28 Июнь 2017

 

Загрузка...

Новости Центральной Азии

Лучше ужасный конец: Узбекское образование в Кыргызстане не имеет перспектив

В Кыргызстане узбеки являются вторым по численности этносом: по статистическим данным 2015 года, их насчитывается около 900 тысяч человек, это почти 15 процентов от общего числа жителей. При этом у узбекской молодежи нет возможности получить качественное среднее и уж тем более высшее образование.

В Кыргызстане работает 91 школа с узбекским языком обучения. Ежегодно их заканчивают около 30 тысяч выпускников. Для сравнения: численность этнических киргизов в Узбекистане, по данным на начало 2016 года, более 420 тысяч человек или 1,4 процента населения страны. По данным СМИ, в Узбекистане функционируют 64 школы с киргизским языком обучения и 27 киргизско-узбекских, в них учатся около 14 тысяч детей. Обеспеченность учебной литературой составляет 93,2 процентов: при издательстве «Узбекистон» работает специальная редакция, где готовят учебники для школ с киргизским языком обучения.

Основное и среднее общее образование в Кыргызстане можно получить на нескольких языках: государственном киргизском, официальном русском, узбекском (школы расположены, в основном, в южных областях) и таджикском. Выпускники школ сдают общереспубликанское тестирование (ОРТ), по результатам которого получают баллы и, в зависимости от их количества, могут поступить в тот или иной государственный вуз. Система ОРТ была внедрена в 2002 году и включает в себя несколько разделов: математика, аналогии и дополнения, чтение и понимание, практическая грамматика родного языка. Как сообщили в Минобразования Кыргызстана, «с 2011 года результаты Общереспубликанского тестирования обязательны для поступления не только на грантовую (то есть бюджетную. – Прим. «Ферганы») форму обучения, но и дневную контрактную форму обучения».

До 2013 года тестирование проводилось на трёх языках — киргизском, русском и узбекском. После отмены ОРТ на узбекском языке выпускники узбекских школ могут на выбор проходить тестирование на киргизском или русском языках.

Кыргызстан и Узбекистан – как два корабля

В советское время преподавательский состав для узбекских школ Киргизии готовился в вузах Узбекистана. Молодые специалисты, закончившие Андижанский или Ташкентский пединституты, направлялись в учебные заведения южных областей Кыргызстана, в места компактного проживания узбекского населения. В свою очередь, выпускники узбекских школ Кыргызстана за высшим образованием ездили в Узбекистан.

С развалом СССР пути двух соседних государств - Кыргызстана и Узбекистана - разошлись, словно корабли в море. Кыргызстан остался верен кириллическому алфавиту, а Узбекистан перешел на латиницу.

Узбекские учебники на кириллице оказались ненужными и были отправлены в Кыргызстан. На какой-то момент это восполнило недостаток учебников и помогло продержаться узбекскоязычной школьной среде Кыргызстана. Но за прошедшие с того времени почти три десятилетия эти учебники истрепались, а новых просто неоткуда брать.

Впрочем, нынешние выпускники узбекских школ не могут поступить в вузы Узбекистана хотя бы потому, что не приучены читать и писать на латинице.

Потерянное поколение

Один из лидеров узбекской части населения Кыргызстана Бахтияр Фаттахов считает, что отмена тестирования на узбекском языке уменьшает шансы узбекской молодежи на получение высшего образования.

— Эта инициатива Министерства образования является прямым нарушением прав человека, — считает Бахтияр Азизович.

Какого мнения придерживаются педагоги, ведущие уроки на узбекском языке? Корреспондент «Ферганы» встретился с десятком учителей и директоров узбекских школ. Практически все они считают, что у узбекскоязычного образования в Кыргызстане нет никаких перспектив. Как рассказал,к примеру, директор русско-узбекской школы в Джалал-Абадской области, который согласился поговорить на условиях анонимности, в настоящее время уроки в узбекских классах представляют собой лекции.

— Преподаватель читает урок, а ученики за ним записывают, — пояснил директор. — Никаких учебников и пособий на узбекском языке давно нет. Преподаватели берут из учебников на русском или киргизском языке нужный урок, переводят на узбекский и потом его читают. Я и многие мои коллеги закончили Андижанский пединститут. А сейчас уже нет новых преподавателей.

— Как вы считаете, насколько качественное образование получают ученики узбекских школ?

— Сейчас качество образования очень низкое. Если расставить школы по ранжиру, на первом месте окажутся русские. Преподавание в них ведется по накатанной системе, еще есть преподаватели, пришедшие в советское время. Они и тянут основные предметы. И, конечно же, учебного материала на русском языке все-таки достаточно много. На втором месте – образование на киргизском языке, но это за счет массовости киргизских школ, а специалистов мало. Молодежь идти работать в школу не хочет из-за низкого престижа и маленькой зарплаты. Ну и самое некачественное образование - в узбекских школах. Здесь понятна причина - отсутствие узбекскоязычных преподавателей и учебных материалов.

— Отмена ОРТ на узбекском языке тоже стала причиной снижения качества образования?

— Безусловно. Скажу больше: само внедрение ОРТ, на мой взгляд, является ошибкой. Тестирование свело на нет ценность выпускных экзаменов и школьного аттестата. Раньше ведь как было: школьники усиленно готовились к выпускным экзаменам, чтобы в школьном аттестате были положительные оценки, а потом сдавали экзамены при поступлении в вуз. Тестирование нивелировало значение аттестата. Не важно, как ты сдашь экзамены, главное - получить высокие баллы на тестировании.

— Сколько выпускников узбекских классов вашей школы сдавали ОРТ в прошлом году?

— Не очень много, около 15 учеников, хотя выпускников два класса — это почти 60 человек. Кто-то захотел сдавать на русском языке, кто-то - на киргизском. После сдачи ОРТ я у них спросил, как они сдали тесты и довольны ли результатами. Почти все ответили, что вопросов не поняли и ответы ставили «от балды», лишь бы что-то отметить. Проблема в том, что выпускники узбекских школ не владеют в полной мере ни русским языком, ни киргизским. Сейчас десятки тысяч учеников узбекских школ - реально потерянное поколение, у которого нет никаких перспектив в плане образования и карьеры.

— Что, по вашему мнению, нужно делать, чтобы улучшить ситуацию?

— Когда в 2013 году отменили ОРТ на узбекском языке, надо было прекратить прием в узбекские классы. Дали бы возможность доучиться тем, кто уже ходил в узбекские школы, а принимать в них первоклассников не стоило. Образование на узбекском языке не актуально. В новом учебном году в нашей школе будут 9 первых классов, из них 8 классов с русским языком обучения, и всего один класс — примерно 25 учеников — с узбекским.

Второй вариант: сделать школьное образование на узбекском языке неполным, а в 10-11 классах преподавать на киргизском или русском языках. Это позволит ученикам в достаточной мере овладеть языком для последующей успешной сдачи ОРТ.

«Узбекский язык не нужен самим узбекам»

Некоторые сторонники тестирования на узбекском языке напоминают, что до недавних пор в Кыргызстане действовали два узбекских вуза - Киргизско-Узбекский Университет (КУУ) и Университет дружбы народов (больше известный как университет опального киргизского олигарха узбекского происхождения Кадыржана Батырова). Однако на деле преподавание в них велось на русском языке. Об этом «Фергане» рассказал выпускник «батыровского» университета юрист Уткир Джаббаров.

— Многие выпускники узбекских школ поступали в эти вузы исключительно по инерции, только из-за названия, — считает правозащитник. — Тот же Киргизско-Узбекский Университет таковым назывался лишь из-за наличия в нем факультета узбекского языка и литературы. Больше его «узбекскость» ни в чем не проявлялась. К слову, этот вуз теперь называется Ошским государственным социальным университетом. Может, оно и к лучшему. А в университете, в котором я учился, вообще не было факультетов на узбекском языке, все предметы велись на русском.

— Вы закончили узбекскую школу, а своих детей в какую отдали?

— Они учатся на русском языке. Объясню почему: обучение на узбекском языке мало того что бесперспективно, так и еще очень низкого качества. В той школе, где я учился, узбекские преподаватели – это такие старички и старушки, которые пришли еще в советское время. Заменить их некем, поэтому их держат. Чему они могут научить нынешних детей? Я знаю много родителей, которые из сел каждый день везут детей в город на учебу в русских школах. Даже по себе могу сказать, что большую часть своих знаний я получил, выучив русский язык в университете.

— Некоторые активисты считают отмену ОРТ на узбекском языке нарушением прав человека. Вы поддерживаете эту точку зрения?

— Я тоже одно время считал это нарушением. Мы с коллегами даже выступили с обращением к узбекскому населению нашей области, чтобы они поддержали ОРТ. Это было в 2013 году. Знаете, если в Оше около сотни родителей заявили, что хотят, чтобы их дети проходили тестирование на родном узбекском языке, то в Джалал-Абаде вообще никто не выступил. Все промолчали. Выходит, узбекам самим это и не нужно…

Руководитель правозащитной организации «Справедливость» Валентина Гриценко согласна с мнением, что при нынешнем положении вещей у образования на узбекском языке нет перспектив.

— Если люди ориентированы на жизнь в этой стране, они должны понимать, что высшее образование можно получить на киргизском или русском языках, соответственно, и учиться надо на них же, — считает Валентина Алексеевна. — Начальное образование необходимо оставить на родном языке, а далее готовить детей к обучению на государственном либо на официальном языке, чтобы потом они не оказались на обочине жизни. Но для этого необходимо вести разъяснительную работу среди людей. Нельзя насильственно переводить обучение на киргизский или русский языки, чтобы не вызвать волну протеста.

Что делать?

В статье 6 закона Кыргызстана «Об образовании» говорится, что «государство создает условия для обучения каждого гражданина государственному, официальному и одному международному языкам, начиная с учреждения дошкольного образования до основного общего образования. Обучение может проводиться также и на любом другом языке при наличии соответствующих условий».

По тому же Закону среднее общее образование (10-11 классы) является общедоступным, но не обязательным. Именно в старших классах выпускники готовятся к поступлению в вуз. Как показывает действительность, для учащихся узбекских школ Кыргызстана не создаются условия для получения качественного школьного образования, не говоря уже о возможности получения высшего.

Так нужно ли образование на узбекском языке в Кыргызстане или нет? Вопрос этот необходимо из политической плоскости перенести в практическую и соотнести с действительностью. Власти должны ответить, хотят ли они видеть представителей узбекского этноса Кыргызстана в социальной жизни страны и какие меры они могут предложить, чтобы узбекская молодежь получала качественное образование.

Улугбек Бабакулов

Международное информационное агентство «Фергана»

 


РЕКЛАМА