12 Декабрь 2017


Новости Центральной Азии

Блеф или «бараньи бои» Аркадага? Борьба с коррупцией в Туркменистане набирает обороты

В новейшей истории независимого и нейтрального Туркменистана закрепилась традиция: если у правительства что-то не получается, - например, казна становится пустой и нечем гасить многомесячные долги по зарплате госслужащим, или запуганный народ находится на грани проявления недовольства, - власть в лице президента лихорадочно ищет «козлов отпущения».

Поиск жертвы ведется, как правило, в ближайшем окружении, и, как чабан, выбирающий в своей отаре откормленного жертвенного барана, так и Аркадаг останавливает свой выбор на самом тучном и упитанном, в смысле - набравшем вес и влияние, сколотившем собственный капитал, - «козле», на которого в итоге и повесит всех собак. Такие жертвенные «козлы» всегда отыщутся в высокопоставленном «стаде» среди вице-премьеров, хякимов (глав администраций), министров или руководителей правоохранительных органов.

Традицию эту придумал не Гурбангулы Бердымухамедов, а его предшественник Сапармурат Ниязов, который находил виноватых и назначал их источником всех неурядиц и жизненных проблем простого населения. В доказательство вины этих жертвенных госчиновников телевидение демонстрирует нажитое ими незаконным путем. Ведь все они были мздоимцами, как и те, которых сегодня находит Аркадаг («покровитель», официальный титул президента Гурбангулы Бердымухамедова. – Прим. «Ферганы»).

Сценарий пишется один в один с теми, что писались рукой Туркменбаши и его подручными: вначале идут громкие отставки и увольнения, затем аресты, обыски и в конце – демонстрационный показ по ТВ. Тут уже, как правило, перед телезрителями предстают не властные чины с лоснящимися физиономиями, с трудом прячущие животы за брючный ремень официального или форменного костюма, а обвиняемые или даже уже осужденные люди - жалкие, с осунувшимися лицами, обросшие многодневной щетиной, кающиеся во всех реальных и надуманных преступлениях, клятвенно заверяющие, что впредь «ни-ни!», умоляющие о пощаде.

Закадровый голос диктора внушает телезрителям, приникшим к экранам своих телевизоров и рассматривающим горы драгоценностей и ювелирных украшений, а также пачки денег в иностранной валюте: вот те, по чьей вине всем нам до сих пор плохо жилось; это они не давали стране развиваться и стремиться вперед «со скоростью ахалтекинского иноходца»; именно эти люди разоряли страну, присваивая себе деньги, ценности, движимое и недвижимое имущество...

Вот так исподволь, при этом пафосно, с использованием навязших оскоминой штампов телезрителей подводят к мысли: теперь, когда хапуги, взяточники и паразиты выведены на чистую воду и понесли суровое, но справедливое наказание, а наворованное ими добро возвращено государству, - именно теперь жить станет лучше, сытнее, богаче.

В свое время Ниязов делал так, что одним махом достигал сразу нескольких целей - и пар из разогретого общественного котла выпускал, и зарвавшихся чиновников лишал всего, включая свободу, и имидж самого справедливого правителя в глазах наивных обывателей поднимал. Теперь опыт Сапармурата Туркменбаши успешно использует Гурбангулы Аркадаг.

В мае 2017 года Бердымухамедов вдруг объявил борьбу с коррупцией. На сей раз виновными были назначены высокопоставленные работники прокуратуры и МВД, обвиненные во взяточничестве. Генеральный прокурор страны Аманмурат Халлыев был отстранен от должности и взят под стражу. Следующим шагом стала демонстрация по телевидению штабелями сложенных пачек денег в манатах и долларах, драгоценных камней, ювелирных украшений, золотых слитков.

Цель этой акции ясна – отвлечь население от невеселых дум о том, почему уже три месяца бюджетникам не выдают зарплату, куда делись деньги, на отсутствие которых ссылаются администрации госпредприятий и учреждений, и почему нехватка средств на покрытие текущих расходов предстоящей Азиады сказывается на простых людях.

А вот и те, из-за кого, надо думать, в стране стало плохо жить: 14 уличенных в коррупции бывших прокурорских работников областного и районного масштаба, начальник полиции города Байрамали, заведующая юридической консультацией района Бахарлы, несколько руководителей-хозяйственников из подведомственных Госконцерну «Туркменгаз» структур, Ассоциации пищепрома, ряда предприятий объединения «Туркменцемент» Министерства промышленности. Публично каются, свесив головы до подбородков, молят о прощении и пощаде. А масштабы коррупции огромны: если уж только у одного районного прокурора, как сообщает радио «Азатлык» (туркменская служба Радио Свобода), было конфисковано 15 миллионов долларов, что говорить о коррупционерах рангом гораздо выше.

Борьба или ее имитация?

Несомненно, подобные эмоциональные потрясения туркменского обывателя достигают поставленной цели. На какое-то время люди забывают про свои «мелкие» проблемы и проникаются верой в светлое будущее. Тем временем и должностные лица всерьез озаботились угрозой Аркадага о беспощадной борьбе с мздоимцами и коррупционерами в правоохранительной системе. Чего стоит предложение президента не применять впредь гуманные акты помилования и амнистии в отношении взяточников! Проблемы каждого дня на какое-то время отходят на второй-третий план.

Справедливости ради, нужно вспомнить, что за период своего правления Г.Бердымухамедов уже запрещал практику досрочного освобождения. Правда, тогда запрет касался наркоторговцев. Тысячи оптовых и мелкорозничных наркодилеров по всей стране лишились шанса выйти на свободу раньше отмеренного судом срока. Этот шаг в сочетании с ужесточением наказания за торговлю дурью и созданием специальной службы по борьбе с ней, по сути, помогли Бердымухамедову существенно очистить страну и общество от наркотиков. Не сказать, что сегодня зло в Туркменистане полностью искоренено, но зелье достать не так-то просто. Похоже, опыт борьбы с наркотиками Бердымухамедов намерен использовать и против коррупционеров.

В мае «Азатлык» со ссылкой на собственные источники в правительственных кругах сообщил о намерении властей Туркменистана создать специальный, не зависимый от других силовых и правоохранительных структур орган по борьбе с коррупцией. Сообщалось, что антикоррупционный орган, как и ныне упраздненная Госслужба по борьбе с наркотиками, получит широкие полномочия. Первого июня на заседании Совбеза Бердымухамедов утвердил спешно разработанную Госпрограмму по борьбе с коррупцией и создал Госслужбу по борьбе с экономическими преступлениями.

Почему спешно, почему второпях? Видно, градус людского недовольства проводимой внутренней политикой слишком повысился и стало трудно объяснять народу, что происходит и кто виноват. Необходимо срочно перевести стрелки на конкретных виновников, убедить электорат, что это «они» всему виной и борьба с «ними» поставит все на свои места.

Наивные туркмены из провинций проглотили наживку, поверили, что объявленная борьба с коррупцией в стране – не кампанейщина, а всерьез и надолго. Уж теперь-то земля будет гореть под ногами у взяточников, радуются сельчане, уверенные, что отныне им не придется отстегивать врачу в больнице за обследование или операцию, учительнице в школе - за хорошие оценки в аттестате, за поступление в вуз и другие «услуги», имеющие «свою» таксу.

Опытные эксперты и вышедшие в отставку старшие офицеры правоохранительных органов говорят, что все это – не более чем блеф со стороны Аркадага, и что коррупция – это не наркотики, всех взяточников все равно не удастся отправить на нары без права на помилование.

Один из экспертов, подполковник МНБ в отставке, сообщил в личной переписке в соцсетях: пока не будет изменена сама система подготовки, подбора и расстановки руководящих кадров, рассчитывать на искоренение коррупции не приходится. По его убеждению, все должности в стране продаются и покупаются. Нужно только знать две вещи – кому дать и сколько дать.

Например, в Дашогузском и Лебапском велаятах (областях), где уровень безработицы наиболее высок, должность простой уборщицы в офисе госучреждения стоит в пределах 1000 долларов. Дашь больше - начальник найдет повод, чтобы уволить работающую уборщицу и принять вместо нее тебя. Примерно такие же расценки в службе дорожной полиции: 1000 баксов, и водительская лицензия у тебя в кармане. Военный комиссар района или города за 3-5 тысяч «зеленых» может сделать так, что твой сын не будет служить в армии. Если военком не возьмет, то эту проблему за такую же сумму запросто решит медкомиссия, которая даст заключение о непригодности призывника к военной службе по состоянию здоровья. Чем круче должность чиновника или чем сложнее проблема, тем выше цена ее решения.

В сентябре 2013 года речь о борьбе со взяточничеством уже поднималась. Тогда своих должностей лишились два вице-премьера, прокуроры областей и города Ашхабада, глава налоговой службы, а также руководители ряда ведущих государственных госконцернов. Была озвучена сумма взятки, которую берут в высших эшелонах власти – от 600 тысяч долларов. Именно такие деньги отдал хяким Сердарабатского района вице-премьеру А.Егелееву, чтобы тот похлопотал перед президентом о его назначении главой администрации области.

«Все, у кого есть рот и руки, берут взятки», - говорят взяткодатели и взяткополучатели в свое оправдание.

Отставной подполковник нацбезопасности согласен с тем, что рыба гниет с головы, тем не менее не видит личного участия главы государства в коррупционных сделках. «Зачем ему мараться, - говорит он, - когда и так все финансы страны в его руках?»

По его твердому убеждению, главные коррупционеры сидят в президентском дворце и в правительстве, - это закоренелые аппаратчики, «серые кардиналы» туркменского истеблишмента, люди, которые имеют не только постоянный доступ к телу, но и определенное влияние на президента. Они не публичны, но их в руководящих кругах знают все, так как документы многих назначенцев проходят через их руки. Они всесильны в решении многих вопросов, их мнение учитывается президентом при решении кадровых или иных вопросов, их боятся все, включая шефов правоохранительных органов. Их фамилии можно прочитать в местных газетах под поздравительными телеграммами в адрес президента в дни праздников и иных важных событий.

«Они, как старые корни зубов в полости рта, - еще со времен Туркменбаши прочно сидят в президентском аппарате, - считает подполковник в отставке. - Глава государства сменился, а они все там же. И президент-стоматолог не решается выдернуть эту гниль. Видимо, у этих людей и на Бердымухамедова имеется убийственный компромат. Пока эти люди будут находиться в управлении делами президента и среди его помощников, коррупцию в Туркменистане не победить. Не удастся это сделать еще и потому, что в последние годы в коррупционных аферах стали активно участвовать многочисленные родственники Аркадага. Они так же, как и закоренелые аппаратчики, неприкасаемы. Поэтому все, что происходит сейчас: аресты, принятие антикоррупционных законов и госпрограмм, создание госструктуры по борьбе с экономическими преступлениями, – все это не более чем блеф, пыль в глаза людям».

Хюр, жанавар, хюр!

В северном и восточном регионах Туркменистана на свадьбах-тоях часто устраивают бараньи бои. Есть люди, которые только тем и занимаются, что откармливают своих питомцев, натаскивают их к сражениям за главный приз торжества. И вот в решающий день, выкрикивая команду «хюр, жанавар (скотинушка), хюр», они подталкивают своих баранов на нокаутирующий лобовой удар противника.

«Бердымухамедов – тот же распорядитель бараньих боев, - считает бывший подполковник КНБ, уволенный в начале 2002 года из органов безопасности, лишенный звания, госнаград, льгот и привилегий. - Только у Аркадага «бодаются» друг с другом не животные, а правоохранительные органы. То бьются один на один, то идут стенка на стенку, но правила устанавливает президент. Он же дает команду и полный карт-бланш какой-то одной стороне».

По словам источника, в мае 2017 года команду «хюр-хюр» получило Министерство нацбезопасности, а объектами для битья президент назначил прокуратуру и МВД.

«Есть у туркмен понятие «гезекли чемче» - ложка, которой едоки пользуются по очереди. Так вот, сейчас «переходная ложка», по воле Аркадага, оказалась у МНБ, и комитетчики постарались на славу. Результат побоища таков: свыше 50 прокурорских и полицейских чинов оказались на скамье подсудимых. Выполняя команду «хюр-хюр», МНБ вымещала свою старую обиду за 2002 год, когда прокуратура и МВД, действуя в тандеме, по команде Ниязова почти обезглавили руководство МНБ, отправив за решетку около 70 старших офицеров службы нацбезопасности. Но кто знает, в чьи руки будет передана завтра «гезекли чемче», какая структура получит команду «хюр-хюр». Если не помрем, то узнаем», - подытожил бывший туркменский чекист.

«Хлеба и зрелищ» требовала толпа еще со времен Ювенала. Туркменбаши удалось соединить воедино эти два людских желания. Население имело бесплатные социальные блага, дешевую еду и наслаждалось травлей и практически кровавыми зрелищами, которые правитель время от времени устраивал и показывал по телевизору.

Аркадаг отменил первую часть этого расхожего выражения, лишив народ бесплатных благ, то есть хлеба, оставив лишь томаша - зрелища. Устроит ли это туркменистанцев, покажет ближайшее время.

Вместо послесловия

После ареста, суда и конфискации имущества осужденных прокуроров среди работников правоохранительных и надзорных органов наблюдается паника. Чиновники налоговой службы, государственной таможни, казыетов (судов), высшей контрольной палаты, прокуратуры, МВД и МНБ, миграционной и санитарно-эпидемиологической службы, других ведомств лихорадочно перемещают нажитые нечестным путем деньги и ценности в дома своих дальних и близких родственников, переписывают на их имена движимое и недвижимое имущество. Знающие люди утверждают, что нотариусы пашут 24 часа в сутки, к некоторым высокопоставленным госчиновникам они приходят в полночь, дабы скрыть от посторонних глаз процедуру изменения собственника на имущество.

Однако, несмотря на страх, те, кому есть что терять, придерживаются поговорки «на бога надейся, а сам не плошай» и, ожидая команды «хюр-хюр», делают все для того, чтобы незаконно нажитое досталось внукам и правнукам.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА