24 Май 2017

Загрузка...

Новости Центральной Азии

О заключенных правозащитниках и шизофрении оптимизма в Узбекистане

На фото слева — Азам Фармонов до и во время заключения

В марте этого года Верховный суд Республики Каракалпакстан (автономная республика в составе Узбекистана) оставил в силе приговор о продлении срока заключения 39-ти летнему правозащитнику Азаму Фармонову на 5 лет.

Уже одиннадцать лет (с июня 2006 года) Азам Фармонов находится в тюрьме Жаслык, которую специальный докладчик ООН по пыткам Тео Ван Бовен еще в 2002 году рекомендовал закрыть из-за ее расположения в экологически бедственной зоне.

В то время, когда по Узбекистану гуляет шизофрения оптимизма, а новый президент стал говорить о накопившихся в стране проблемах и завоевывает этим всеобщую любовь, я хочу напомнить о людях, которые не боялись критиковать власть тогда, в эпоху каримовского болота, и которые до сих пор остаются в заключении.

Фармонов Азамжон, 1978 года рождения, имеет двоих детей, до ареста работал председателем Сырдарьинского отделения неформальной «Организации по защите прав человека», 16 июня 2006 года осужден на 9 лет по статье 165 (вымогательство), - гласит приговор суда. 11 лет назад Азам Фармонова обвинили в «вымогательстве» суммы, примерно равной 300 долларам США у экспедитора автозаправочной станции, который, в свою очередь, по словам фермеров, требовал от них расписаться за не выданный бензин.

Агзам Фармонов отчаянно защищался на первом суде, однако приговор в 9 лет лишения свободы был максимально жестким. За это время его двое детей, которые не помнят отца на свободе, уже подросли, близился срок освобождения. Однако, видимо кому-то там наверху было недостаточно отнять у человека 9 лет жизни, и 1 мая 2015 года Азаму Фармонову продлили срок еще на 5 лет и 26 дней.


Акция в поддержку политзаключенных у посольства Узбекистана в Берлине. Ноябрь 2015 года

Парадоксально, но как следует из материалов дела, за пару месяцев до долгожданного срока освобождения Фармонов, будто нарочно, стал нарушать дисциплину. С января по март у него произошли три словесные перепалки с тремя заключенными, после каждой из которых его отправляли в изолятор.

К примеру, в первый раз он попал в изолятор на 5 дней в январе 2015 года за такие слова «Отойди от меня, толстяк, ты провонял, ты можешь помыться как человек», которые он якобы сказал другому заключенному.

Согласно приговору суда, второе, 10-дневное, заключение в изолятор случилось в феврале, когда он, на замечание другого заключенного стоять ровно в строю он якобы грубо ответил: «Не твое дело, собака, я отвечу за себя сам».

И наконец в марте, за 26 дней до освобождения, во время просмотра телевизора он неожиданно грубит другому заключенному, после чего его отправляют на 20 суток карцера.

1 мая 2015 года судья Кунгратского района Республики Каракалпакстан Д.Разов провел заседание и, заслушав свидетелей из числа заключенных и охранников, в отсутствии адвоката вынес решение - 5 лет строго режима. В приговоре одной строчкой отмечено, что Азам Фармонов отрицает предъявленные обвинения.

Если сегодня охарактеризовать состояние узбекского общества, то определение его состояния словом «надежда», вероятно, будет самым точным. Даже непримиримый оппонент каримовского режима Мухаммад Салих поверил в искренность президента Мирзиеева и высказал надежду на перемены.


Мухаммад Салих: «Я выступал с критикой, когда Шавкат Мирзиёев получил президентские полномочия вразрез с Конституцией Узбекистана, и сейчас придерживаюсь мнения, что это дело было неправильным. Но многие дела, которые он осуществляет в качестве президента, в частности, то, что он пришел к давно забытому народу и начал слушать его проблемы, пробудили во мне надежду в то, что у него благие и искренние намерения. Сегодня народ Узбекистана ждет от Мирзиёева серьезных изменений, в том числе и я, считающий себя одним из представителей этого народа».

Многие эксперты сходятся во мнении, что Мирзиёев вынужден сделать что-то для улучшения экономики и прихода в страну инвестиций. Прошло более полугода его фактического правления, и пока можно записать в его актив потепление отношений с соседями и небольшое оживление в местных СМИ. Что касается многочисленных указов и постановлений, нужно дождаться, как они будут реально работать в жизни.


Мать Азама Фармонова

Правозащитник Азам Фармонов остается в заключении уже 11 лет, в прошлом году умерла его 70-летняя мать, и чем дольше он и другие политические заключенные остаются в тюрьмах, надежда на улучшения становится всё слабее.

Умида Ниязова, политический беженец из Узбекистана, руководитель правозащитной организации «Узбекско-Германский Форум», Берлин

Международное информационное агентство «Фергана»



РЕКЛАМА