по поводу незаконности сбора денег глава клиники отвечает, что хокимият (махалля или иные просители) помогает больнице, «если с водой или теплом проблемы».

Школьников вынуждают делиться с ветеранами домашней провизией

Интересно, куда уходят миллиардные средства, поступающие на расчётный счёт того же фонда «Махалля», если уже много лет в махаллях практически никто не получает денежную помощь? Даже матери-одиночки. А активы махаллинских комитетов советуют им, если в доме нет еды, продать телевизор, палас или холодильник. Или сервиз, на худой конец.

Уже давно вошел в традицию сбор денег наличными накануне какого-нибудь государственного праздника (День независимости, Навруз, День памяти и почестей, отмечаемый 9 мая) со всех держателей бизнеса на курируемой территории - владельцев торговых точек, общепита, салонов красоты. И попробуй отказать - сразу же окажешься в «чёрном списке» тех, кто выступает «против политики государства».

Сборщики утверждают, что собранные таким образом деньги идут на оказание адресной помощи одиноким пенсионерам, ветеранам и участникам войны и так далее. Чаще всего на эти средства закупают наборы из дешёвых, иногда даже просроченных продуктов или накрывают скромные праздничные столы с пловом на донышке блюдца. Плюс цветы: по гвоздике на человека.

Уже много лет подряд в ряде общеобразовательных школ накануне 9 мая детей обязывают приносить в школу «набор из сухих продуктов»: это могут быть пачка макарон, килограмм сахара, банка сгущёнки или килограмм печенья/конфет - у кого что дома имеется. Это происходит, к примеру, в школе №225 Мирзо-Улугбекского района Ташкента. И никто не задается вопросом, что ребёнок, может, вынес из дома последнее, лишь бы не опозориться перед одноклассниками. Педагоги заверяют, что такие наборы от них требуют «сверху», то есть - из районных хокимиятов.

Такая же картина и с подписной кампанией на местную периодику. Редакции газет обращаются за помощью в организации подписки к хокимиятам, те, в свою очередь, спускают указания в бюджетные организации, принуждая их сотрудников подписываться на абсолютно неинтересные им издания. Не оставляют в покое и пенсионеров, с пенсий которых удерживают суммы на подписку. В свою очередь, журналисты никоим образом не критикуют деятельность своих «благодетелей-кормильцев» из исполнительных структур и публикуют лишь хвалебные публикации о них. А хокимы, состоящие с ангажированными редакциями в сговоре, объясняют этот взаимовыгодный процесс принуждения граждан к подписке стремлением «повышать их политическую и культурную грамотность».

«Против-не против… Удержать деньги со всех!»

Но вернемся к нашим медикам. Не дождавшись от руководства больницы вразумительных ответов по поводу поборов, возмущённая Кузнецова обратилась с жалобой в виртуальную приёмную президента. Вскоре явилась комиссия из райздрава, но ее визит закончился лишь предложением Кузнецовой «написать объяснительную».

«После очередного моего обращения больницей заинтересовалась прокуратура: я специально просила, чтобы проблемой занялась независимая комиссия, а не наши непосредственные кураторы, которые сами часто оказываются в тисках давления, - продолжает свой невесёлый рассказ Лариса Владимировна. - Надеюсь, в этот раз проверяющие будут более объективными и обратят внимание на многочисленные факты нарушений Трудового кодекса, особенно статьи 164, где говорится о запрете сбора средств без письменного согласия трудового коллектива».

По ее словам, некоторые действия главврача подпадают под статью 229 Уголовного кодекса («Самоуправство»), предусматривающую наказание в виде штрафа в размере 50-100 минимальных окладов.

«Забавно: после того, как на счёт районного отделения фонда «Махалля» была перечислена запрошенная им сумма, на следующей пятиминутке главврач пообещал компенсировать премиальными то, что высчитали с наших зарплат, но это будет сделано в течение года, - вспоминает заведующая клинической лабораторией ГДКХБ №2. - Что интересно, наш главный бухгалтер, - он очень порядочный человек, - прежде чем перечислить средства на счёт фонда, попытался убедить главврача, что это незаконное предприятие: ведь не все сотрудники дали своё письменное согласие на вычет. Чтобы подстраховаться от возможного скандала, он даже предварительно раздал людям опросники на предмет получения их разрешения на удержание части зарплат. Однако Сабиров накричал на главбуха и со словами: «Отвечать буду я!» потребовал, чтобы деньги были собраны со всех без исключения. Одиннадцать человек из группы выступивших против поборов обратились с жалобами ещё и в профком. Будучи членом профсоюзного комитета по конфликтным ситуациям, я и сама не раз пыталась убедить Даниёра Мирахмадовича, что нужно действовать в рамках закона, прислушиваясь к мнению подчинённых. Ведь, забирая у санитарок едва ли не последнее, он не задумывается о том, что те будут вынуждены обратиться в профком за материальной помощью. А иначе как им выжить?»





К сведению: с 23 сентября 2016 года появился ещё один рычаг воздействия на начальников-нарушителей трудового законодательства: в Уголовный кодекс включена новая статья 188-1 – «Незаконная деятельность по привлечению денежных средств и (или) иного имущества».

Справедливость по-адолатовски

Чтобы урегулировать конфликтный вопрос с главврачом, Кузнецова решила позвонить Адолат Яхъяевой – председателю отделения Социал-демократической партии «Адолат» («Справедливость») в Мирзо-Улугбекском районе. Та часто бывала в детской клинике, агитируя «активную, энергичную и справедливую работницу с европейским образом мышления» стать членом упомянутой партии.

Яхъяева приехала в клинику. Лариса Владимировна начала рассказывать о подпадающих под нарушение закона действиях главврача Сабирова, но вскоре поняла, к своему удивлению, что гостья встала на его защиту.

«Очень скоро стало понятно, что суть её пояснений сводится к тому, что принудительный сбор денежных средств является чуть ли не частью национального менталитета. «Вы одна такая [принципиальная], зачем вам это? Всё равно вам уже не вернут эти [перечисленные на счёт фонда «Махалля»] деньги! Вы что, против политики государства?!» - цитирует Кузнецова слова лидера партии районного масштаба, ратующей на словах за идеалы справедливости.

Лариса Владимировна вкратце напомнила собеседнице, что президент страны не зря требует от «засидевшихся долго в креслах» чиновников умения услышать людей, помочь с решением их проблем, в противном случае они обязаны уйти с должностей. На что Яхъяева заявила: вот вам, мол, как раз и надо об этом подумать - намекая на то, что Кузнецова уже 39 лет работает на одном месте. «Не надо передёргивать. Я честно тружусь в своей лаборатории, а не занимаюсь мошенническими операциями, находясь в руководстве, я за то, чтобы соблюдалась законность на всех уровнях», - отрезала принципиальный медик.

От Яхъяевой она впервые и узнала про планы главврача стать депутатом.

«Мы будем рекомендовать кандидатуру Даниёра в депутаты», - заявила гостья. Я открыто возразила Адолат Яхъяевой, что ему, нарушающему закон практически на каждом шагу и не считающемуся с мнением подчинённых, нельзя баллотироваться в депутаты, и поддерживать его кандидатуру я не намерена. «Ну, почему, вы же с нами?» - удивилась Яхъяева. - «Считайте, что я, не успев вступить в вашу партию, уже вышла из неё», - парировала я. В общем, конструктивного диалога у нас не получилось. По металлическим ноткам в голосе собеседницы я поняла: тут, видимо, тоже не обошлось без принципа «рука руку моет». А когда женщина проговорилась, что собирается взять в аренду одно из помещений больницы, чтобы устроить там офис районной ячейки СДПУ «Адолат», и, мол, это уже согласовано, - всё встало на свои места», - говорит Кузнецова.

Как рассказали позже Ларисе Владимировне её сотрудницы, наблюдавшие за словесной дуэлью своей начальницы с гостьей, уже уходя, раздражённая посетительница замедлила шаги около них и громко произнесла на узбекском языке: «Пусть она (то есть, Кузнецова) меня не трогает!». «Что это было - скрытая угроза в мой адрес?» - недоумевает собеседница «Ферганы».

Те, кто обратился с жалобами на поборы в виртуальную приёмную, получили ответы, авторы которых косвенно легализуют такую практику, ссылаясь кто на какое-то постановление, кто - на распоряжения бывшего министра здравоохранения, кто - на решения хокима города.

«Если действительно существует какое-то постановление об отчислении наших денег на благотворительность, мы же не отказываемся его исполнять, - говорит в сердцах врач Кузнецова. - Но соблюдайте принцип добровольности участия в подобных акциях, не давайте людям повода усомниться в стараниях новой власти навести порядок! А то ведь сегодня получается, что загадочное постановление, на которое ссылаются любители собирать денежки, работает избирательно. К примеру, известно, что с детской соматической больницы №5, что находится недалеко от нас, никаких отчислений ни в какие фонды произведено не было. А почему? Не в том ли дело, что хокимам и прочим чиновникам слабо соваться со своими сомнительными требованиями туда, где, если верить слухам, главврачом работает родственница самого президента? Не практикуют также сбор денег и в правительственных клиниках, и в частных элитных. А в таких социальных детских учреждениях, как наше, значит, разрешается лезть в чужой карман и забирать деньги! Любые наши просьбы соблюдать законность главврач воспринимает в штыки: «Вы, что, хотите, чтобы меня уволили?!».

Пускать пыль в глаза – это наше всё?

В заключение расскажу про еще один служебный «подвиг» главврача Даниёра Сабирова: в преддверии приезда президента Шавката Мирзиёева в Чиланзарский район отправил туда нескольких санитарок, чтобы они два дня мыли грязные подъезды в жилых домах! Причем - чужого района, расположенного от ГДКХБ №2 за тридевять земель.

Что за нужда заставила главврача отправлять рабочую силу в такую даль, а главное - по какому праву? Вряд ли будет ошибкой предположить, что здесь тоже не обошлось без «ценных указаний» кураторов из районной администрации.

Как потом рассказали сами санитарки, они до позднего вечера драили подъезды, окна и полы, а довольные жильцы поглядывали на них. Главврач прислал им на обед лишь по две самсы, а горячим чаем женщин угостил пенсионер, живущий в одном из отмываемых ими домов. Тем временем больничные отделения оставались без столь важного внимания санитарок.

Неужели, если уж была такая острая необходимость привлечь уборщиков, нельзя было занять уборкой подъездов мардикоров – поденщиков, которых легко можно найти в Ташкенте? Нельзя: мардикорам пришлось бы платить, а труд безропотных санитарок бесплатный.

Тем временем Лариса Кузнецова получила ответ на своё очередное обращение в виртуальную приемную президента. Тридцатого апреля ей сообщили, что о результатах работы прокурорской комиссии рассказано в письме, которое ей накануне выслали по почте. По просьбе заявительницы оператор приёмной зачитал ответ по телефону. Из него следовало, что главврачу Сабирову объявлен… выговор. И даже никакого штрафа.

«На руки я ещё ничего не получила, но таким ответом, однозначно, я не удовлетворена, буду подавать новую заявку в приемную, - сообщила Кузнецова. - Что это за «разбирательство по жалобе», если меня даже ни разу не вызывали в городскую прокуратуру, ни о чём не расспрашивали? В последнее время всё чаще убеждаюсь в том, что чиновники умудряются пускать пыль в глаза даже через эту статусную общественную приёмную».

По её словам, со 2 мая в виртуальной приёмной прекратили практику зачитывания готовых ответов по телефону, с чем это связано – не известно: «Позвонив туда 2 мая, чтобы уточнить, кто же объявил выговор нашему главврачу-злостному нарушителю прав сотрудников, я с удивлением узнала, что там больше не работает функция предварительного ознакомления с ответами по телефону».

Соб. инф., Ташкент, Узбекистан

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА