16 Август 2017

Новости Центральной Азии

Ташкентским врачам деньги так и не вернули. Прокуратура бессильна?

«Фергана» недавно рассказывала о скандале в детской горбольнице Ташкента, где главврач без согласия работников удержал с их зарплат деньги для перечисления в районный филиал фонда «Махалля». Тогда против самоуправства руководителя выступила член профкома больницы Лариса Кузнецова, которая обратилась с жалобами в виртуальную приемную президента, а после этого – в прокуратуру и другие инстанции. Главврачу объявили выговор, но незаконно удержанные деньги сотрудникам медучреждения так и не вернули. Продолжение этой истории – в нашем новом материале.

Самоуправство как залог карьерного роста

Вот уже почти 5 месяцев сотрудники детской хирургической клинической больницы №2 (бывшая №14), что в Мирзо-Улугбекском районе Ташкента, ждут обещанного главврачом Даниёром Сабировым возврата незаконно удержанных из их зарплат отчислений. Деньги были высчитаны в нарушение статьи 164 Трудового кодекса, без письменного на то согласия работников трудового коллектива, но представлено это было как добровольный акт благотворительности для покрытия нужд районного фонда «Махалля», курируемого районным хокимиятом (администрацией). А если рассматривать самовольное распоряжение главврача в разрезе Уголовного кодекса, то оно легко подпадает под статью 229 («Самоуправство»). Однако прокуратура, которая в курсе происходящего, по-видимому, так не считает.

Несмотря на множество преград, чинимых бюрократами, заведующая лабораторией и член профсоюзного комитета по конфликтным ситуациям детской больницы Лариса Кузнецова пытается призвать к ответственности главврача Сабирова. Благодаря многократным обращениям в виртуальную приемную президента, ей уже удалось предотвратить не одно нарушение со стороны руководителя, озабоченного не столько хирургическими проблемами и здоровьем детей, сколько собственными карьерными интересами. В частности, Кузнецова «отвоевала» незаконно уволенных опытных работников своей лаборатории и пресекла коммерческую деятельность непонятно откуда взявшейся на территории медучреждения (очевидно, не без согласия главврача) частной лаборатории «InVivo».

- Когда сотрудники больницы пытались объяснить Сабирову неправомочность его действий, он бил себя в грудь и обещал компенсировать премиальными собранные с нас деньги. Однако по сей день, начиная с марта, изъятые средства людям не возвращены, а главврач избегает ответа. И это несмотря на то, что только по одному данному вопросу я не менее 5-6 раз обращалась в виртуальную приемную президента, в Генпрокуратуру и в Сенат Олий Мажлиса (парламента), - рассказывает Кузнецова. - Главврач, видимо, чувствует себя свободным от наказаний, поскольку надеется на поддержку своих высоких покровителей, чьи негласные распоряжения он исполняет. Поэтому с легкостью подписывает внутренние приказы о сокращении-увольнении грамотных специалистов, обещая принять на их места других, пусть даже случайных людей; отправляет санитарок на мойку-чистку подъездов жилых домов на тех участках, которые должен посетить президент; заставляет медиков делать ремонт и уборку за свой счет.

- Для нашего главврача его нынешняя должность – трамплин, чтобы «проскочить» во власть. Внутренние проблемы его не волнуют, зато готов исполнить любые незаконные требования своих кураторов из властной верхушки – пусть даже в ущерб больничным интересам. Этот человек сейчас спит и видит, что вот-вот прорвется в депутаты, не зря ведь он возглавляет больничную ячейку партии «Адолат» («Справедливость»), - в сердцах рассказывает Лариса Владимировна.

К слову, в одной из передач, подготовленных узбекским телевидением и продемонстрированных 16 июля, президент Шавкат Мирзиёев прошелся с резкой критикой по всем четырем узбекским «партиям-близнецам», от деятельности которых никакой пользы. Досталось и партии «Адолат», которую давно бы пора переименовать - справедливостью там и не пахнет, зато немало преференций и прочих материальных бонусов – вплоть до квартир – для начальства.

Чиновничьи отписки

Кузнецова намерена бороться до конца, чтобы заставить руководство детской больницы вернуть пострадавшим сотрудникам их незаконно удержанные деньги. Но борьба эта сопряжена для нее с постоянным нервным стрессом - прокуратура, призванная по долгу службы способствовать восстановлению справедливости, фактически выступает в роли защитника человека, регулярно нарушающего права своих работников.

- За все это время я получила от горздрава и прокуратуры на свои обращения серию безграмотных отписок, а если быть точнее – сама за ними бегала (копии ответов Ларисе Кузнецовой со стороны госструктур есть в распоряжении «Ферганы»), - продолжает Кузнецова. – Казалось бы, что тут рассматривать – обязуйте письменно главврача, пусть даже с собственной зарплаты, вернуть людям принудительно взысканные с них суммы, и дело с концом. Но прокуроры, признавая его вину, на основании чего горздрав объявляет ему выговор, при этом никаких предписаний о необходимости покрытия подлежащей к выплате суммы не дают. Довольно странное поведение для сотрудников правового ведомства. По расчетам контрольно-ревизионного управления (КРУ), которое по поручению Генпрокуратуры в течение нескольких дней занималось этим вопросом, сумма компенсации для 104 сотрудников, написавших отказ от участия в благотворительном мероприятии в пользу общественного фонда «Махалля», равна порядка 3 млн 700 тысяч сумов ($915 по официальному курсу или $438 по курсу «черного рынка»).

В письме горздрава от 5 мая за подписью теперь уже бывшего главы управления А.Ибатова говорится, что, дескать, Сабиров уже компенсировал неправомерно высчитанные деньги 200 сотрудникам коллектива, хотя это была наша обычная квартальная премия. Следом получаю ответ от уже нового управленца – и.о. начальника управления У.Эгамбердиева, который переходит чуть ли не в наступление: «С вашей заработной платы в фонд «Махалля» не производилось удержания». Но я ведь не о себе забочусь, – отмечает Кузнецова.

Как член профкома она продолжает настаивать на своем требовании решить вопрос с возвратом людям удержанных с их зарплат денег, и отправляет в контролирующие инстанции новые заявки. Последний ответ (от 28 июня) - за подписью прокурора Ташкента Шерзода Облокулова - Кузнецова получила из столичной прокуратуры (орфография сохранена): «Эти удержанные с заработной платы деньги, 104 сотрудникам Городской детской хирургической клинической больницы №2 будут выплачены в июле месяце 2017 года вместе с их заработной платой за июнь месяц 2017 года». И в конце письма - традиционная приписка, что в случае «несогласия» с действиями руководства горбольницы «вы вправе обжаловать их». Но никаких доплат вместе с июньской зарплатой, как было обещано прокурором, медики так и не получили.

- Об этом ответе от 28 июня я тоже узнала, непосредственно прибыв за ним в народную приемную 3 июля. Возмутившись, тут же попросила юриста подготовить новое обращение. Пусть, наконец, уже выдадут предписание на имя главврача об обязательной выплате незаконно удержанных им почти 4 миллионов сумов. Причем деньги должны быть выплачены им из личного бюджета, а не из скудных больничных средств. Ведь тут ничего и доказывать не надо: налицо нарушение закона, значит - плати, - говорит Лариса Владимировна.

Экономия на анестезистах

Медработники, чьи скудные зарплаты без их согласия, а зачастую и без ведома, регулярно распределяются то на подписку, то на благотворительность, то на благоустройство и еще многое другое, уже не верят, что справедливость когда-нибудь может восторжествовать.

А на днях главврач Сабиров по собственному разумению решил сократить второй пост анестезистов, сэкономить на «лишних» кадрах – их всего-то на всю клинику 14 женщин, и у каждой есть малые дети, а зарплаты у них теперь не превышают 350 тысяч сумов ($87 по официальному курсу). Сестры-анестезисты наблюдают за маленькими пациентами в палатах, пока те не проснутся после операционного наркоза.

Поскольку операций много, сокращение сразу сказалось: в силу нехватки рабочих рук возле одного из больных малышей никого не оказалось, и он в полубессознательном состоянии упал с кровати на пол – со всеми торчащими катетерами-проводами. Другой случай: на одном койко-месте оказались сразу два прооперированных ребенка, лежащих «валетом» – кто-то из сотрудников, видимо, занес беспомощных после операции детей в палату и помчался по своим делам, оставив их без присмотра.

- С августа Даниёр Мирахмадович хочет провести довольно странную ротацию кадров – поменять местами анестезистов и медсестер реанимационного отделения. Но это очень опасная затея: чтобы научиться премудростям той или иной профессии, нужно время, а здесь речь идет о здоровье и жизни больных, тем более детей. В реанимации особые требования. Каждый хорош на своем рабочем месте – такая необдуманность может дорого стоить. К тому же, по положению, на работу в отделение реанимации должны принимать медсестер, чей стаж работы составляет не менее пяти лет, - пояснила одна из анестезистов.

По ее словам, главврач самоуправствует, отвечая на каждое возражение недовольных, что он – работодатель и ему виднее, как и с кем поступить: «Если не согласны – увольняйтесь, при составлении рабочего договора вы обязались подчиняться моим внутренним приказам». Уволенные анестезисты намерены обратиться с жалобой на главврача в соответствующие ведомства.

О тараканах, комарах и нехватке инвентаря

Судя по самоуверенности и дерзости этого человека, легко поверить слухам: Сабиров имеет свою «крышу» повсюду, в том числе и в городской прокуратуре, и пользуется покровительством 34-летнего хокима (главы администрации) района Шерзода Кудбиева, беспрекословно исполняя его, мягко говоря, не совсем законные распоряжения.

- Руководство больницы не устает твердить, что нет средств даже на закупку необходимого для работы медицинского инструментария, элементарных одноразовых перчаток, но когда дело касается интересов различных фондов, деньги находятся всегда, - недоумевает Лариса Кузнецова. – На каждой пятиминутке хирурги напоминают главврачу о нехватке операционного инструментария – стерилизационное отделение работает в авральном режиме, не успевает поставлять приборы в соответствии с нормативными требованиями, зачастую приходится использовать «сырые» инструменты. Что это означает в хирургии, где работают с кровью, говорить излишне.

- Сейчас у нас, к примеру, отделение гнойной хирургии переполнено. Это связано с тем, что медучреждения города по очереди закрываются на плановую мойку (у нас она прошла в начале июля), и всех больных из других детских больниц стали возить к нам. В нашей лаборатории до сих пор – уже более двух месяцев – нет водопроводного крана, и лаборанты вынуждены отлучаться для мытья рук в другие кабинеты, хотя, согласно предписанию СЭС, своя мойка должна быть в каждой комнате. Главврач слушает, кивает, и на этом ставится точка. А ведь случись где какое ЧП – в первую очередь спросят с врачей, - замечает Кузнецова.

Ее удручает, что все внутренние проблемы больницы так или иначе сказываются на здоровье маленьких пациентов. Вроде бы провели санобработку от насекомых в помещениях, немалые деньги вбухали, а результат практически нулевой. Количество тараканов таково, что днем они спокойно «разгуливают» по детским кроватям и тумбочкам, а из-за катастрофического обилия комаров многих детей после операции родители просто вынуждены забирать домой, хотя они должны находиться под строгим наблюдением врачей.

- Проблем у нас предостаточно, и мы готовы поддержать руководство при желании их решить. Но обидно, что этого желания-то и не наблюдается. А ведь в свое время, когда искали кандидатуру нового главврача, я сама хлопотала за этого человека – думала, что инициативный молодой хирург сумеет вывести клинику на передовые позиции. Однако сильно ошибалась – не врачеватель он, а карьерист, – горестно вздыхает Кузнецова.

Соб. инф.

Международное информационное агентство «Фергана»






  • РЕКЛАМА

    Паблик «Ферганы» в Фейсбуке