20 Ноябрь 2017

Новости Центральной Азии

Аскат Алиев: «Киргизские мигранты боятся обращаться в полицию»

Сегодня в гостях у «Ферганы» Аскат Алиев — экс-представитель МВД Кыргызстана в России, буквально на днях назначенный на должность заместителя директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ (БКБОП) от своей страны. На посту представителя МВД Киргизии в России он проработал 2,5 года — с ноября 2014-го — и имеет большой опыт в борьбе с оргпреступностью. Аскат Алиев возглавил представительство в России в то неспокойное время, когда в Москве бесчинствовали организованные преступные группировки (ОПГ), состоящие из граждан Кыргызстана, которые совершали дерзкие преступления, вплоть до убийств, против своих же соотечественников. Потом ему и его подчиненным пришлось бороться с наплывом «патриотов», следивших за тем, чтобы киргизские девушки не встречались с представителями других национальностей.

В интервью «Фергане» Аскат Алиев рассказал, с какими проблемами к нему приходят мигранты, как происходит взаимодействие с российской полицией, и чем в его работе помогают социальные сети.

- В первую очередь хочу поздравить вас с недавним назначением. В чем заключается ваша новая работа, и чем она отличается от прежней?

- Большое спасибо. Заместители директоров в Бюро назначаются от всех стран СНГ, я, соответственно, был назначен от МВД Кыргызстана. Организация занимается координацией действий государств Содружества в борьбе с ОПГ. А как представитель МВД Кыргызстана в России я занимался другой работой — в основном профилактикой преступлений и приемом наших граждан. Хотя борьба с оргпреступностью также была частью моей деятельности. Теперь на эту должность будет назначен другой человек.

- Вы приехали в Москву в самый пик разгула так называемых этнических ОПГ, которые терроризировали своих же земляков. Какая работа была проделана вами за эти 2,5 года?

- Впервые в командировку в Москву — ловить членов ОПГ — я приехал в 2012 году. Здесь была очень плохая ситуация. Преступники чувствовали свою безнаказанность и делали, что хотели, доходило до убийств. Тогда многие мигранты не знали своих прав, никто в полицию не обращался. Это понимали наши бандиты, поэтому их здесь было довольно много, и грабили они своих же. Мигранты даже написать заявление в полицию боялись — кто-то из-за языкового барьера, кто-то не знал своих прав или не имел оформленных документов на работу. Они опасались, что придут в полицию, а их самих закроют.

В 2014 году в Москве убили одного нашего коммерсанта. Его на рынке на глазах у всех загрузили в машину, вывезли в лес и убили. Все торговцы того рынка собрались и написали заявление на имя министра МВД Кыргызстана. Я снова прилетел в Москву, и вместе с российской полицией мы раскрыли это дело. После этого меня направили сюда работать на постоянной основе. Нашим приоритетом стала борьба с ОПГ. Мы встречались с мигрантами, объясняли, что теперь можно обращаться к нам. Спустя месяц снова произошло преступление с участием ОПГ, которое мы также раскрыли и через СМИ показали, что в Москве началась борьба с киргизской оргпреступностью.


Аскат Алиев родом из Иссык-Кульской области. Всегда хотел работать в милиции. После школы ходил в местное отделение РОВД и наблюдал за работой милиционеров, запоминал фотороботы разыскиваемых. Будучи в 11 классе раскрыл первые преступления. В 1997 году поступил в Бишкекскую высшую школу МВД на следователя, которую окончил в 2002 году. Стажировался в РОВД Свердловского района Бишкека, После окончания Академии начал работу следователем Октябрьского РОВД Бишкека. Работал оперативником отдела заказных убийств, отдела по борьбе с бандитизмом Главного управления уголовного розыска и Главного управлении по борьбе с организованной преступностью МВД КР. Затем Аскат Алиев занимал должность заместителя начальника по оперативной работе в Иссык-Кульской и Чуйской областях. После раскрытия ряда преступлений на территории России был переведен на работу в Москву.

Подчеркну, что все наши мероприятия проходят совместно с полицией России. К нам обращаются мигранты, мы идем в полицию, где регистрируется заявление, и начинаются процессуальные действия. В расследование мы не вмешиваемся. Мы только помогаем. Наше преимущество в том, что мы знаем менталитет наших бандитов. Нам не нужны переводчики, и мы понимаем их поведение.

В офис представителя МВД в Москве приходят кыргызстанцы, оставляют информацию. Сейчас почти все мигранты зарегистрированы в различных соцсетях. Поэтому мы активно работаем там. Например, есть какая-то важная информация, мы ее скидываем в соцсети, и она уже расходится по людям. Там она иногда даже лучше доходит, чем когда ты просто что-то объясняешь человеку. Людей по фото опознают. Или кого-то ищешь, в соцсети напишешь пост, а утром тебе вся информация про него в комментариях выдана, вплоть до клички собаки. Киргизия маленькая, все про всех знают — кто откуда родом, кто родня и так далее, поэтому соцсети хорошо помогают. Много информации скидывают в «личку», задают вопросы. Кому могу, помогают там, простым языком объясняю, что надо делать.

Задача нашей работы здесь — в первую очередь профилактика преступлений. Опубликуешь в соцсетях, что кого-то поймали, наказали, другие уже боятся. Еще пару лет назад преступники не задумывались о наказании, были уверены, что мигрант не пойдет никуда жаловаться. Теперь ситуация изменилась.

- То есть количество ОПГ снизилось?

- Дело в том, что раньше с них не было спроса. Они «грузили» всех земляков на рынках, в торговых точках. Сейчас такого уже нет. Однако, к сожалению, преступность совсем не исчезает: одного сажаешь, вместо него появляется другой. Полностью искоренить это не получится. Последний раз совместно с МУРом мы задержали активных членов ОПГ в апреле. Один из них был «смотрящим». Мы следили за ними, задержали, в квартире нашли автомат Калашникова с патронами и пистолет с глушителем.

- Сколько человек в день приходит в ваш московский офис?

- Как правило от 20 до 40 граждан.

- С какими жалобами в основном к вам обращаются?

- Люди приходят совершено с разными ситуациями. У кого-то деньги в метро из кармана вытащили. Или приходит женщина и жалуется, что ее муж избил. В Отношении наших земляков совершаются разные преступления, начиная от карманных краж и заканчивая особо тяжкими. Мы всех выслушиваем, помогаем консультациями и содействием. Сейчас, например, большое количество жалоб на квартирные кражи.

- Потому что мигранты живут по 15-20 человек в одной квартире?

- Да. Говоришь пострадавшему, идите в полицию, там зарегистрируют ваше заявление. Они говорят, лучше вы разберитесь. Многие не понимают, что у нас здесь нет таких полномочий и отдельного следственного органа. Среди мигрантов происходят разные виды преступлений, начиная от мелких (украли деньги) и заканчивая крупными (разбои, убийства). В таких случаях мы подключаемся к российским коллегам и выезжаем с ними на место. Вместе легче работать, мы помогаем им устанавливать личности преступников, их возможные связи и так далее.

- Как много жалоб киргизских мигрантов доходит до российской полиции?

- Обращаться в полицию мы советуем всем. Объясняем, что после написания заявления вам дадут талон о регистрации дела, по которому можно отслеживать его ход. В особо важных случаях узнаем контакты обратившегося и вместе с ним отслеживаем ход дела. Но, конечно, в полицию идут далеко не все, к сожалению. В силу многих причин мигранты боятся обращаться.

Например, произошла кража. Мы говорим, идите в полицию и пишите заявление. Они говорят: мы не можем, нас в квартире проживает 10 человек, в первую очередь, начнут проверять жителей квартиры, потом документы, а у нас регистрация не по месту жительства. Так преступления остаются нераскрытыми, а преступники безнаказанными.

- В российских СМИ часто пишут о том, что растет количество преступлений, совершаемых мигрантами. Так ли это?

- Я вам предоставлю статистику по киргизским гражданам, а вы судите сами. В 2015 году в отношении граждан Кыргызстана в России было совершено 1043 преступлений, в 2016 году — 1255. Преступлений, совершенных самими гражданами Кыргызстана в 2015 году было 2815, а в 2016 году — 2663 по всей России. Разбивки по видам преступлений у нас нет.

- «Патриоты», которые издеваются над киргизскими девушками, встречающимися с мужчинами других национальностей — это уже история прошлого, или они все еще есть?

- Пик их активности пришелся на 2011-2012 годы. Последний случай произошел в феврале 2016 года. Тогда в ходе оперативно-розыскных мероприятий были задержаны трое мужчин, опубликовавших видео с унижением двух девушек-киргизок в Москве. В 2015 году мы задержали парней, которые поймали девушку в ночном клубе с мужчиной другой национальности. Мы сняли видео, на котором они попросили прощения, один из них плакал. Это была хорошая профилактика.

До этого летом в Екатеринбурге девочку пытали другие «патриоты». Наш сотрудник полетел туда в командировку и выяснил, что девушка состоит на учете в психоневрологическом диспансере и не смогла опознать этих людей. Проблема таких дел в том, что во многих случаях не удается установить личность потерпевших, а без этого нельзя начать дело. Это были последние случаи, о новых пока нам неизвестно.

- А какое ваше личное мнение о «патриотах»? Согласно мартовскому исследованию ООН, более половины кыргызстанцев считают, что женщин-мигранток нужно «наказывать» за аморальное поведение.

- Мнение об этих людях я высказал в прошлом году в Фэйсбуке, потом его напечатали некоторые СМИ. Я и сейчас повторю, что не считаю тех своих земляков, которые устраивают самосуд над женщинами и подвергают их унижениям, патриотами. Самосуд в любой его форме недопустим, это преступление, а не воспитание.

- Вы наладили работу в Москве, где вы постоянно находитесь, а как обстоят дела с другими регионами?

- Мы созваниваемся по телефону с региональной полицией, делимся информацией, подключаются консульские отделы. Если совершено тяжкое преступление или дело резонансное, то наш сотрудник выезжает на место. Было бы хорошо открыть еще одно наше представительство в Екатеринбурге, где также много наших мигрантов. Там хорошая сплоченная диаспора, и с ними удобно работать.

- По данным омбудсмена Киргизии, около 3 тысяч кыргызстанцев отбывают наказание за рубежом, и только 42 соотечественника были экстрадированы на родину в 2015 году. Участвуете ли вы в доставке на родину сограждан, отбывающих наказание в тюрьмах России?

- В наши функциональные обязанности это не входит. Если мигрант совершает тяжкое преступление на территории России, он здесь отбывает наказание. Если заключенный хочет перевода в киргизскую тюрьму, то он или его родственники обращаются в Генпрокуратуру Кыргызстана. Оттуда отправляется запрос в Россию, они рассматривают это дело и принимают решение об экстрадиции.

По данным начальника Управления по защите семьи и детей Минтруда и соцразвития Киргизии Жаныл Джумабаевой, с 2011 до мая 2017 года в роддомах Москвы 67 кыргызстанок отказались от своих детей. «Только восьмерых из общего числа удалось определить к их родственникам, в остальных случаях родня в Кыргызстане от них отказывается. Мы перевозим младенцев на родину, где ведем переговоры с родными, но те чаще всего не верят, что эти дети были брошены их родственницами», - сообщила Джумабаева.
- А что происходит с брошенными детьми?

- Точной статистики по брошенным детям нет. Действительно, есть случаи, когда детей бросают. Последний такой инцидент произошел несколько недель назад, тогда в Москву приехали сотрудники Соцфонда Кыргызстана и забрали троих малюток, от которых отказались их матери в роддоме. Они были перевезены в Кыргызстан.

- Как часто вы выявляете гражданок Киргизии, которые занимаются коммерческим сексом? Фото девушек из Азии можно встретить на российских сайтах соответствующей направленности.

- Не буду говорить, что занимающихся проституцией нет, но таких случаев немного. В апреле мы совместно с московской полицией провели мероприятия и выявили наших гражданок. Причем, это были немолодые женщины, которые до этого работали в Бишкеке. Часть депортировали, остальных отпустили. Закрывают, в основном, организаторов притонов.

- Приходилось ли оказывать помощь гражданам Кыргызстана, ставшим бомжами?

- Такие лица тоже есть. Бывают случаи, что люди приводят бомжей к нам в офис. Мы устанавливаем их личность, консульство делает им необходимые документы, и мы отправляем их на родину. С покупкой билетов помогают наши сограждане и общественные организации.

- Я знаю, что один из известных московских бойцовских клубов для мигрантов поддерживается представительством МВД Кыргызстана в России. Почему вы это делаете?

- ОПГ зачастую вербуют физически подготовленную молодежь, которая занимается в спортклубах. Когда мы начинали работу в России в 2014 году, все задержанные члены ОПГ были завербованы из спортклубов, поэтому мы решили работать со спортсменами, проводить с ними разъяснительно-профилактическую работу, чтобы их физическая подготовка и спортивные навыки не были использованы кем-то в неблаговидных целях.

- Вы довольно давно живете в Москве. Что, на ваш взгляд, мешает киргизским трудовым мигрантам социализироваться, адаптироваться в российском обществе?

- Чаще всего трудовыми мигрантами становятся жители сел. Образование у этих ребят незаконченное среднее. Не увидев даже столицу своей страны — Бишкек, они попадают в мегаполис. Это не они виноваты, это плохое образование, незнание языка и правил поведения. Их никто не учил, как себя вести, как это было в советское время, когда нас учили, как правильно сидеть, вести себя за столом, культуре и этике общения. Я думаю, что эта ситуация изменится, с молодежью уже начали всесторонне работать отечественные общественные организации.

- Спасибо за беседу.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА