24 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Денис Шабаев: «В Душанбе в самолет садятся уважающие себя люди, а в Москве из него выходят уже гастарбайтеры»

На минувшей неделе в Высшей школе экономики в Москве был показан документальный фильм российского режиссера Дениса Шабаева «Чужая работа». Картина рассказывает о Фаррухе, трудовом мигранте из Таджикистана. Вместе с отцом, матерью и братьями он живет в Новой Москве и берется за любую работу, которая может принести хотя бы небольшие деньги. Однако в Москву он уехал не для этого, а чтобы стать знаменитым актером. Корреспондент «Ферганы», побывавшая на показе ленты, узнала, что нового режиссер открыл для себя о жизни мигрантов, и зачем снимать кино о них.

* * *

Душанбе, 2014 год. Представительство Федеральной миграционной службы (ФМС) в Таджикистане. За полгода вперед люди записываются сюда на прием, чтобы в течение трех минут убедить сидящего перед ними чиновника, как они любят Россию, и зачем им нужно гражданство этой страны.

- Мне чисто психологически не с кем общаться.

- Моя бабуля первая, кто снял паранджу.

- Все мои одноклассники говорят на русском языке, я служил в советской армии, и мне в Таджикистане становится тяжело.

- Я здесь проработал в театре и, когда женился, понял, что мне не хватает денег, и я не могу двигаться дальше по профессии, - говорят посетители представителю ФМС.

Так начинается документальный фильм режиссера Дениса Шабаева «Чужая работа» (2015). В этом представительстве ФМС в Душанбе Денис искал героя своего кино. Им стал парень, который работал в душанбинском театре. Фаррух уехал в Россию из родного Таджикистана, оставив там молодую жену с маленькими детьми, чтобы стать актером. Знаменитым актером.

Фаррух Гафуров
Приехав в Москву, Фаррух, кроме зарабатывания денег черновой работы, ходил на кастинги и даже иногда играл эпизодические роли — мигрантов или бандитов. В одной из ролей его осудили. По роковому стечению обстоятельств в реальной жизни Фаррух повторил судьбу своего киногероя — попал в ДТП, за которое получил три года в колонии-поселении. Через полгода парня амнистировали и депортировали из России.

Это кино — попытка взглянуть на мигрантов другими глазами, перестать воспринимать их как людей в оранжевых жилетках. Среди них есть люди с высшим образованием, люди из советской интеллигенции, которые по разным причинам остались без работы. Этот фильм — погружение в личную жизнь мигрантов. Он снят не по сценарию, признается Денис Шабаев. Вернее, сценарий был, и его даже утвердило министерство культуры России, но потом сама жизнь скорректировала сюжет.

Денис Шабаев — выпускник Школы документального кино и документального театра Марины Разбежкиной. известного кинорежиссера и сценариста, члена Союза кинематографистов России, академика киноакадемии «Ника». Марина Разбежкина выступила продюсером картины. В одном из интервью, отвечая на вопрос, чем ее заинтересовал проект о мигрантах, Разбежкина сказала, что это новый поворот темы трудовых мигрантов, которая требует широкого общественного обсуждения, но которой государство уделяет недостаточно внимания.

Марина Разбежкина: «Мы наблюдаем события, которые происходят в нашей стране и за границей, но отказываемся всерьез обсуждать и проникать в суть этой проблемы. Государство, на мой взгляд, уделяет мало внимания проблемам гастарбайтеров. В фокусе режиссера «Чужой работы» появилась семья из Таджикистана, один из членов которой, Фаррух, хочет стать актером в Москве. Он уже занимался этим на Родине, но не мог реализовать свои амбиции. Это интересный момент: всем людям кажется, что когда они меняют пространство, начинается новая жизнь, полная возможностей. Та же история «Трех сестер» Чехова. Герои Дениса Шабаева сменили место, а по-другому ничего не пошло, и, может быть, стало еще хуже. Оказалось, что со своими мечтами они никому не нужны — нужны лишь как рабочая сила.

Однако мы начали понимать, зачем они приезжают. Ведь этим вопросом все задаются: в своем родном пространстве даже с маленькими деньгами люди имеют возможность выжить и применять свои настоящие способности. Мы понимаем, что каждый человек нуждается в перемене участи, если он недоволен текущей обстановкой. Почему мы не отказываем себе в праве переезжать в Европу, США или куда-либо еще, но осуждаем мигрантов из Средней Азии? В фильме «Чужая работа» поднимается много вопросов, которые нужно сейчас обсуждать».
Фильм «Чужая работа» был награжден в Швейцарии на фестивале документального кино Visions du reel как «самый инновационный дебют». Получил приз в Германии на Go East Filmfestival как лучший документальный фильм, был показан в рамках конкурсной программы кинофестиваля «Кинотавр» в 2016 году. После показа фильма в Москве Денис Шабаев ответил на интересующие зрителей вопросы:

- Почему вы решили снять это кино?

- Это личный мотив, я много ездил по Центральной Азии, и меня так тепло принимали люди в совершенно чужих городах. Захотелось снять кино об их жизни.

- Почему вы выбрали героя из Таджикистана, а не из Узбекистана или, например, Кыргызстана?

- Изначально я хотел снимать в Узбекистане, но мне сказали, что там более жесткая ситуация с доступом к госорганам, представительству ФМС и мигрантам. Тогда я начал искать героя в Таджикистане. Думаю, что Таджикистан не так сильно отличается от других стран региона в плане миграции и условий жизни населения.

- Судя по первым кадрам, героев для картины вы искали в Душанбе?

- Да, в представительстве ФМС в Таджикистане, куда люди за несколько месяцев записываются на получение российского гражданства. Ожидание этих собеседований стали прологом истории. Я договаривался через МИД России. Сотрудники ФМС в Таджикистане откликнулись и очень помогли. В итоге мне повезло встретить Фарруха. У него оказалась замечательная семья, которая довольно типична для Центральной Азии — интеллигентные, образованные люди, успешные в советское время и потерявшие все после распада СССР.

- Как трудовая миграция меняет человека?

- Я ловил себя на мысли, что в самолет в аэропорту Душанбе садятся уважающие себя люди, а в Москве из самолета уже выходят гастарбайтеры. В небе происходит этот внутренний слом. И, конечно, то, как они ведут себя дома, очень отличается от того, как они ведут себя в Москве. Это совершенно разные люди. Это, как вы заходите в кабинет большого начальника, и что-то меняется независимо от вас. Вы не хотите себя так вести, но так происходит. Конечно, есть ощущение запуганности. Они приезжают сюда, и здесь у них совершенно другая роль, чем у них на родине.

- Как на сценарий повлияло то, что Фарруха осудили?

- Кино, которое в целом я снимал почти полтора года, надо было сдавать в Минкульт. Фарруха посадили на три года. В это время я снимал его семью, и могла получиться другая история, но моего героя неожиданно отпустили через 6 месяцев по амнистии.

- Как ваши герои реагировали на постоянную съемку?

- Я проводил с ними очень много времени. Первые две недели относились насторожено. Но потом начались личные отношения, и люди забыли, что их снимают. Мы подружились. Фактически, мы вместе жили, и люди привыкли ко мне. Мы вместе ели и пили, я помогал этой семье выполнять какие-то работы. Например, с папой Фарруха мы заливали фундамент, с мамой мы просто хорошо подружились. Это не циничный подход – это человеческое общение. Простое человеческое общение – это такой драйв. Невозможно просто так прийти в чужую семью и жить с ней, а камера это позволила.


Денис Шабаев

- Вы снимали очень личные сцены, например, когда Фарруха посадили, и его мать плакала, обвиняя во всем отца. Даже тогда вас не просили выключить камеру?

- В Школе Разбежкиной нас учили принципу «зоны змеи». У змеи есть зона, определенное расстояние, на которое она подпускает, а ближе — начинает защищаться. Нужно почувствовать эту зону личного пространства человека и снимать внутри нее, но при этом важно ничего там не нарушить. Именно в этой зоне ты становишься частью жизни человека и можешь снимать личные вещи, которые в ином случае снимать неудобно. В этом эпизоде мать Фарруха не разговаривала с мужем дней десять, все это время меня тоже там не было. То, что у мамы началась эта истерика, это был странный диалог через меня.

Когда Фарруха посадили, я стал много снимать его семью. Родители парня скептически относятся к актерскому мастерству. Его отец верующий и не приветствует эту профессию. Но когда его сын оказался за решеткой, отец сказал ему золотые слова, что «ты, сын, еще будешь сниматься в кино». Он в первый раз это сказал, и это было очень важно услышать Фарруху.

- Как вы поняли, что Фаррух – этот тот герой, который вам нужен?

- Было три героя и, если честно, на Фарруха я не очень надеялся. Я изначально поехал за другой семьей, которые переехали в Россию с детьми. Но с ними не получилось. А Фаррух — актер, он все время старался себя показать. Он был очень похож на телевизионного ведущего. Потом ему все надоело, и он стал вести себя естественно.

- Дружба с героями не повлияла на фильм?

- Я не вмешивался в события. Но я ездил с его родителями на суд и в СИЗО, мы предоставляли все документы. Я играл какую-то роль, но не влиял на ситуацию. Это их жизнь, а я фиксировал события.

- Как изменилась жизнь вашего героя после этого кино?

- Мне кажется, что он получил какое-то удовлетворение от процесса. Кино в его жизни продолжается. Он вернулся в Таджикистан и провел там год. Сейчас он вернулся в Москву и поступил на актерский факультет. При этом он работает таксистом, спит в машине, и про это можно снимать отдельный фильм. Он мечтает сниматься в большом кино и сейчас пытается хоть кем-то устроиться на киностудию. Это парадокс, ведь Фарруху постоянно приходят приглашения на кастинги, но ему предлагают играть ограниченные роли: террористов, кавказцев и дворников, а он серьезно учит русскую классику.


Кадр из фильма «Чужая работа»

- Как лично вас изменила эта съемка?

- Каждая съемка – это чужая жизнь, которую ты открыл и увидел. Это гораздо лучше, чем работать в какой-то организации. Я, фактически, прожил часть жизни с этими людьми. Несмотря на то, что я часто бывал в Азии, даже я относился к мигрантам с опаской. Сейчас я уверен, что если со мной что-то случился, я подойду к этим людям, и они отдадут мне последнее. В большинстве своем они хорошие очень люди. Уже есть среди них обиженные на Россию, на русских, на несправедливость, но тепла в них больше. Важно, что они не воспринимают Россию, как другую страну, они относятся к нам, как к части бывшего Советского Союза и столице большой родины. Они приезжают сюда с открытым сердцем.

- А чего ждали ваши герои от этого кино?

- Они не снимались с надеждой, что что-то будет лучше. Скорее, ждал главный герой. Были предложения взять его в сериал, но произошел суд. Что касается семьи в целом, то они жили на дачах, и местные дачники хорошо к ним относились и помогали. Когда были погромы на Хованском кладбище, домик семьи снесли и эти люди вынуждены была разъехаться. Может это и хорошо. Это их жизнь, и они сами ее проживают. Не надо вмешиваться.

- Зачем надо смотреть «Чужую жизнь», может ли это кино поменять отношение к мигрантам?

- Есть надежда, что если люди посмотрят на жизнь мигрантов так близко, они станут добрее к ним относиться.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА