19 Октябрь 2017

Новости Центральной Азии

Поможет ли смена прокурора Ташкента справедливо расследовать убийство Жасурбека Ибрагимова?

В Ташкенте 12 июня был назначен новый прокурор Шерзод Облокулов, который, по утверждениям источников, первым делом запросил дело о трагическом инциденте с участием студентов медицинского колледжа имени Боровского. А незадолго до этого события в прессе прошла информация, что полное расследование дела о смерти студента-второкурсника медколледжа Жасурбека Ибрагимова может занять у прокуратуры до трех, а то и до семи месяцев. Многовато, учитывая, что вроде бы все предельно ясно с обстоятельствами гибели подростка и количеством участников группового избиения (подробнее об этом деле можно узнать в специальной рубрике «Ферганы» «Дело Жасурбека Ибрагимова»). И все же хотелось бы надеяться, что новый назначенец окажется в расследовании этого резонансного преступления более расторопным, чем его предшественник.

Тем более что петиция с требованием наказать поименно каждого из виновных этой трагической истории, под которой подписалось около 20 тысяч человек, уже ждет своего часа на президентском столе. Хотя соответствующие органы оптимистично утверждают, что следствие идет полным ходом, и просят не беспокоиться, но у общественности есть веские основания для сомнений. Люди опасаются, что непрозрачный, практически закрытый характер следствия поможет преступникам избежать уголовной ответственности. Такое, увы, бывало не раз.

Одна из причин для тревоги - тот факт, что в настоящий момент под арестом находится, если верить органам дознания, лишь один из ключевых фигурантов дела - студент колледжа имени Боровского Ислом Туляганов, чьи родители являются профессиональными адвокатами. Остальные пятеро предполагаемых преступников, также принимавших активное участие в зверском избиении Жасура, продолжают оставаться на свободе. По предположениям пользователей соцсетей, делается все это с осознанным умыслом - «скосить» тюремный срок потенциальным преступникам. Ведь, согласно узбекскому законодательству, за преступления с участием группы лиц наказание почти вдвойне суровее.

Могли ли медики спасти Жасура?

Социально активные граждане также надеются получить у нового прокурора правовую оценку действиям медиков, в частности, руководству детской клинической больницы №5 (ныне №1), что на Юнусабаде.

«Почему они (имеется в виду названное выше медучреждение. – Прим. «Ферганы») отказали в приеме и экстренной помощи умирающему мальчику, хотя у них в арсенале имеется все необходимое для оказания оперативных медуслуг, включая хирургические и реанимационные? Ладно, больница №17 (тот же Юнусабадский район) – там должны заниматься взрослыми больными. В целом причина отказов лежит наверху: чтобы не портить «гладкую» статистику отчетности – за любые форс-мажоры, не говоря уже о смертельных случаях, медиков подвергают тяжким «поркам». Не теряй «скорая» драгоценного времени, как знать, возможно, парня можно было еще спасти», - эмоционально рассуждает один из детских врачей-травматологов.

Однако, по мнению специалистов из детской хирургической больницы №2 Мирзо-Улугбекского района Ташкента, где получившему тяжкие увечья подростку и были проведены первые две операции, врачи тут ни при чем. У Жасурбека в силу тяжести полученных телесных повреждений с самого начала не было шансов на спасение, считают они. Следует отметить, что Жасур поступил в эту больницу 3 мая, а первая операция была сделана ему лишь два дня спустя - после тщательных обследований.

«Его [Жасурбека] сначала хотели положить у нас в отделение травматологии, он еле шевелил руками-ногами, не мог даже нагнуться, кричал от невыносимой боли, - вспоминает один из детских хирургов больницы №2, попросив не разглашать его имени. - А когда потерял сознание во время обследования, его сразу же определили в реанимацию и держали под сильными обезболивающими препаратами, но даже это не помогало - состояние больного было крайне тяжелое. Практически все врачи снимали на свои телефоны-камеры следы пыток, зафиксированные на теле мальчика. К примеру, на его животе жертвы отпечатался след от подошвы обуви».

Первую операцию (после МРТ и серии прочих обследований) провели силами наших докторов, а на вторую пригласили профессионального специалиста из 16-й горбольницы. Когда пошла череда комиссий и проверок, он написал рапорт с объяснениями причин того, почему с оперативным вмешательством тянули два дня. Долго после этого нас еще трясли. Вот и 13-го июня были новые проверяющие из горпрокуратуры, они затребовали рентгеновские снимки Жасура, а главврач потом ругал врачей за то, что дали. Впрочем, один из наших уважаемых профессоров сразу же, как только поступил к нам этот тяжелый мальчик, сказал, что спасти его вряд ли удастся - его травмы были не совместимы с жизнью. Даже если бы реанимационные действия начались с первых минут его поступления в клинику. Даже если бы мы его сразу «вскрыли», то все равно ничего бы на тот момент не увидели, кроме месива кровавых сгустков - все внутри было в обширных кровоизлияниях и гематомах. Потому и нужны были обследования», - поясняет врач.

Отпечаток подошвы обуви на животе Жасурбека, оставленный его истязателями. В распоряжении «Ферганы» есть несколько еще более шокирующих фотографий следов насилия над погибшим парнем, но из этических соображений мы их не публикуем

От чего зависит верность клятве Гиппократа

Вместе с тем, по словам врача, страх перед «порчей» отчетности нередко становится причиной того, что люди в белых халатах начисто забывают о данной им когда-то клятве Гиппократа.

«Часто бывает так, что «тяжелые» дети по много дней лежат не диагностированные. Либо у них нет наших, «хирургических», проблем, либо их нужно переводить в другие клиники, поскольку у нас нет необходимой аппаратуры для этого. Но, как правило, медучреждения не желают связываться со случаями, от которых исходит потенциальная опасность. Вот у нас, к примеру, лежит такой пятимесячный малыш, и не единожды нашими врачами уже предпринимались попытки договориться с руководством других медучреждений - с САМПИ, детской больницей №1 (бывшая №5 на Юнусабаде) - о необходимости его срочного перевода к ним. Но вопрос пока открыт.

Ну, а наш главврач Сабиров вместо того, чтобы решать вопросы оказания помощи конкретным больным, занимается вымогательством денег со своих подчиненных, чтобы с их помощью снять проблемы, связанные с его неразумной деятельностью, которые обнаруживаются во время регулярных проверок сверху. Не хотелось об этом говорить, но наболело: на днях он выпросил у и.о. заведующей аптекой по имени Дильбар 200 тысяч сумов (более $50 по официальному курсу или $24 по реальному) - якобы для того, чтобы закрыть проблему с составлением «хорошего» акта по следам предыдущей контрольно-проверочной комиссии из горздрава. А позже подошел к ней и сообщил, что Шоира Ураковна (руководитель той комиссии) недовольна предложенной суммой - нужно «скинуться» еще по $50. Вроде Дильбар больше не смогла дать, да ей и вовсе не надо было давать - прикрывать чужие грехи (она тогда работала на другой должности)», - делится наболевшим детский хирург из горбольницы №2.

Также в ходе разговора выяснилось, что с 9 июня в детской хирургической больнице №2 лежит 10-летний мальчик из области, которого все это время рвало кровью, а еще шла кровь из анального отверстия. Ему постоянно вливают донорскую кровь. Сейчас, говорят, состояние у него стабилизировалось, но уровень гемоглобина очень низкий, нужно поднимать. При этом малышу до сих пор еще не поставлен точный диагноз. Причины те же - нет условий, специальной медаппаратуры. Состояние маленького пациента вызывает серьезную тревогу. Хотя, когда готовился этот материал, стало известно, что вопрос, кажется, сдвинулся с мертвой точки: по поступившей информации, ребенка готовы принять в НИИ педиатрии.

Остается надеяться, что этому мальчику медики успеют помочь. А новый глава столичной прокуратуры Шерзод Облокулов обратит внимание на описанные выше проблемы и лично примет меры.

* * *

Напомним, 3 мая 2017 года учащийся 2-го курса медицинского колледжа имени Боровского Жасур Ибрагимов был жестоко избит группой однокурсников и доставлен с тяжелыми телесными повреждениями в Ташкентскую городскую детскую хирургическую больницу №2 (бывшая №14). Несмотря на проведенные медиками пять сложнейших операций, из-за травм, не совместимых с жизнью, 1 июня подросток скончался в 16-й горбольнице.

Под давлением общественности УВД Мирабадского района возбудило уголовное дело по статье 104 Уголовного кодекса Узбекистана («Умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего»). Вопреки поданному 5 мая матерью пострадавшего заявлению, дело было принято к производству столичной прокуратурой лишь 4 июня. Попытки следственных органов прикрыть свое бездействие «доследственным расследованием», на которое законом отводится всего 10 суток, а не месяц, не увенчались успехом.

На основании собранных доказательств в качестве обвиняемого привлечен пока лишь один из 6 предполагаемых участников избиения — Исломбек Туляганов, однокурсник покойного Жасура Ибрагимова. Он находится под стражей.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»




РЕКЛАМА